— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
30.01.2018 12:07

Пластические операции со смертельным исходом

Каждый случай летального исхода тщательно расследуется правоохранительными органами

Алина Березовская

«Лягу на операционный стол и проснусь красивым», — обычные мысли любого пациента, обратившегося к пластическому хирургу. К сожалению, статистика неумолима: не все пациенты просыпаются после эстетической операции. Процент смертей в пластической хирургии очень низок, но ценна каждая человеческая жизнь. Поэтому каждый случай летального исхода тщательно расследуется правоохранительными органами, чтобы определить истинные причины смерти. Часто ли ошибка хирурга становилась началом конца для пациента в России?

За прошлый год сообщения о смертях в клиниках пластической хирургии не раз появлялись в топе федеральных новостей. Кто оперировал, в каких городах произошли несчастья, почему операции закончились летальным исходом?

Волгоградка умерла во время операции по коррекции подбородка

Волгоградка Мария Д. умерла от анафилактического шока

Трагедия произошла в ноябре 2016-го года. 23-летняя Мария, студентка пятого курса Волгоградского медуниверситета, решила улучшить форму лица и сделать ментопластику. Для достижения своей цели Мария обратилась в известную в городе клинику «Изабелла», где руководитель медцентра Марсело Нтире стал её пластическим хирургом. Последний занимался эстетическими операциями более 17 лет. О медицинском заведении имелись разные отзывы, однако до этого случая не было ни одной смерти. Как говорят источники, окончательное решение в пользу клиники «Изабелла» студентка приняла из-за возможности сделать операцию в рассрочку, поскольку оплатить всю сумму сразу волгоградка была не в состоянии.

В назначенный день девушка пришла в клинику, однако в операционной дело не пошло дальше анестезии. В начале вмешательства один из уколов вызвал судороги, медики сумели их устранить, но на всякий случай вызвали «скорую помощь». Вскоре приступ судорог повторился, бригада не успела приехать так быстро — 23-летняя пациентка умерла на операционном столе. Трагедия шокировала не только родителей, у которых Мария была единственной дочерью, но и весь город. Правоохранительные органы тут же взялись за проверку учреждения, хирурга и условий, в которых проводилась пластическая операция.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что девушка погибла от анафилактического шока, вызванного анестезирующим препаратом «Убистезин». В ходе расследования выяснился ряд грубейших нарушений. Во-первых, по сообщениям пресс-службы , пациентка не прошла обязательный в таких случаях предоперационный осмотр, который бы показал наличие хронической патологии. Оперирующий хирург остался в неведении насчёт имеющегося у девушки заболевания. Во-вторых, пластическая операция проводилась без врача анестезиолога-реаниматолога. Именно этот доктор, по утверждению следователей, мог бы спасти Марию. Но такого специалиста не было не то что в операционной, а вообще в клинике. Хотя за 3 года до трагедии волгоградский Минздрав предписал руководителю клиники ввести анестезиолога в штат медучреждения. По факту смерти пациентки и проведения проверки было заведено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека».

В Волгограде пластическая операция проводилась без анестезиолога-реаниматолога. Именно этот доктор, утверждают следователей, мог бы спасти пациентку

Главным обвиняемым стал Марсело Нтире, директор клиники «Изабелла». Своей вины в смерти пациентки хирург не признает, настаивая, что две экспертизы показали невиновность медиков. В ответ на обвинения об отсутствии анестезиолога, руководитель медцентра заявлял, что имеет право работать без врача-анестезиолога. По словам Нтире, специалист такого профиля в обязательном порядке должен быть только в стационарах, коим его клиника не является.

В ноябре прошлого года дело наконец было передано в суд. В конце 2017-го прошло два заседания, однако на втором сторона защиты заявила о смене адвоката. В результате слушание было перенесено, поскольку новому юристу пластического хирурга требуется время для ознакомления дела. Максимальное наказание, которое грозит Марсело Нтире в случае признания его виновным — 6 лет лишения свободы.

