— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
15.01.2008 00:00

Анджелина Джоли: дикий ангел Голливуда

по материалам , фотоматериал -

Со времени получения «Оскара» Анджелина Джоли — желанная гостья на страницах европейских и российских газет и журналов. Раньше ей интересовались только в Америке и Англии, где она числилась в качестве подруги жизни тамошнего кумира молодежи Джонни Ли Миллера. Теперь же, после официального признания ее таланта Киноакадемией, об Анджелине пишут все, кому не лень. Пишут, не жалея эпитетов, прозвищ и мрачных красок. Ведь в американском шоубизнесе — со времен экспериментов Шер и детских выходок Кристины Риччи — давно не было таких мрачных персон. Всегда в черном, вся в татуировках, девушка «без тормозов», запретов и ограничений, живой плевок в «правила хорошего тона», мечта журналистов — ведь с ее уст постоянно слетают провоцирующие и откровенно неполиткорректные высказывания, «ангел-истребитель», «татуированая роза»… Йон Войт, когда-то назвавший дочку — Анджелина Джоли, то есть «хорошенький ангелочек», и в страшном сне представить себе не мог, что через 25 лет, его «ангелочек» станет женщиной-вамп, провоцирующей все и вся и считающей скандалы, сопровождающие ее повсюду, нормой жизни. 

Анджелине Джоли нравится шокировать общественность. Она — из тех, кто любой ценой хочет быть в центре внимания — не обязательно восхищенного, можно и негодующего. Ей не важно, любят ее или ненавидят. Главное, что одно ее имя вызывает четкие ассоциации, и перепутать ее с кем-то невозможно. В Голливуде это залог успеха: «Будь не такой как все, и тебя запомнят». Чтобы кардинально отличаться от голливудской молодежи, краски Джоли выбрала идеально: доминирующий черный цвет не пользуется симпатией у нынешних старлеток. Там в моде пастельные тона и облик a-la Гвинет Пэлтроу. Почти все «конкурентки» Джоли — худосочные блондинки, блеклые и до жути правильные. Они агитируют за «Гринпис», учавствуют акциях милосердия, ведут здоровый образ жизни и готовы жертвовать всем ради карьеры. Их политкорректные высказывания и бесконечные инсинуации на тему «последняя девственница Америки» уже здорово поднадоели и СМИ, и коллегам, и публике. Для появления новой «королевы эпатажа», бравирующей своей «нехорошестью» было самое время — и пресса извлекла на свет божий Джоли, которой так кстати дали «Оскара».

Правда, вполне возможно, что свой имидж Анджелина создавала, исходя не из конъюнктуры, а из особенностей своего характера. В интервью она часто бравирует тем, что ей нравится жить на пределе — на пределе эмоций, физических сил, на грани допустимого в современном обществе. «Я всегда живу одним моментом. Не люблю строить планы на будущее. Завтра может измениться все — моя жизнь, мой облик, окружающие меня люди, профессия… А иначе — скучно жить».

Но не стоит забывать, что Анджелина (или Энджи) — не просто «девочка с улицы», а дочь популярного актера Йона Войта, знаменитого «полуночного ковбоя», одной из крупнейших «звезд» 70-х годов. И хотя сейчас Войт снимается не так уж часто, его имя в Голливуде что-нибудь да значит. Конечно, как и положено уважающей себя юной «звезде», Энджи взяла себе второе имя в качестве псевдонима — но больше для проформы. И в Голливуде, и вне его всем известны ее «актерские» корни — тем более, что Джоли очень гордится своим отцом.

Анджелина родилась 4 июня 1975 года в Лос-Анджелесе, в семье Войта и малоизвестной актрисы Мишель Бертран, наполовину француженки. К моменту рождения дочери брак Йона и Мишель был уже на излете: когда девочке исполнился год, они развелись. «Я никогда не сердилась на отца. Он всегда казался мне человеком, которому противопоказано быть женатым». Энджи и ее старший брат — Джеймс Хейвен Войт — жили с матерью, но отец принимал непосредственное участие в их воспитании. Каждый из родителей стремился стать для детей «главным авторитетом», и, поняв это, Анджелина еще в детстве научилась манипулировать ими обоими. Когда Войт и Бертран поняли, что происходит, было уже поздно: Энджи стала неуправляемой.

