— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: +7 (495) 654-56-64
01.07.2016 15:36

Пластический хирург Гайк Бабаян

Хороший ринохирург должен иметь образование ЛОР-врача

Кристина Крылатская
Гайк Бабаян

Какие аспекты необходимо учитывать при операции на носу? Что называется идеальным результатом пластической операции? Об этих и других важных вопросах своей специальности нам рассказал кандидат медицинских наук, пластический хирург и руководитель клиники «Шарм» Гайк Павлович Бабаян.

Корр.: Какие операции являются вашей специализацией?

Гайк Бабаян: Если в целом, то эстетические. По степени востребованности в моей личной практике на первом месте идут пациенты, желающие сделать ринопластику. Затем идут операции по увеличению груди, подтяжка лица, век, липосакция. Есть обращения по абдоминопластике, и уменьшению груди.

Корр.: Мода влияет на предпочтения и желания клиентов? Можно ли вообще говорить о моде в пластической хирургии?

Гайк Бабаян:Красота всегда в моде. Красивое лицо и тело никогда не исчезали из списка модных тенденций. Возможны лишь какие-то изменения в параметрах. Допустим, раньше было очень модно увеличивать грудь до больших размеров, сейчас же самый популярный размер среди пациенток —третий, редко третий с половиной. Что касается носа, то многие избавляются от горбинки, или приподнимают нос. Такие желания — это естественные критерии красивого носа, и гоовритьт о моде в данных случаях будет неверно.

Я придерживаюсь консервативной ринопластики и предпочитаю максимально сохранить существующие параметры пациента

Корр.: У Вас образование ЛОР-врача. Насколько оно необходимо для хирурга с такой специализацией? Даёт ли какие-то преимущества в ринопластике?

Гайк Бабаян: Безусловно, во время проведения операций по ринохирургии это очень помогает. По моему мнению, хирург, занимающийся ринопластикой, должен обладать навыками септопластики. А это вид операций, которыми занимаются ЛОР-врач. Однако многие рассказывают, что их оперировали два врача — пластический хирург и ЛОР-специалист. Такой вариант я считаю неправильным. Работая, врач должен повышать именно свою квалификацию. В моём представлении рино- и септопластика проводится одновременно и одним хирургом. Но некоторые специалисты зачем-то разделяют эти виды операций.

Корр.: Проведите, пожалуйста, небольшой ликбез для наших читателей. Что такое септопластика и что такое ринопластика?

Гайк Бабаян: Септопластика — это функциональная операция для здоровья. Сюда входит исправление искривлений перегородки, после неё восстанавливается дыхание. А ринопластика — это пластика носа. Эти очень взаимосвязанные виды вмешательств. При операции на перегородке носа необходимо что-то подправить и на носу. А если мы меняем форму носа, то нужно исправлять и внутреннюю перегородку. Ещё раз подчеркну, хирург должен обладать обоими навыками, чтобы исправить кривой нос.

Корр.: Вы основали собственную школу по ринохирургии. Что Вас сподвигло на это?

Гайк Бабаян:Школа была организована уже после создания моей клиники «Шарм», где мы с Вами сейчас и беседуем. Большой поток пациентов приходил с жалобами на кривые носы, то есть основным направлением была ринопластика. Так получилось, что в это же время в моём окружении собралось много молодых специалистов. Ринопластика вообще популярна среди пластических хирургов, большинство начинают свою работу почему-то именно в этом направлении. Эти специалисты начали смотреть, приходить, в каких-то случаях предлагали свою помощь. Через некоторое время я понял, что из них получится отличная команда, последователи, которым я смогу передать свои навыки и продемонстрировать такие нюансы и детали, о которых не написано в книгах. А ведь для практики такие моменты нельзя переоценить. Таким образом и появилась наша школа ринохирургии. Я смог поделиться собственным опытом и знаниями с теми, кто хотел их принять. Не буду упоминать поимённо, но многие из этой команды уже открыли свои клиники и благополучно работают в Москве.
Маша Малиновская на консультации у Гайка Бабаяна

Корр.: Не задумывались о полноценной преподавательской карьере?