Трагедия в Северной Осетии

В начале марта жительница Владикавказа умерла после операции по абдоминопластике и липосакции, проведенной в республиканской клинической больнице. Как оказалось, в ходе пластической операции хирург допустил многочисленные повреждения (проколы) тощей кишки. Травмы повлекли за собой развитие перитонита. Пациентку перевели в другой медцентр, где ей удалили часть поврежденного органа (почти 1 метр). Но эта операция не смогла спасти женщину — она скончалась.

Следственное управление Следственного комитета по Северной Осетии начало расследование этого инцидента только после появления информации в социальной сети. Никто не подавал никаких заявлений в правоохранительные органы. В результате проверки выяснилось, что пластический хирург не является сотрудником республиканской больницы, а клиника не имеет лицензии на проведение пластических операций. По итогам проверки дело завели не по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», а по статье 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности».

Институт пластической хирургии и косметологии на Ольховке

Смерть на Ольховке

В марте 2017 года в Институте пластической хирургии и косметологии, расположенном на Ольховской улице в Москве, умерла 48-летняя пациентка. Ираида жила в столице, планировала сделать блефаропластику — операцию по подтяжке век, чтобы выглядеть моложе. И хотя традиционно пластика век считается несложным хирургическим вмешательством, для Ираиды она стала фатальной.

Сама операция произошла без осложнений, после блефаропластики женщину оставили на сутки в клинике, чтобы проследить за ходом реабилитации. Но сразу после пробуждения от наркоза пациентка пожаловалась на сильные боли во всем теле. Москвичке стало хуже на следующий день, её сразу же перевели в реанимацию, но спасти её не удалось. Информацию о том, кто был оперирующим хирургом пациентки, общественности раскрывать не стали ни в самом Институте, ни в СК РФ по г. Москве, который сразу же взялся за доследственную проверку смертельного случая.

Внутренняя проверка проводилась и самим медучреждением. Её результаты огласил общественности замгендиректор по клинико-экспертной работе Института хирургии Михаил Павлюк. По словам сотрудника, причинно-следственной связи между действиями специалистов клиники и смертью пациентки установлено не было. В свою очередь, старший помощник руководителя ГСУ СК России по Москве Юлия Иванова рассказала, что наиболее вероятной причиной смерти пациентки стало нарушение работы сердечно-сосудистой системы — тромбоэмболия. Точную причину смерти должна была выяснить экспертиза. С марта прошлого года правоохранительные органы не делали каких-либо заявлений по этому поводу, что означает, что судмедэкспертиза подтвердила первоначальную теорию.

17-летняя героиня передачи «Пусть говорят» не смогла воссоединиться с семьей

17-летняя героиня передачи

В июне заголовки пестрели новостями о смерти несовершеннолетней пациентки после пластической операции. Речь шла о 17-летней жительнице Ростовской области, страдающей синдромом Гольденхара. Из-за генетических нарушений Екатерина Б. родилась без одного глаза, с асимметричным лицом и деформированными ушными раковинами. Акушеры сказали её матери, что из-за таких патологий младенец скоро умрёт, после чего женщина приняла решение оставить ребенка в роддоме. Но Катя выросла и надеялась, что когда-нибудь встретит свою маму. Воспитатели в Азовском детдоме смогли воплотить желание девочки в реальность. И хотя мать была удивлена, что её дочь всё ещё жива, они наладили общение. В то же время забирать в семью, где у женщины уже было двое сыновей, мама Кати не спешила. Женщина, как она утверждала, опасалась негативной реакции окружающих: мать не хотела, чтобы жители деревни обижали и оскорбляли воспитанницу детдома из-за её внешности. «Вот если бы можно было сделать ей пластическую операцию, я бы тут же забрала её», — мечтала женщина.

Случай представился, когда в Россию приехал известный австралиец Ник Вуйчич, родившийся без рук и ног. Он участвовал в программе «Пусть говорят», на эфир которой попали и обычные россияне, имеющие подобные сложности с внешностью. Тогда-то Катя и стала героиней телешоу, в ходе которого московский пластический хирург Андрей Ищенко пообещал помочь ей избавиться от дефектов внешности и вернуться в семью.