Миленькие Ангельские Глазки

Возможно, это единственное, что было хорошеньким в будущей красотке в детстве. Она носила очки и пластины на зубах, одевалась в бесформенные шмотки (типа черной рыболовной сети), напяливала тяжеленные ботинки и вела себя крайне нелюдимо. Однако после школы все это снимала, надевала платье и бежала учиться танцевать танго.

В школе отношения с педагогами у Анджелины не сложились.  Одноклассники считали ее сумасшедшей, но Анджелину это ничуть не трогало. Ее даже записали в группу детей, нуждающихся в помощи психотерапевта. «Они записывали туда всех, чьи родители были в разводе. Наш психотерапевт говорил, что во всем виноваты наши „предки“. Ей казалось, что мы, бедные детки, никогда не сможем адаптироваться к жизни. Я уверяла ее, что прекрасно адаптировалась, но ей почему-то хотелось, чтобы было иначе. Наконец, я придумала для нее какую-то байку — о, как она ей обрадовалась! С тех пор я не верю в психотерапию». Учителя и врач, работавшие с Энджи, тоже не остались в долгу: в ее характеристике черным по белому значилось: «невыдержанна, склонна к социопатии». «Меня с детства называли социопаткой, — вспоминает Джоли. — Когда я выросла, то решила, что нужно, что это такое. Пришла в книжный магазин и спрашиваю: «Где у вас литература о социопатах?» Продавец отвечает: «Посмотрите под рубрикой „серийные маньяки“. Ну, думаю, хорошая у меня компания».

К счастью, компанию ей составили не маньяки, а кинематографисты. В 1982 году Анджелина дебютировала в кино в ленте «В поисках выхода» /Lookin’ to Get Out/, соавтором сценария и сопродюсером которой был ее отец. В 12 лет Джоли записалась в театральный институт Ли Страсберга и посещала актерские классы наравне со взрослыми. Во время учебы она ощутила тягу к странному и эксцентричному. «Мне было 16 лет, когда мы ставили „Обслуживание номеров“ по мотивам старого фильма братьев Маркс. Там было много разных ролей, но мне почему-то хотелось играть менеджера-злодея. Я представляла себя этакой тевтонской воительницей! Мне дали эту роль. Когда папа пришел на премьеру, он слегка обалдел. Позже он говорил мне, что до того дня вообще смотрел на мое увлечение лицедейством как на блажь. А когда увидел, что я играю не хорошенькую дурочку или роковую красотку, а чокнутую злюку, над которой все смеются, то зауважал меня и во всеуслышание провозгласил: у тебя, мол, есть вкус к чудачествам — в моем стиле».

В 18 лет Джоли поняла, что ее призвание — это кино. А пока карьера актрисы ползла своим чередом, Анджелина решила подработать моделью — благо внешность теперь позволяла. Параллельно с учебой в киношколе она начала заниматься в актерских лабораториях, а в 1993 году дебютировала в боевике « Киборг-2». Кроме того, Анджелина решила попробовать себя в качестве фотомодели на подиумах Лондона, Нью-Йорка и Лос-Анджелеса и даже в нескольких клипах у Пенни Кравитца, Митлоаф и «Роллинг Стоунз».

Тогда же у нее появилась привычка разукрашивать тело тату. У Анджелины их несколько: буква H на левом запястье, японские иероглифы, означающее «смерть», несколько крестов, дракон и латинская цитата «Quod me nutrit me destruit» (То, что питает меня — рарушает меня). Но вот испещрять свое тело шрамами — это уже украшение на любителя. Таким любителем и была мисс Джоли. На руке у нее вырезан X, есть небольшой шрам на животе и царапина на шее. Кроме того, девушка собрала целую коллекцию режущих предметов и нередко применяла их во время своих любовных игр.