Гайк Бабаян: Всерьёз заняться преподаванием мне не позволит нехватка времени. Но у хирургов в списке курсов повышения квалификации присутствует пластическая хирургия. И как раз ринопластике многие приходят учиться в наш медицинский центр. Так мы работаем на данный момент, но не столь широко и массово, потому что у меня не хватает времени.

Корр.: Вы разработали авторские методики ринопластики. Расскажите о них подробнее.

Гайк Бабаян: Работая, я постоянно расширял свой кругозор, свои знания. Я много наблюдал и изучал открытую и закрытую ринопластику. Когда за плечами уже имеется опыт, приходит понимание, что всё это надо как-то систематизировать для себя, сохранить то, что уже наработано, или, наоборот, освобождать память от лишних объёмов операций. Я придерживаюсь консервативной ринопластики и предпочитаю при операции максимально сохранить существующие параметры пациента. Это нисколько не ухудшает результат, а улучшает его. Мы учитываем множество обстоятельств, среди которых — желание пациента и анализ имеющихся данных. Принимая все детали в расчёт, мы сводим хирургическое вмешательство к минимуму. Дополнительно такой подход сокращает длительность операции: в ряде случаев повторные операции длятся не больше часа. Причём результат не отличается от того, как если бы пациента оперировали несколько часов. Всё это подтверждено.

В моём представлении рино- и септопластика проводится одновременно и одним хирургом

В моих планах — публикация этой методики. Я называю её «консервативной». Смысл заключается в сохранении исходных данных, если они не портят лицо, а скорее подчёркивают красоту. Свести к минимуму вмешательство и травматичность. Такой подход позволяет сократить срок реабилитационного периода. Две недели — и отёка не видно, организм восстанавливается намного быстрее. Большое значение имеет хороший анализ, а для него необходим опыт. Перед тем или иным вмешательством, необходимо тщательно проанализировать, предвидеть, к чему приведут изменения на хрящах или на костной части, к какому конечному результату.

Корр.: Как часто вам приходится исправлять чьи-то неудачные операции? Можно ли назвать повторные операции проблемой нынешней пластической хирургии?

Гайк Бабаян: На самом деле, повторные обращения после других клиник составляет почти 40% нашего клиентского потока. Первопричина такого явления — самонадеянность многих начинающих хирургов. Когда мы наблюдаем за тем, как хирург, будь это я или кто-то другой, выполняет операции, со стороны всё кажется простым и лёгким. И многие считают, что они смогут это повторить без должного опыта. В результате операция вместо 50 минут занимает 3 или 4 часа. Многие начинают оперировать самостоятельно слишком рано, ещё не выработав мастерства. Хирург должен владеть всеми манипуляциями. Можно виртуозно владеть одной техникой и быть посредственным во второй. Хирург может искусно удалять аппендицит и спасать жизни, но делать красивые носы дано не каждому. Поэтому происходит естественный отсев. Да и в целом, число хороших хирургов по ринопластике невелико, хотя проводят эту операцию очень многие. Отсюда и повторные обращения.

Корр.: Может случиться так, что после первичных операций возникают осложнения, исправить которые не представляется возможным?

Гайк Бабаян работает с пациентами

Гайк Бабаян: К сожалению, да. Очень сложно исправлять перфорацию на перегородке, возникшую в результате вмешательства. Если она больших размеров, то закрыть её почти невозможно. Хотя эта проблема не сказывается на пациентах, они могут даже не подозревать об этом. Однако иногда перфорация может приносить дискомфорт, или влиять на форму носа. А изменить её очень сложно.

Если после первой операции образуются рубцы на коже, но не внутренние, которые заживают и исчезают в течение года, а внешние. Я говорю о рубцах в виде разрезов и вмятин. Их восстановить очень тяжело, поскольку заменить рубцовую кожу на здоровую почти неосуществимо. Вдобавок на носу имеются проблемы с питанием. Так что следует быть очень внимательным и учитывать все эти факторы при повторном оперировании.

Корр.: Среди услуг вашей клиники — 3D моделирование носа. Что это такое?

