— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
01.11.2013 00:00

Поговорим о грудных имплантах и не только

Пластический хирург Боровиков Алексей Михайлович

Боровиков Алексей Михайлович, профессор, доктор медицинских наук. Входит в золотую когорту лучших пластических хирургов мира. Является организатором и участником международных встреч и мастер-классов по пластической хирургии как в нашей стране, так и за ее пределами. В совершенстве владеет английским. Один из самых признанных российских пластических хирургов в США и Западной Европе. Выполняет все виды пластических операций. Является одним из самых крупных теоретиков и практиков пластической хирургии. Выполняет не только пластические, но и реконструктивные операции, в частности, восстановление молочных желез после односторонней или двухсторонней мастэктомии.

Более циничные коллеги усугубляют вранье еще и саморекламой

Является Президентом Общества Специалистов Эстетической Медицины (ОСЭМ, Россия). Член Общества Пластических Хирургов (ОПРЭХ, Россия), член Международной конфедерации Пластических и Эстетических Хирургов (IPRAS), член Международного Общества Реконструктивной Микрохирургии (ISRM), действительный Член Международного Общества Эстетических и Пластических Хирургов (ISAPS), иностранный Член-корреспондент Американского Общества Эстетических и Пластических Хирургов (ASAPS), European Association for Genital Microsurgery (EAGM), Global Expert Service -Aesthetic Plastic Surgery (GESAPS), World Society for Reconstructive Microsurgery (WSRM).

Диалог о силиконе

Как мы отвечаем на вопросы пациенток о долговечности силиконовых эндопротезов молочной железы? Обычно простодушным враньем типа «не бьется, не ломается и не кувыркается». Более циничные коллеги усугубляют вранье еще и саморекламой, изрекая с важностью: «Надежные протезы только здесь. Остальные — вчерашний день».

Даже примитивные бульварно-рекламные заявления не могут не вызывать вопросов:

«Абсолютный хит» (Nagor, Cereform). Что такое хит применительно к резинке, вживляемой в человеческое тело?

«Наши инновации — Ваш выбор» (Mentor). Какие именно инновации я должен предпочесть?

«Беспрецедентный уровень надежности и качества» (Eurosilicone). Критерии надежности и качества?

«Уникальный дизайн оболочки» (McGhan-Allergan). В чем клинический смысл запатентованной уникальности?

В ответ на эти вопросы производители обычно делают комплимент вашей любознательности и начинают растолковывать.

Но вопросы только множатся и углубляются:
  • «Наши протезы прошли сертификацию в Европейском Союзе и имеют значок СЕ». Либеральность контролеров ЕС известна. Гидрогелевые и масляные наполнители без возражений были выпущены на рынок, а потом такие протезы повсеместно начали удалять.
  • «А вот наши протезы прошли самую строгую сертификацию, какая только может быть — со стороны FDA». В США разрешены только круглые имплантаты и только тех моделей, на которые производители подавали заявки в 1992 году. Таков моральный возраст ваших инноваций. Более поздние технологии все еще находятся на рассмотрении.
  • «Наше сырье самое лучшее». Позвольте, во всем мире один или два завода исходного сырья. Все производители «разливают из одной бочки», вернее из двух: бочка «А» (белого цвета) и бочка «В» (синяя). Смешивание их содержимого и вызывает вулканизацию. Каждый производитель варит свой компот по-своему, но сырье у всех одно.
  • «Наш повар варит лучше всех. Наш силикон самый лучший». Клинические доказательства? Такого вещества как «силикон» вообще не существует. Это слово обозначает широкий класс соединений, из которых на сегодня идентифицировано и синтезировано несколько тысяч, различающихся включенными в их состав функциональными группами — алкокси-, амино-, галогенами, ароматическими и др.группами — подобно органическим соединениям, где в сотнях тысяч различных веществ общим является только углерод. Таким общим звеном для медицинских силиконов является полидиметилсилоксан.
  • «Мы полностью вычищаем мелкие несшитые молекулы». Полимеризация имеет и обратный ход. Докажите, что в организме сшитые молекулы не распадаются.
  • «Наш барьерный слой исключает пропотевание легких молекул». По мнению экспертов, полностью «остановить диффузию теоретически невозможно (как невозможно создать вечный двигатель или провести 100% вулканизацию всех молекул в полимере). Но возможно свести её к микро- или наноуровню, при котором не наблюдается тканевая реакция организма». Насчет «микро или наноуровней» убедитесь сами. Положите протез любого производителя на бумагу или стекло. При комнатной температуре (вдвое ниже, чем в теле) вы увидите под ним маслянистое пятно уже спустя несколько дней.
  • «Наши имплантаты не рвутся. Есть клинические исследования». Исследователи куплены производителями. Готов доказать с их же текстами в руках. Да и не думаю, что найдутся охотники спорить. Американские коллеги пару лет назад начали интереснейший проект. В «Белом журнале» из номера в номер публикуются данные метаанализа (единственно признанного инструмента «доказательной медицины») по различным вопросам пластической хирургии. Цитата из обзора по аугментационной маммапластике: «Все исследования финансируются производителями данного имплантата, которые к тому же платят авторам».
  • «Наша текстура оптимальна». См. предыдущий абзац. К тому же взгляды на предназначение (а, стало быть, и строение) текстуры постоянно меняются. То она должна цепляться, как велкро-застежка, то вдруг, наоборот, быть максимально приближенной к гладкой стенке. Американцы продолжают предпочитать гладкостенные эндопротезы.
  • «У нас самая широкая вариативность типоформ». О том, что происхождение многовариантности чисто коммерческое, и клинического значения она не имеет, уже много сказано. Всевозможные «матрицы» — чистый образчик маркетингового мифа, сотворенного и раздутого производителями для того, чтобы он вытеснил из нашего сознания вопросы, заданные выше. Они преуспели. Согласитесь, на вопрос, заданный первой фразой этой статьи, все хирурги начинают обсуждать геометрию различных типоформ. Об эксплуатационных характеристиках имплантатов никто и не вспоминает. А ведь именно о них спрашивает пациентка: «Какой протез самый лучший?» Честным был бы ответ: «Не знаю, все производители с одинаковой горячностью доказывают преимущества эксплуатационных качеств собственных изделий». Мы же вместо него начинаем суетливо ползать по груди с измерительной лентой и тыкать в матричные таблицы, хотя знаем, что удовлетворенность пациентки будет одинаковой при использовании любого протеза из этих таблиц с одинаковым объемом.

