12.05.2022 17:50

Фото «до и после» могут вводить в заблуждение

«Это я на странице в социальной сети хирурга, но я выгляжу не так»

Ольга Веселова
Фото «до и после» могут вводить в заблуждение насчет пластической хирургии

Когда Мария* пришла в клинику — наполненное светом пространство в модном стиле и клинического шика в Москве, — она думала только об одном: укороченном топе.

«Я довольно худенькая, но у меня всегда были эти маленькие складки жира на животе», — говорит она. Поэтому, когда подруга оказалась в восторге от липосакции, она решила попробовать её в качестве подарка себе на день рождения — более плоский живот и уверенность в том, что она с энтузиазмом обнажит живот. Но операция заставила ее прикрыться больше, чем когда-либо прежде. «Сразу после того, как сняли повязку, я заметила проблему. У меня на животе была вмятина по диагонали», — говорит Мария.

Ежегодно сотни тысяч людей делают пластические операции и косметологические процедуры в России. Плохой исход, как у Марии, всё-таки не распространен. Однако осложнения имеют место. Самая распространенная проблема? Гематомы, которые по сути являются очень сильными синяками. До сих пор нет точных данных о минимально инвазивных методах коррекции в целом, включая инъекции и лазеры.

Фотографии «до и после» вводят в заблуждение

Однако схема процедур и операций 2022 года сильно отличается от той, что была 10 или даже 5 лет назад. И это усложняет и без того сложные косметические процедуры для всех участников, увеличивая вероятность неутешительных результатов. «Раньше люди приходили с фотографиями себя в молодости или с портретом кинозвезды», — говорит Светлана Пшонкина, кандидат медицинских наук, пластический хирург из Москвы. Теперь, говорит доктор, они приносят фотографии, которые явно были обработаны фотошопом, отфильтрованы или иным образом отредактированы. «Но вы никогда не сможете сравниться с этим. Хирургия — это не фотошоп».

По словам пластического хирурга Алексея Авдеева, из-за стирания границ между красотой и реальностью пациентам и врачам становится все труднее формулировать ожидания, что является неотъемлемой частью любой консультации. Хотя это может не увеличить вероятность, скажем, инфицированного рубца, тем не менее, это может привести к неудовлетворенности пациента. «Даже идеальная операция может не оправдать ожиданий», — говорит доктор Авдеев — и это может стать источником большого разочарования и печали пациентов».

Однако в некоторых случаях клиники и хирурги (или же их маркетологи) живут в альтернативной эстетической реальности, искажая ожидания пациентов.

Нередко можно встретить признания пациентов на форумах, где они пишут: «Это я на странице в социальной сети хирурга, но я выгляжу не так». Вот почему ряд экспертов рекомендует вернуться к старомодным, кожаным переплетам, книгам «до и после» в кабинетах врачей для более простого, но более точного описания их послужного списка.

Однако схема процедур и операций 2022 года сильно отличается от той, что была 10 или даже 5 лет назад

Когда Ольга* получила повреждение нервов и мышц после подтяжки лица, ее врач все еще загружал ее фото «до и после» на свою страницу в Instagram (организация запрещена в РФ). Он просто изменил «после», чтобы изображение получилось лучше. «Он повернул мою голову во время снимка, чтобы вы не увидели плохую часть», — говорит она.

Хирург Ольги — один из многих, кто добился успеха, демонстрируя свою работу в социальных сетях. Кому нужен опыт или квалификация, если у вас есть тематический ТикТок?

Доступность операций как риск

Доктор Светлана Грищенко также указывает на повышение доступности как на фактор, способствующий этому. Количество клиник в России увеличилось в несколько раз в период с 2010 по 2022 год.

«В случае, если что-то пойдет не так — будь то медицинское осложнение или неудовлетворительный результат — задача врача — найти путь вперед. Общая политика большинства пластических хирургов заключается в том, что в течение определенного периода времени (от шести месяцев до года), если пациент хочет чего-то немного другого, они проводят коррекцию, полностью или частично отказываясь от оплаты», — объясняет хирург.

Мария говорит, что после второй попытки ее клиника предоставила ей множество бесплатных процедур, чтобы свести к минимуму вмятину. По ее словам, это тоже не помогло.

Но пациент может не захотеть вернуться. «Я не хотела иметь с ним ничего общего», — делится переживаниями Ольга.

Эмоциональные побочные эффекты

Фотографии «до и после» вводят в заблуждение

Ольга рассказывает, что чувствовала себя грустной и изолированной от общества, и говорит: «Я много плачу». Эти чувства могут возникнуть у любого, у кого есть осложнения после операции (Ольга говорит, что она никогда не испытывала беспокойства до подтяжки лица), но они могут быть особенно острыми у тех, у кого в анамнезе были психические расстройства, которые, по словам врачей, следует выяснить во время первичной консультации.

Для человека, страдающего депрессией или другим психическим заболеванием, может быть труднее переносить стресс, подобный этому. Это также может усугубить проблемы с внешним видом, которые пациент пытался решить в первую очередь. «У вас уже есть пациент, который слишком сосредоточен на этой части своего тела», — объясняет один из столичных психиатров. «Теперь, внезапно, вместо улучшения, оно каким-то образом ухудшилось. Так что теперь они еще больше сосредоточены на этой области». Если у пациента есть дисморфическое расстройство тела, которое, по словам доктора, даже безупречная операция вряд ли облегчит их беспокойство.

Известная бывшая супермодель Линда Евангелиста сказала, что осложнения после криолиполиза не только лишили ее способа зарабатывать средства на существование, но и этот опыт также вызвал «цикл глубокой депрессии, глубокой печали и самой глубокой ненависти к себе».

«Поскольку эстетические процедуры являются выборными, многие пациенты возлагают часть вины за осложнения на себя. И это может открыть ящик Пандоры с негативными мыслями: «Они думают: «Почему я это сделал? Или что со мной не так, что я так плохо к себе отношусь?», — говорит эксперт.

«Даже идеальная операция может не оправдать ожиданий»

По его словам, возможность физического осложнения — это то, к чему должен быть готов каждый пациент. «Я всегда думаю, что хорошо подумать: каковы потенциальные побочные эффекты? И если они произойдут, как я буду справляться с ними эмоционально?» Но, добавляет он, также важно в первую очередь настроить себя на успех, начав с реалистичных ожиданий и прояснив свои мотивы. «Если кто-то приходит и хочет сделать пластику носа, потому что его вторая половинка жалуется на то, какой уродливый у него нос, это никогда не является веской причиной, чтобы что-то изменить в своей внешности».

При выборе хирурга важны сертификаты, соответствующее образование, то есть подтяжка живота от кого-то, квалифицированного в области пластической хирургии, а не в сфере экстренной медицины. Все пациенты, опрошенные для этой статьи, говорят, что в какой-то момент перед операцией у них было плохое предчувствие, но они все равно согласились, потому что не доверяли своим инстинктам, хотели покончить с этим, боялись говорить или из-за всего перечисленного сразу.

Никто на самом деле не хочет слышать, что что-то может пойти не так. Но опытные пластические хирурги объясняют пациентам, что всегда существует риск осложнений. Поэтому важно понимать, кто будет с вами рядом, если это произойдет, как вы сможете решить возникшую проблему и лучше заранее обговорить подобные моменты со своим врачом.

Комментарии