Гайк Бабаян: Приходя на приём к пластическому хирургу, пациенты должны понимать, что им нужно. У всех разные вкусы, а иногда обращаются с такими пожеланиями, которые вообще не вписываются в рамки общепринятых стандартов. В таких случаях нельзя просто сделать красивый нос, нужно понять, чего хочет пациент. Фотографий как примера своего будущего носа недостаточно. И чтобы быть до конца уверенным в результате, понять, какой нос будет смотреться лучше всего, как раз существует такая методика — 3D моделирование. Программа, основываясь на пожеланиях, механически моделирует несколько вариантов, в которых учитываются все параметры лица. Из предложенных пациент выбирает наиболее подходящую форму носа, видя, как он будет смотреться со стороны.

Корр.:Что касается реабилитации Ваших пациентов, есть ли какие-то авторские наработки?
Гайк Бабаян даёт интервью на радио
Гайк Бабаян: Какого-то особенного алгоритма у нас нет. Но по отношению к своим пациентам мы применяем и аппаратные методики, и инъекционные. Здесь важен индивидуальный подход, потому что организмы у всех разные, у кого-то восстановление происходит в считанные дни-недели. Другим прописываем сеансы массажа, а третьи нуждаются в более серьёзной реабилитации. У нас есть все необходимые материалы для постоперационного периода. По направлениям: снятие отека, синяков и работаем с рубцами.

К нам очень часто обращаются  после не очень успешных первичных операций

Корр.: Мы знаем, что вы проводили операции по трансплантации волос. Насколько они популярны? Какие методики сейчас используются в этом направлении?

Гайк Бабаян: Мы делали эти операции. Но по времени они длятся очень долго. Из-за этого я прекратил их практику. Кроме того, для выполнения трансплантации волос необходима специальная команда. Когда мы практиковали эти операции, бригада работала. Но из-за того, что обращения не имели постоянного характера, постепенно специалисты разошлись. Трансплантация волос требует от врачей очень много времени для каждого пациента. И мне пришлось оставить это, потому что такие условия не совпадали с количеством обращений по рино- или маммопластике. Хотя я сейчас не занимаюсь этими операциями, но техникой проведения владею и с удовольствием могу поделиться своим опытом с молодыми хирургами.

Это направление хирургии весьма востребовано сейчас, но врач должен быть узким специалистом. В данном случае недостаточно уметь проводить операции, доктор должен знать всю сопутствующую базу знаний — это уход, инъекции, массаж. По большому счёту, здесь нужна специализированная клиника. В таком учреждении будут оказывать комплексную помощь: сначала предложат консервативные методы лечения, если такие методики не помогут, то будут делать пересадку волос. Ну и затем послеоперационный уход.

Корр.: Вы сказали, что вторая по популярности операций в Вашей клинике — это маммопластика. Какие методики Вы используете в своей работе?

Гайк Бабаян: Снова поговорим о повторных обращениях, потому что к нам очень часто обращаются как раз-таки после не очень успешных первичных операций. Мы проанализировали все случаи и сделали вывод, что в большинстве случаев проблемы возникают из-за имплантов. Мы же нашли такой грудной эндопротез, наиболее подходящий для повторных операций. Для чего это было нужно: имплант должен давать меньше фактур, когда капсула сильно сжимается, возникает боль и деформируется сама железа. Выбранный нами имплант практически исключает это. Дополнительно он поднимает молочную железу и устраняет так называемый птоз. Эта проблема очень часто встречается у пациенток, которые обращаются к нам после рождения ребёнка. И выбранный нами имплант помогает решить их вопросы даже при повторной операции.

Корр.: Отказываете ли Вы пациентам в операциях, и почему?

Гайк Бабаян: Отказываю довольно часто. Причины — самые разнообразные. Бывает, придёт пациентка, и во время беседы с ней я понимаю, что человек совершенно не имеет понятия, что ему надо. Таких я отправляю домой. Некоторые приходят, чтобы сделать хоть какую-нибудь пластическую операцию, при том, что никаких показаний у них для этого нет. Другие следуют моде, чтобы можно было сказать своим друзьям о том, что и они сделали пластическую операцию. Естественно, таким категориям людей мы отказываем. Некоторые даже благодарят потом, что отказали в ненужной операции. А есть ещё пациенты, сравнимые с игроманами. Мы можем сделать им операцию по показаниям, а они потом приходят и хотят оперироваться ещё и ещё. Они считают, что каждая новая операция будет приближать их к воображаемому идеалу. С такими приходится работать отдельно, чтобы остановить их.