Заголовки СМИ пестрели новостями о смерти несовершеннолетней героини ток-шоу после пластической операции у московского хирурга

Своё слово врач сдержал. Восстановительные операции были разделены на несколько этапов, перед которыми девочка прошла все возможные обследования, чтобы исключить риски. Свои положительные заключения дали нейрохирурги, офтальмологи и многие другие узкие специалисты, которых Катя посещала в рамках обследования.

В ноябре 2016 года девочка прибыла в московскую клинику на Мичуринском проспекте к пластическому хирургу Андрею Ищенко, где ей поставили протезы в скуловой области и углу нижней челюсти, неправильно расположенные зубы удалили. Для создания симметрии ей трансплантировали жировую ткань в правую половину лица. Несколько месяцев у девочки ушло на реабилитацию, чтобы стало возможным продолжить восстановление внешности. Второй этап был запланирован на весну 2017 года. В марте юной ростовчанке сформировали веки, выполнили контурную пластику надглазничной и подглазничной областей бровей. 30 мая страдающей от синдрома Гольденхара была сформировано ухо и ложе для установки временного глазного протеза. Но поскольку девочка не совсем верно его устанавливала, на веках разошлись швы — понадобилась коррекционная операция, которая состоялась 13 июня. Наложение повторных швов заняло всего 40 минут, но этого хватило, чтобы в конце операции сердце несовершеннолетней пациентки перестало биться. 2,5 часа реанимационных действий не дали результата, и 17-летняя Катя умерла.

Следователи завели дело по факту смерти несовершеннолетней, но изначально в нём не было обвиняемых, как их не появилось и позже. По результатам вскрытия стало ясно, что причиной смерти девочки стали врожденные патологии внутренних органов, не поддающиеся диагностированию даже при самом подробном предоперационном обследовании. Вины пластического хирурга, тяжело перенесшему смерть пациентки Кати, выявлено не было.

Осенние печали

Осень считается наиболее популярным временем у пациентов пластических хирургов, операций проводится больше, поэтому и смертей в этот сезон больше.

Клиника пластической хирургии «Terra Somnia»

В сентябре в саратовской клинике «Terra Somnia» после блефаропластики скончался пациент. Мужчина не вышел из наркоза. В состоянии комы его перевели в областную больницу, но спасти его не удалось. В клинике заявили о непричастности своих сотрудников к смерти пациента и рассказали о том, что родственникам погибшего была дана вся информация по ситуации. Правоохранительные органы начали проверку по факту смерти пациента.

В этом же месяце печальная новость пришла из Краснодара. Там в клинике, расположенную по улице Олега Кошевого, женщина умерла на следующее утро после липосакции. Пациентке стало плохо в ночь после пластической операции. Реанимационные действия, которые проводили медики, не дали результата. Об итогах проверки на данный момент ничего неизвестно, хотя в самом начале следователь СО по Западному округу Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю Аркадий Пискунов делился деталями. По его словам, вся медицинская документация погибшей пациентки была изъята из медучреждения сотрудниками следственного комитета, под проверку попали и документы о наличии у клиники документов на право деятельности.

В октябре о смерти пациентки писали СМИ Ангарска. В Иркутском научном центре хирургии и травматологии умерла 54-летняя женщина, решившая сделать липосакцию. Операцию, длившуюся 5 с половиной часов, проводил пластический хирург Игорь Куклин. После удаления жира, однако, у ангарчанки возник свищ. В течение нескольких месяцев хирург убеждал женщину, что свищ пройдет самостоятельно, однако через полгода врач всё же признал необходимость повторного вмешательства. Во время вторичной операции женщина впала в кому, у 54-летней пациентки произошла остановка сердца, мозг испытал кислородное голодание. Как утверждали родственники, в коме виноваты пластический хирург и анестезиолог, которые ввели ангарчанке промедол. Не выходя из комы, спустя 3 недели после повторной операции пациентка скончалась. Причиной смерти был назван сепсис. Сегодня выяснением подробностей летального исхода операции занимается Следственный комитет Иркутской области.

Читайте также

Комментарии