— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
17.11.2016 15:04

Пластический хирург Борис Мирзоян

Пластический хирург из Парижа теперь оперирует в Москве!

Алина Березовская
Пластический хирург из Парижа Борис Мирзоян теперь консультирует и оперирует в Москве!

С тех пор, как началась активная фаза реформирования отрасли пластической хирургии в России, пристальное внимание стало уделяться и иностранным специалистам, работающим в нашей стране. Одним из таких докторов, успешно практикующих в Российской Федерации, является знаменитый французский доктор Борис Георгиевич Мирзоян.

Первой его альма-матер стал Ереванский медицинский государственный университет им. Гераци, который он окончил в 1999 году. Однако в поиске новых знаний Борис Мирзоян принял решение учиться у своих зарубежных коллег, на тот момент вырвавшихся в медицине далеко вперед. Так, в 2002 году он прошёл специализацию во Франции и Швейцарии. Дальше — больше. В 2008 году Борис Мирзоян не просто успешно сдал Национальный экзамен Французского колледжа пластической, реконструктивной и эстетической хирургии, но и удостоился звания лучшего выпускника в статусе Major. Полученные широкие знания и высокий уровень мастерства позволили Борису Георгиевичу сначала лечить пациентов три года в центральной клинике CHU Saint Louis в Париже, а затем открыть свою частную клинику в столице Франции и заодно вести практику в Москве. Столь интересная биография не могла не заинтересовать корреспондентов нашего портала, поэтому мы отправились на интервью с этим выдающимся хирургом.

45 пластических операций в месяц — это мой средний показатель работы в Париже

Профиль пластического хирурга в Инстаграм @dr.boris.mirzoyan.plastic

Корр.: Борис Георгиевич, здравствуйте! Благодарю, что нашли время встретиться с нами. Расскажите, пожалуйста, как получилось, что вы смогли начать свою карьеру во Франции?

Борис Мирзоян: Добрый день. Приехал я в эту страну не просто так. Сначала я получил стипендию Гюльбенкяна, и только после этого поехал стажироваться на полгода во Францию. Во время моей стажировки я получил уйму знаний. Я за неделю ассистировал в таком количестве операций, число которых я достиг бы на родине только по прошествии 12 месяцев. Этот факт взбудоражил меня, так пришло решение продлить обучение на дополнительные полгода. Прошёл и этот период времени, и я понял, что даже годичной стажировки мне мало, чтобы охватить все имеющиеся на тот момент знания. Так я и остался во Франции. Сначала работал в отделении урологии, но в этой же больнице проводились пластические операции. Я был впечатлен ими. Реконструктивная пластика поразила меня своими возможностями возвращать утраченные органы. После этого я решил сделать своей специализацией пластическую хирургию, однако это было нелегко. Если в Европе в принципе иностранцу тяжело стать врачом, то пластическая хирургия считается неким элитарным профессиональным клубом. На достижение моей цели — быть в этих уважаемых рядах — понадобилось 10 лет.

Корр.: Ваше стремление осуществить желаемое действительно впечатляет. 45 пластических операций в месяц — это ваш средний показатель работы. Есть ли у вас какая-то конкретная специализация?

Борис Мирзоян: Есть, это общая пластическая хирургия. С 2012 по 2015 моим местом работы стала клиника в Париже, где я проводил реконструктивные и эстетические операции. Это дало мне широкие возможности как для пластического хирурга. Те навыки, которые я приобрёл в процессе, придают моим знаниям высокую ценность. Поддерживать их на соответствующем уровне можно, только проводя операции разных направлений. Согласитесь, сложно получить успешный результат в реконструкции, если не знать эстетическую сторону вопроса, ну и наоборот. Во всех своих операциях я стараюсь добиться совершенного результата. И в этом как раз играет большую роль мои навыки в проведении разных операций.