Первым фильмом, в котором ей удалось получить заметную роль, был футуристический боевик класса «Б» « Киборг-2» /Cyborg 2/. Энджи сыграла красотку-киборга, влюбленную в тренера по рукопашному бою. После этого актриса сделала небольшую передышку в ожидании более эффектных ролей. Они не заставили себя ждать. В 1995 году она снялась в «Хакерах» /Hackers/, в 1996-м — в «Фосфоресцирующем свете» и ленте «Изображая Бога» /Playing God/, где ее партнерами были Дэвид Духовны и Тимоти Хаттон. «Из этого фильма вырезали весь секс. Мы сняли мои эротические сцены с обоими соперниками и обе оставили на полу монтажной комнаты».

После фильма «Изображая Бога» Джоли приписали роман с Тимоти Хаттоном, хотя к тому времени она была уже замужем. С будущим мужем — Джонни Ли Миллером Энжи познакомилась на съемочной площадке фильма «Хакеры», где они играли помешанных на компьютерах подростков, которые случайно вламываются в сеть гигантской корпорации, занимающейся темными делишками, и становятся мишенями для убийц. Для Миллера — ныне идола английской молодежи — это был дебют в кино (до этого он играл только в сериалах), а для Джоли — первый крупный проект. «Нам дали три недели на то, чтобы научиться кататься на роликовых коньках и освоиться с клавиатурой компьютера, — вспоминает Джоли. — Это был рай — кататься с Джонни на коньках и получать за это деньги!»

Джоли и Миллер поженились весной 1996 года — почти одновременно с премьерой фильма. О бракосочетании молодой пары газеты писали много, потому что невеста заявилась на церемонию в черных кожаных штанах и белой футболке, на которой собственной кровью написала имя жениха. «Мне казалось, что кровь привязывает сильнее, чем подпись на листке бумаги». Но, несмотря на «кровную связь», пути Аджелины и Джонни вскоре разошлись. Они снимались и жили в разных странах: она — в США, он — в Англии. Джоли в лучших традициях голливудских жен заявляла в интервью, что это им «ничуть не мешает», пока в 1999 году парочка не подала на разод. Вину за него актриса взяла на себя: «Со мной тяжело жить. Я не готовлю, не люблю, когда ко мне прикасаются, не желаю ни перед кем оправдываться. Чтобы быть рядом со мной, мужчина должен уметь мной командовать».

Впрочем, о причинах развода Энджи могла сказать и больше: еще будучи замужем, она не раз бравировала своей увлеченностью идеей «свободной любви», бисексуальностью и нетрадиционным взглядом на вещи. Ее подозревали даже в романе с собственным братом Джеймсом Хейвеном, с которым она заявилась на церемонию вручения «Оскаров» и которому со сцены публично призналась в любви. По словам Джоли, это было проявление сестринских чувств, но пресса, привыкшая к эпатажу Анджелины, с готовностью поверила в худшее. Да и как не верить, если еще совсем недавно Энджи заявила в интервью, что «запросто могла бы переспать с Мелани Гриффит. Ей бы это пошло на пользу».

Примеров непредсказуемости буйного характера Анджелины можно приводить много. Так, корреспондент одного уважаемого киножурнала, желая проверить степень раскованности актрисы, попросил ее… дать ему оплеуху в публичном месте. Джоли выполнила просьбу без малейших колебаний. Корреспондент просил повторить. Она повторила — да так, что у корреспондента искры из глаз посыпались. Третьего раза не потребовалось. После этого Джоли попала на обложку журнала — причем в номер, посвященный молодым талантам Голливуда. А однажды она прыгнула в бассейн в вечернем платье — на глазах у множества свидетелей, среди которых были и папарацци. Это произошло на церемонии вручения «Золотого глобуса» в 1998 году. Позже Анджелина объяснила, что давно хотела «отомстить» администрации отеля Beverly Kills, в котором проходила церемония. В юные годы ее выставили оттуда за хулиганское поведение, и именно тогда она дала себе слово — отметить в будущем свое пребывание в этом отеле еще одной хулиганской выходкой.

