18.12.2018 18:37

Клиники против Минздрава России

Верховный суд начал слушания по иску медцентров, выступающих против федерального ведомства

Регина Волоченко
Клиники против Минздрава России

Верховный суд России начал рассмотрение исков от клиник пластической хирургии, поданных против федерального Министерства здравоохранения. Первое заседание по делу о признании частичной несостоятельности ужесточенного в этом году Порядка оказания медпомощи по профилю «пластическая хирургия» (Приказ № 298н) состоялось 17 декабря.

Истцы — сургутский Окружной центр пластической хирургии и санкт-петербургская «Планета женщин». Защищали позицию Минздрава заместитель директора Правового департамента Минздрава Александр Андре, заместитель руководителя Росздравнадзора Дмитрий Павлюков и пластический хирург Ксения Авдошенко. Об этом сообщает издание Vademecum.

Истцы заявили, что обновленный Приказ № 298н не прошел надлежащую процедуру принятия и нарушил существующие нормативно-правовые акты и федеральный закон «О защите конкуренции».

Адвокат Алина Чимбирева, выступающая со стороны клиник, заявила, что Приказ не прошел оценку регулирующего воздействия и не был вынесен на общественное обсуждение. Перечисленные обстоятельства оставили законопроект без экспертной позиции, потому что профессиональные сообщества не успели высказать своё мнение.

Сначала появился проект изменений в Приказ Минздрава от 17 мая 2012 года № 555н «Об утверждении номенклатуры коечного фонда по профилям медицинской помощи», сказала Чимбирева. Данный документ подразумевал обеспечение обязательного нахождения пациента пластического хирурга в стационаре клиники не менее суток. Законопроект был вынесен на общественное обсуждение, после чего был отправлен на доработку, длившуюся год. Однако проект Приказа № 298н не отправляли на общественное обсуждение. Алина Чимбирева подчеркнула, что в Министерство юстиции проект был предоставлен с отчетом об общественном обсуждении предыдущего документа.

Позицию Чимбиревой прокомментировал Александр Андре:

«Нужно понимать, что Минздрав занимается разработкой порядка оказания медицинской помощи, а не приказов. Эти порядки приобретают форму приказов, поэтому совершенно не важно, что не был отдельно представлен проект приказа № 298н. Его содержательная часть имелась в проекте изменений к приказу № 555н. Кто хотел, тот мог с ней ознакомиться».

Представитель клиники также утверждал о том, что Министерство не ввело переходный период, во время которого медцентры могли бы приспособиться и обеспечить соответствие новым требованиям порядка оказания медпомощи, по сути своей, лицензионным. Однако проверки стали проводиться сразу же после принятия Приказа, из-за чего Росздравнадзор выписывал клиникам предписания с требованиями удалить все обнаруженные нарушения. Надзорное ведомство предоставляло клиникам разные сроки — 2, 6 и 9 месяцев.

В ответ директор Правового департамента Минздрава подчеркнул, что в таком случае клиника имеет право предоставить объективные причины, в которых будет обосновано, почему медцентр не успевает исполнить требования в срок, благодаря чему сможет получить дополнительное время. Прокомментировал Андре и вопрос переходного периода:

«Предоставление переходного периода, за который ратует истец, поставило бы клиники в неравные условия, не говоря о том, что под угрозу ставилось бы здоровье и жизнь пациента. Вот тогда бы и зашла речь о нарушении конкуренции».

Более того, представитель ответчика пояснил, что новые требования, о которых идет речь в п.3 и п.4 Приложения № 298н содержались и в предыдущем Приказе № 555н, но раньше они были рекомендательного характера, а в новом документе получили статус обязательных. Вопрос касался наличия рентгеновского отделения, отделения анестезиологии-реанимации, клинико-диагностической лаборатории, при этом штатные нормативы остались рекомендательными.

Заместитель руководителя Росздравнадзора Дмитрий Павлюков высказал своё мнение, что нынешние ужесточенные правила были разработаны из-за высоких рисков, связанных с пластическими операциями, а наличие круглосуточного стационара, маммографа и прочего технического оснащения помогает сократить эти риски:

«За время моей работы, а я работаю в Росздравнадзоре с 2006 года, в ходе проводимых проверок было выявлено 20 случаев с летальным исходом после проведения операций по пластической хирургии, которые можно было бы предотвратить в случае оказания экстренной помощи».

Однако сторона истца подчеркнула, что необходимы точные доказательства, что смерть пациентов была связана именно с отсутствием КТ или МРТ.

Чимбирева ответила и на этот выпад, отметив, что проверяющие ведомства в данное время руководствуются категориями риска, указанными в Постановлении Правительства РФ № 1899. В документе содержится перечень коэффициентов риска, которыми характеризуют какой-либо вид медицинской деятельности. Так, согласно документу, пластическая хирургии в амбулаторных условиях имеет коэффициент в 1425 баллов. Эквивалентное число баллов также приписывается офтальмологии, оториноларингологии, хирургической стоматологии и фтизиатрии, однако данные виды медпомощи не подвергались ужесточению требований, заявила адвокат.

Следующее заседание по этому делу должно пройти 20 декабря.

Читайте также

Комментарии