Корр.:Возможно, таким людям нужна отдельная помощь, чтобы избавиться от такой зависимости?

Есть пациенты, сравнимые с игроманами. Они хотят оперироваться снова и снова

Гайк Бабаян: Вы правы, и мы направляем их к специалистам. У нас, конечно, в штате нет таких врачей, но, бывает, что мы отправляем пациентов к знакомым психологам, чьей помощью пользуется наша клиника. Если пациентка не желает самостоятельно обращаться за помощью, то мы приглашаем психологов прямо в клинику. И если бы мы могли себе это позволить, то, определённо, создали бы штат таких специалистов, поскольку существует востребованность. Нужна профессиональная помощь психолога и в постоперационный период, когда пациенты не воспринимает адекватно свой новый облик, даже когда они удачны. Кому-то требуется время и помощь психологов.

Корр.: Что, по Вашему мнению, является идеальным результатом после пластической операции?

Гайк Бабаян: Идеальный результат — это когда даже близкие и родственники не заметили, что была сделана операция. Они отмечают, что пациентка похорошела, лучше выглядит и даже помолодела. И это после ринопластики, в то время как эта операция не считается омолаживающей, но иногда она таковой является. Я даже думал это записать, чтобы звучало из первых уст. Одна пациентка, которой я проводил ринопластику, поехала с мужем к тестю. Замужем она была давно, а тесть вглядывается в её лицо и спрашивает у сына, кто она такая. Оказалось, он её просто не узнал, настолько она изменилась. Это я и называю идеальным результатом, когда он естественен, но никто даже не думает о хирургическом вмешательстве.

Гайк Бабаян

Корр.: Вы состоите в нескольких обществах пластических хирургов. Действительно ли это необходимо для практикующего специалиста?

Гайк Бабаян:Вне зависимости от того, насколько профессионален специалист, всегда есть, к чему стремиться, тем более в сфере пластической хирургии. Каждый год или несколько раз в год специалисты из самых разных уголков мира встречаются и делятся своим опытом. Я всегда посещаю подобные конференции, чтобы узнать о способах решения той или иной проблемы в других странах, как справляются иностранные коллеги с поставленными задачами. Такие мероприятия проходят в совершенно разных форматах. Лично я придерживаюсь мнения, что в таких встречах должен принимать участие каждый хирург. В нашей профессии надо стремиться к постоянному совершенствованию, иначе можно потерять достигнутого уровня мастерства. Вроде в ринопластике все основные манипуляции, действия остаютсянеизменными, однако бывает, что новая маленькая подсказка помогает так, как ты и не ожидал.

Корр.: Как правильно выбрать клинику и хирурга? Играют ли роль отзывы?

Гайк Бабаян: При выборе клиники нужно обратить внимание на соответствие учреждения всем необходимым стандартам, проверить, все ли лицензии есть. Иногда можно зайти в клинику и сразу понять, действительно ли это хороший медцентр. Выбирая врача, следует интересоваться опытом. Я имею в виду опыт не в годах, а по количеству проведённых операций нужного пациенту профиля. Если это ринопластика, то хирург должен выполнять не меньше 10-12 операций в месяц, если не больше. В ином случае может не получиться ожидаемый результат.

Отзывы тоже имеют значение. Но ведь в Интернете комментарии могут быть написаны кем угодно и не соответствовать действительности. Надо обращаться за отзывами к тем, кто лично прошёл пластическую операцию. Признаюсь, в последнее время ко мне редко приходят случайные люди, в основном все идут по рекомендации. Кроме того, отсутствие пациентов в учреждении тоже подозрительно. В клинике должны быть пациенты на разных этапах — первый, второй день и далее. Как раз у них и можно поинтересоваться о ходе операции, о хирурге и сделать свой выбор.

Записаться на консультацию к пластическому хирургу Гайку Бабаяну можно по телефону +7 (495) 772-89-72

Читайте также

Комментарии