И тем не менее, несмотря на свою эксцентричность, Джоли играет очень разные роли. После развода на ее счету — наркоманка-манекенщица Джиа Каранджи, умершая от СПИДа, в телефильме «Джиа» /Gia/ , жена парализованного губернатора Алабамы в «Джордже Уоллесе» /George Wallace/, оторва-угонщица в «Угнать за 60 секунд» /Gone in Sixty Seconds/, сварливая жена в «черной» комедии «Управляя полетами» /Pushing Tin/ , женщина-полицейский во «Власти Страха» /The Bone Collector/, буйная пациентка психиатрической лечебницы в драме «Прерванная Жизнь» /Girl, Interrupted/…

В этот период она снова с головой окунулась в работу и мимолетные романы, в большинстве своем носившие служебный и краткосрочный характер. Тогда же Энджи серьезно задумалась над своей внешностью — для решительного прорыва оставалось немного, но готова ли она встретить его во всей красе? За период бурной молодости она перепробовала кокаин, ЛСД, героин, но теперь с ними покончено и нужно избавляться и от их следов в своей внешности — бледный болезненный цвет лица, выдающиеся скулы, мешки под глазами, худое неспортивное тело… нет, звезда не может так выглядеть. И она делает несколько пластических операций. В первую очередь ей советуют подчеркнуть имеющиеся достоинства — от природы пухлым губам придать еще боле эффектную форму, простоватый нос картошкой сделать более утонченным и изысканным. Затем Энджи берется за фигуру: жесткая диета довела ее природную стройность до крайности, но это очень подходило для ее нового актерского амплуа, да и худоба лица подчеркивала глубину голубых глаз и вырисовала четкие правильной формы скулы. Поговаривают даже, что тогда в экспериментах над собой Анджелина дошла до того, что подкорректировала форму груди, от природы имеющей объем нехарактерный для «худышек», сама же актриса упорно отрицает все слухи о своих операциях.

За некоторые из этих работ Энджи получила «Золотой глобус», а за роль социопатки Лисы в «Прерванной Жизни» /Girl, Interrupted/ — «Оскар» за лучшую роль второго плана. Возможно, это было не совсем справедливо по отношению к Вайноне Райдер, игравшей в ленте главную роль. Ведь ее Сюзанна менялась на протяжении фильма, тогда как буйная, обаятельная и безжалостная Лиса была цельной, не способной измениться натурой. Но зато героиня Джоли — «девушка без тормозов» — на фоне хрупкой, жаждущей «раствориться в среде» Райдер, казалось особенно яркой, вызывающей и эффектной. Она была главной претенденткой на награду в своей номинации — и получила ее.

Через несколько месяцев после получения «Оскара», Джоли преподнесла публике еще один сюрприз — вышла замуж за актера и режиссера Билли Боба Торнтона. Жених с невестой обвенчались в Лос-Анджелесе, тайком от прессы и родных. Отец Энджи о замужестве дочери услышал по телевизору — и счел это сообщение очередной «уткой» СМИ. По словам самой Анджелины, брак с Торнтоном — это всерьез и надолго. «Когда я думаю о Билли, мне становится трудно дышать. Я готова пойти на все, лишь бы провести с ним лишнюю секунду. И он точно так же относится ко мне».

О своей внешности рассуждать для нее совсем не так интересно. «Мне всегда казалось, что я выгляжу как глупая кукла с огромным ртом и волосами на прямой пробор. Но со временем ты взрослеешь и понимаешь, что все вещи в себе надо принимать. А потом целуешь своего мужа и понимаешь, для чего тебе эти губы».

Сегодня Анджелина Джоли — одна из ярчайших молодых «звезд» класса «А», но это ее не волнует. «Мои актерские способности остались прежними. Просто теперь моя физиономия чаще красуется на обложках журналов. Режиссеру легче пригласить меня в свой фильм — продюсер не будет его спрашивать: «Джоли? А кто это такая?» Мне, как актрисе, по-прежнему есть что предложить режиссерам. Я стараюсь вложить в своих героинь все, что у меня есть. Я никогда не соглашусь на роль, если не буду уверена, что я лучше, чем кто-либо, подхожу на нее. Но, вместе с тем, я стараюсь не забывать, что кино — это не жизнь. Что бы вы не думали о моих героинях, это не я. Я постоянно в поиске, и этот процесс бесконечен».

Читайте также