Мы останемся «крайними», пока не научимся требовать ответ на насущнейшие вопросы!

Ни в статьях подкупленных авторов, ни на коробках протезов, ни во вложенных буклетах мы не найдем технической спецификации изделий. К чему это приводит, показал недавний скандал с фирмой PIP, которая опустила качество изделий до такой степени, что оказалась под судом. Зато вариативность типоформ у них была на порядок больше, чем у прочих: к асимметрии по вертикали они добавили асимметрию «лево-право». Оболванивание хирургов «грудь латерально полнее, чем медиально» (а вслед и пациенток) шло весьма успешно вплоть до краха фирмы.

Вспомните смену «поколений» силиконовых имплантатов. Очевидно, что именно технологической эволюцией строения оболочек и наполнителей обеспечен реальный, а не мнимый прогресс всего направления. Именно эксплуатационные свойства эндопротезов являются «головной болью» производителей, о которой они нам, потребителям не сообщают, предпочитая завлекать нас дешевыми фокусами с типоформами.

Ни выбор протеза, ни операционная тактика, ни послеоперационное ведение, ни осложнения доселе никем не увязываются с эксплуатационными характеристиками конкретных моделей. Хотелось бы обвинить в этом в производителей — они не дают таких характеристик. Однако в нашей жизни «крайний» — всегда хирург. Признаем, ведь это наша инертность, нелюбопытность позволяют производителям обращаться с нами, как с умственно отсталыми. Мы так и останемся «крайними», пока не научимся требовать ответ на насущнейшие вопросы:

  • Каковы технологические отличия вашей оболочки, наполнителя и т.д. от прочих?
  • Как именно эти отличия влияют на формирование капсулы, износостойкость, форму груди и т.д.?
  • В чем заключаются логические преимущества ваших решений по сравнению с иными?
  • Предоставьте клинические исследования, подтверждающие, что ваши решения действительно оптимальны.
  • Каков протокол клинических испытаний? Что именно исследовали и сравнивали? Кто испытывал, каковы сроки наблюдений?

Пока мы будем интересоваться только бонусами, вместо того, чтобы задавать эти вопросы, нас будут кормить рекламными байками, бессмысленными «пожизненными гарантиями» и акциями типа «приведи подругу, получи скидку». И мы, клиницисты, будем вынуждены продолжать с умным видом транслировать эту ахинею пациенткам, а, значит, оставаться в их глазах «крайними».

Читайте также

Размышления об идеальной груди Авторская колонка 23.11.2011

Комментарии