— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
12.05.2017 10:30

Пластический хирург Алексей Гварамия

Омоложение лица: грамотное сочетание методик для максимально эффективного результата!

На правах рекламы
Алексей Гварамия

Сегодня существует огромное количество омолаживающих методик: запутаться в их многообразии очень легко. Алексей Алекович Гварамия, пластический хирург с опытом работы более 25 лет, врач высшей категории объяснил, чем отличаются современные методики омоложения лица и как их можно сочетать, а также рассказал, по каким причинам хирург может отказать пациенту в операции.

Корр.: Алексей Алекович, только кожную подтяжку (без лифтинга мышечного слоя) сегодня уже не делают?

Алексей Гварамия: Исключительно подтяжка кожи редко кому показана. SMAS-лифтинг (подтяжка мышечно-апоневротической системы) — это не только эффективно, но и долговременно. Однако существует разница в интенсивности и способах подтяжки мышечного слоя: все зависит и от строения лица пациента, и от того, какие методы в своей работе использует хирург. Я смотрю по ситуации и понимаю, как будет лучше сделать в конкретном случае. Нюансов операции очень много, о них я подробно рассказывал в прошлом интервью для вашего портала.

Корр.: Это правда, что если сделать эндоскопическую операцию в молодом возрасте, возможно отложить более серьезный лифтинг на длительный срок?

Алексей Гварамия: Мы все стареем. Человек развивается, меняется, иногда болеет, переживает негативные эмоции. Плюс у всех разная генетика и образ жизни. Здесь все достаточно индивидуально, нет определенного ответа, понадобится ли операция и как скоро. По моим наблюдениям, через 10-15 лет пластику лица можно проводить повторно. Но, конечно, по показаниям и желанию самого пациента. Бывает так, что результат омолаживающей операции сохраняется и более 15 лет.

Корр.: Некоторые хирурги предпочитают работать с эндонтинами при эндоскопической подтяжке. Как вы относитесь к их применению?

Алексей Гварамия: Я не устанавливаю эндонтины, потому что считаю, что их использование не вполне и не всегда оправдано. Они часто не только не несут какой-то особой функции, но и вызывают значительное подорожание операции. В России они стоят порядка 50 тысяч. Но, конечно, у всех хирургов свои принципы работы: я привык работать без эндонтинов. Одна и та же методика в руках разных хирургов может выглядеть совершенно по-разному. Потому это и искусство.

Я не устанавливаю эндотины! Их применение не всегда оправдано!

Корр.: Пациенты часто интересуются, что лучше — эндоскопическая операция или SMAS-лифтинг?

Алексей Гварамия: Эндоскопическая подтяжка и SMAS-лифтинг — совершенно разные операции, поэтому четкого ответа, конечно, нет: все зависит от показаний. Эти операции преследуют разные цели. SMAS-лифтинг больше поднимает шею, овал, нижнюю треть лица, а эндоскопия работает со средней третью. Конечно, может быть и расширенная операция, когда SMAS и эндоскопия выполняются вместе. Это более сложная операция, но если к ней есть показания, дает потрясающий омолаживающий эффект. Также при эндоскопии может выполняться височный (темпоральный) лифтинг, когда через маленькие разрезы у висков подтягиваются височная и скуловая области. При этом отлично приподнимается наружный край брови. На самом деле все операции перетекают друг в друга, при каждой методике омоложения можно захватить какой-то дополнительный участок лица, если это требуется.

Корр.: Какие еще сочетания омолаживающих методик используются чаще всего?

Алексей Гварамия: При эндоскопии средней зоны с вероятностью 99% нужно делать нижние веки, часто с этой операцией проводят и подтяжку лба. Дополнительные могут быть выполнены ментопластика (пластика подбородка), локальная липосакция щек и подбородка, удаление комков Биша.

Корр.: Вы часто проводите операцию по удалению комков Биша?

Алексей Гварамия: Иногда я ее делаю, но, честно сказать, редко. Объясню почему. Процесс старения изначально проявляется в центральной зоне лица: ткани начинают опускаться, происходит их инволюция (уменьшение объема). То есть с возрастом щеки сами впадают. Когда пациенту удаляются комки Биша изначально, могут позже понадобиться еще и филлеры в эту зону! На мой взгляд, операция по удалению комков Биша оправдана, когда лицо действительно крупное и нужно сузить щеки для придания ему гармонии.

Алексей Гварамия

Корр.: Насколько эффективен результат МАКС-лифтинга? Это ведь более щадящий аналог SMAS?

