— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
22.05.2018 16:49

Пациенты рассказывают, когда они решились на операцию

Откровенные и личные истории реальных людей

Всёопластике.ру

Узнавать информацию о пластических операциях, методиках проведения хирургического вмешательства, быть в курсе возможных осложнений — очень полезно, если вы готовитесь изменить внешность. Но при этом всегда интересно узнавать реальные и личные истории других людей, также решившихся на серьезный шаг и сделавших пластические операции. Каким образом пришла к ним мысль о необходимости хирургической коррекции лица и тела, принесла ли операция ожидаемое облегчение и красоту?

Корреспонденты нашего портала поговорили с 5-тью пациентами пластических хирургов. Они увеличили и уменьшили грудь, сделали пересадку волос и отопластику. Всем мы задали одинаковые вопросы. Что они думают о своей трансформации? Читайте их откровенные ответы.

Антонина Жиличева, 25 лет

Антонина Жиличева, 25 лет

Всёопластике.ру: Какая у вас была операция?

Антонина: Я сделала аугментационную маммопластику. Проще говоря, это было увеличение груди.

Всёопластике.ру: Можете ли вы описать момент, когда вы решили провести операцию?

Антонина: Я ненавидела свою плоскую грудь. В раннем подростковом возрасте я думала, что подожду и позволю своему телу развиваться, но в 21 год меня уже заинтересовала возможность увеличить грудь. Правда, серьёзно я задумалась об этом, только когда мне исполнилось 25 лет. Я всегда отпускала шутки насчёт своей «особенности». Это было действительно смешно для меня, пока однажды один из коллег-мужчин не пошутил насчёт того, что его грудь больше моей. Это оказалось последней каплей. Понимаете, я действительно уверена в себе, но при этом я всегда считала себя, если можно так сказать, девяткой из десяти. При этом отсутствие груди было тем, почему я оценивала себя в 9 баллов, а не 10. Поэтому я подумала: «Почему нет?».

Я стала изучать этот вопрос и решила связаться с моей хорошей другом, у которой была увеличена грудь. Я обошла много хирургов, но ни один из них не казался мне правильным, но когда я посетила клинику, где в конечном итоге сделала операцию, я мгновенно успокоилась. Это звучит как клише, но я действительно почувствовала поддержку на той окончательной для меня консультации. Все мои негативные мысли о пластической хирургии были уничтожены в ходе одной беседы.

После того, как я уже это сделала, я была немного в шоке. Раньше у меня всегда было негативное восприятие пластической хирургии, людей, которые делали эти операции. Я имею в виду, что, лежа в постели в компрессионном белье, осознание того, что я только что увеличила свою грудь стало для меня абсолютным шоком. Мои руки не поднимались, потому что это было тяжело. Я помню, что в какой-то момент я подумала: «Что я сделала с собой?». Но я хотела посмотреть, как это будет выглядеть в конечном итоге, я боялась, что вдруг всё пошло не так. Все эти мысли проносились в моей голове, но теперь я уверена, что это было отличным решением.

Всёопластике.ру: Как изменилась ваша жизнь с тех пор?

Антонина: Вы знаете, уверенность — удивительная штука. Я встретила своего бойфренда через месяц после операции, и изначально я думала, что он будет осуждать меня из-за силиконовой груди. Я боялась, что он относится к тем людям, кто придерживается консервативных взглядов. Но принять себя, а также заставить кого-то принять меня — это отлично. Моя мать поддерживала меня в течение вего этого периода. Мой отец и брат еще не знают, мои родители разведены и мы не так уж часто видимся. Если они заметят и скажут что-нибудь об этом, я с радостью расскажу об этом, но на самом деле я не собираюсь сама говорить: «Эй, папа, угадай, что?». Сейчас мне 25, но мне кажется, что я лишь сейчас испытываю половое созревание: теперь я действительно хочу надевать платье и почувствовать себя женщиной, которой я всегда хотела быть.

Тимофей Фрязин, 33 года

Тимофей Фрязин, 33 года

Всёопластике.ру: Какая у вас была операция?

Тимофей: У меня была пересадка волос, которая также известна как трансплантация FUE. Как правило, у людей более плотные волосы сзади, чем спереди, потому что вы играете с ними, трогаете их меньше, поэтому они выступают в качестве доноров. В целом, мне пересадили 2000 волос — отдельные волоски. Удивительно, что хирурги могут просто перемещать волосы с одной области головы на другую. По сути, вы можете полностью переделать свою линию волос.