Пластический хирург из Парижа Борис Мирзоян

Запись на консультацию в Париже: + 33 1 86 95 24 04. 57 avenue Bugeaud. 75016 Paris. France

Корр.: Можете рассказать о своих пациентах? Кто входит в эту категорию?

Борис Мирзоян: В основном, мои пациенты — это французы. Немалую часть пациентов составляют россияне — как живущие во Франции, так и приезжающие сюда специально за пластической операцией.

Корр.: Вы стажировались и работали на Западе и в России. На ваш взгляд, есть какие-то национальные различия в сфере пластической хирургии, в зависимости от стран? Если так и есть, то какие особенности присущие французской отрасли?

Борис Мирзоян: Да, различия есть, они все обусловлены влиянием различных школ, на которые опираются врачи. Но в становлении хирурга я считаю первостепенным вопрос образования. Для меня лучшим стала французская школа хирургии. Во-первых, она имеет древние корни. Старшее поколение докторов старается передать младшему максимум знаний, причём бескорыстно. Ординаторы во время практики сменяют больницы, в которых практикуются, каждые полгода. Таким образом они расширяют объём своих знаний, а ведь в других странах ординатура прикреплена к одному медицинскому заведению. Ещё меня привлекает во французской системе сильная социальная защищённость, благодаря которой становится возможным лечение абсолютно всех слоёв населения. Этот фактор способствует разнообразию проводимых операций и обучению таким образом будущих докторов. Опыт решает многое в становлении и профессионализме пластического хирурга.

Корр.: С 2013 года вам разрешено работать в России. Какие у вас намерения в будущем?

Борис Мирзоян: В 2013 я сдавал квалификационный экзамен, чтобы мне дали право практиковать в России. Только после получения специального сертификата зарубежным врачам можно работать в Российской Федерации. Я пошёл на этот шаг, поскольку мне интересно передавать имеющиеся у меня опыт и знания нашим студентам. Хочется помогать своим соотечественникам, делать их жизнь лучше. Ведь я родился в СССР, учился в Ереване.

Пластический хирург Борис Мирзоян принимает в Москве

Запись на консультацию в Москве: + 7 (967) 187-21-81. 2-й Тверской-Ямской переулок, д. 10, Москва

Корр.: Борис Георгиевич, полагаю, что у вас записи на месяцы вперёд. Поделитесь, приходится ли отказывать пациентам или соглашаетесь на все операции?

Борис Мирзоян: Отказы в профессии пластического хирурга — нормальное явление. Принять решение о пластической операции мало — выбор должен быть осознанным, взвешенным и самостоятельным, а не из-за давления со стороны супруга, например. Пациент должен понимать, для чего ему изменения во внешности, какую цель он преследует и насколько она объективна. Если есть показания, то мы проводим пластическую операцию. Если же очевидно, что решение было принято на эмоциях, или у пациента завышенные ожидания от будущей операции, приходится отказывать в таких случаях. Попадаются и такие, которые уверяют доктора в существовании какого-то дефекта, которого на самом деле нет, а причины неудовлетворения внешностью кроются в глубоких психологических причинах.

Корр.: То есть если человек испытывает психологические комплексы из-за внешности, ему отказывают?

Борис Мирзоян: Нет, отказывают только тем, у кого имеется психическое расстройство. Это, кстати, одно из противопоказаний к операции. Вам наверняка известно о дисморфофобии — заболевании, при котором человек чересчур обеспокоен своей внешностью и придумывает какие-то несуществующие дефекты, исправить которые он приходит к пластическому хирургу. Естественно, что квалифицированный профессиональный доктор не станет оперировать такого пациента, а постарается помочь ему другим способом, например, посоветовав консультацию психолога.

Корр.: Как пациенты могут найти вас, если решатся на пластическую операцию?

Борис Мирзоян: Основное моё место работы — Париж. Но вместе с тем я провожу консультации и оперирую в Москве. Все контакты указаны на моем сайте.

Корр.: Борис Георгиевич, спасибо за такое интересное и познавательное интервью!

Комментарии