Всёопластике.ру: Можете ли вы описать момент, когда вы решили провести операцию?

Тимофей: Для меня выпадение волос произошло очень быстро. Я не испытывал проблем в течение многих лет, правда, были некоторые области, которые, я бы сказал, были немного прореженными, но потом я начал терять довольно много. Это дошло до того, что я стал очень застенчив. Все началось примерно через шесть месяцев после того, как я начал вести интернет-блог. Я понял, что мне нужно быть рядом с камерой, чтобы мои последователи могли видеть меня, узнавать меня. Я начал снимать уличные фотосессии с друзьями и другими блогерами, но я был в ужасе от того, как выглядели мои волосы на снимках. И ведь я никак не мог скрыть это. После этих ужасных фотографий я сразу решил сделать пересадку волос.

Всёопластике.ру: Как изменилась ваша жизнь с тех пор?

Тимофей: Моя уверенность достигла небывалых высот (смеется). Я могу делать любые прически и укладки. Да, волосы важны не только для девушек. Мне уже не надо редактировать фотографии так сильно, как раньше. Сейчас я принимаю себя таким, каким есть и это действительно прогресс для меня.

Марина Макарова, 27 лет

Марина Макарова, 27 лет

Всёопластике.ру: Какая у вас была операция?

Марина: У меня было увеличение груди. Довольно стандартная процедура в настоящее время.

Всёопластике.ру: Можете ли вы описать момент, когда вы решили провести операцию?

Марина: Это всегда было в моих мыслях, но я была немного не уверена, опасалась наркоза и так далее. Но потом я родила двоих детей, я кормила их обоих грудью. После того, как мой бюст совершенно перестал меня устраивать после грудного вскармливания, я решила сделать маммопластику. Так что это был момент, когда я закончила грудное вскармливание моего сына — тогда я поняла, что хочу увеличить грудь.

Всёопластике.ру: Как изменилась ваша жизнь с тех пор?

Марина: Я бы не сказала, что есть большая разница. Но я определенно чувствую себя намного увереннее.

Евгения Конова, 32 года

Евгения Конова, 32 года

Всёопластике.ру: Какая у вас была операция?

Евгения: Я уменьшила грудь.

Всёопластике.ру: Можете ли вы описать момент, когда вы решили провести операцию?

Евгения: Я хотела сделать операцию буквально годами. У меня просто не было денег, я копила пару лет. Я пережила много боли — люди не понимают, что делает с вами большая грудь. Боли в спине и шеи, пот, сыпь… А еще теряешь уверенность в себе, ведь приходится носить одежду, в которую помещалась грудь, но которая была огромной для остального тела. Просто какие-то тканевые мешки, а не одежда.

Всёопластике.ру: Как изменилась ваша жизнь с тех пор?

Евгения: Это действительно изменило вашу жизнь и повысило самооценку. Теперь я покупаю одежду, какую хочу и чувствую себя великолепно. Я могу надевать то, что будет мне по размеру, будет хорошо на мне сидеть. Мне нравится моя внешность, моя фигура, и это потрясающе, как изменился мой гардероб.

Жаннета Джалилова, 26 лет

Жаннета Джалилова, 26 лет

Всёопластике.ру: Какая у вас была операция?

Жаннета: Когда я была ребенком, у меня торчали уши. Но мне их подкорректировали — сделали отопластику.

Всёопластике.ру: Можете ли вы описать момент, когда вы решили провести операцию?

Жаннета: Это не было моим решением. Я родилась лопоухой, а мои родители решили, отопластика станет хорошим решением. Дело в том, что у моего отца действительно большие уши и в его детстве над ним издевались. Мои мама и папа решили оградить меня от подобных переживаний и отвели меня на операцию, когда мне было 6 лет.

Всёопластике.ру: Как изменилась ваша жизнь с тех пор?

Жаннета: Это было давно, поэтому не могу сказать, что были какие-то изменения. По сути, всю сознательную жизнь у меня нормальные уши. Но когда я была маленькой, я думала, что другие дети заметят, что у меня прооперированные уши и часто закрывала их волосами. Так что я не думаю, что детям стоит делать отопластику, поскольку это признак следования сексистскому, перфекционистскому обществу. Я бы не стала делать операцию своему ребенку, если он сам не скажет мне о таком желании. Мне кажется, что наоборот, подвергая ребенка улучшению внешности уже в детстве, родители показывают ему, что он несовершенен.

Читайте также

Комментарии