Алексей Гварамия: Я не делаю эту операцию. Да, разрез немного меньше, чем при классической подтяжке, но разница в результате принципиальная. Лучше сделать полноценный лифтинг: рубец будет в любом случае, однако в силах хирурга сделать его максимально незаметным. Если особых показаний к операции нет, или пациент вообще не готов к разрезам, лучше сделать нитевую подтяжку. Тогда пациент достойно дойдет до того момента, когда можно будет сделать полноценную пластику. В Америке проводили эксперимент: женщинам-близнецам с возрастными проблемами лица делали короткорубцовый и классический лифтинг. Через месяц после операции результат пациенток практически одинаковый, через полгода появляется разница, а через год совершенно очевидны преимущества классической подтяжки.

Корр.: Вы можете отказать пациенту в операции? По каким причинам?

Алексей Гварамия: Да, и я часто это делаю. Во-первых, если беспокоящую пациента проблему можно решить менее инвазивными способами, чем пластика лица, то, конечно, я об этом скажу. Временные методики (нити, филлеры) тоже заслуживают внимания. Хорошие нити рассчитаны на два года. Хирург всегда работает в паре с косметологом. Причем это проявляется не только в вариативности подходов к решению проблемы. Когда я сделал операцию, косметолог проводит физиотерапевтические процедуры для скорейшей реабилитации, уменьшения отеков. Например, микротоковая терапия помогает быстрее снять отечность, электрофорез с различными препаратами быстрее смягчает рубцы, лазером можно зашлифовать рубчик и т. д.

Никогда не говори пациенту, какую операцию ты бы ему сделал!

Еще я могу отказать в операции, если пациент не совсем адекватно оценивает возможности пластической хирургии. Приведу пример. Есть определенная группа пациентов, которые очень боятся стареть. Но ведь рано или поздно придется — никуда от этого не деться. Многие, кто хочет снова и снова делать пластику, много лет выглядят замечательно и после одной операции. Но таким пациентам кажется, что все-таки можно где-то немного приподнять, подкорректировать и т. д. В какой-то момент такое чрезмерное омоложение становится вычурным. Все должно быть в меру. Пластическая хирургия необходима для того, чтобы лучше выглядеть. Может быть, даже на свой возраст, но отлично выглядеть!

Корр.: За годы вашей работы у Вас, как и у любого опытного хирурга, наверняка сформировалась особенная манера в общении с пациентом. В чем она проявляется?

Алексей Гварамия: Много лет назад Илья Исаакович Фришберг, один из основоположников пластической хирургии в нашей стране и мой наставник, учитель сказал мне: «Никогда не говори пациенту, какую бы операцию ты ему сделал. У него может быть совсем другая проблема, которая его беспокоит». Это во многом определило мой подход к беседе с пациентом. Конечно, я всегда честен на консультации и на все вопросы отвечаю откровенно. Но нельзя порождать в человеке комплексы и говорить «Вам нужно сделать это и это»… В таком случае женщина, даже получив отличный результат, будет думать, что это не до конца, можно еще лучше. У нее в душе останется мысль, что она не такая, какой могла бы быть. Это неправильно.

Еще важно, чтобы пациент доверял тебе, ведь он не станет красивым сразу после операции. Сначала есть отек, синяки, какие-то болевые ощущения… Я всегда даю пациентам свой номер телефона для связи. Пациенту важно чувствовать себя в безопасности после операции.

Алексей Гварамия

Корр.: Все пациенты приходят на консультацию подготовленными? Сейчас в интернете столько информации по поводу омолаживающих операций.

Алексей Гварамия: Вполне понятно, что пациент волнуется и хочет узнать все еще до консультации. Но на самом деле многие нюансы операции пациенту знать необязательно. Интернет в данной ситуации — зло. Очень часто пациенты смотрят видео о том, как проходит эндоскопическая омолаживающая операция или SMAS-лифтинг…. Вы когда-нибудь видели человека, который смотрит операцию по резекции желудка? Или по удалению желчного пузыря? Нет, люди не хотят знать, что именно будет происходить. Так же и здесь: любая операция — это достаточно интимная вещь. Так что я против этого.

Корр.: Как часто мужчины обращаются к омолаживающим операциям? Что обычно они хотят сделать?

Алексей Гварамия: Мужчины, конечно, приходят реже, чем женщины. И обычно они приходят не с первичными возрастными признаками, а уже тогда, когда проблема достаточно явно выражена. Еще есть пациенты, которые «работают лицом», и для них крайне важно хорошо и молодо выглядеть. Блефаропластика и подтяжка лица — самые популярные операции среди мужчин.

Женщины обращаются к пластическому хирургу чаще. Но и у мужчин, и у женщин есть немало переживаний по поводу омолаживающей операции и ее будущих результатов. Я считаю, что хирург всегда должен бережно, с пониманием относиться к пациенту, который настроен на хирургическую коррекцию. И вселять в него уверенность, что результат будет отличный, ведь позитивный настрой — это очень важно!

Записаться на консультацию к Гварамии А.А. можно с Пн. по Пт. с 10:00 до 18:00 часов по телефонам: +7 (495) 782-72-92, +7 (495) 920-72-84.

Читайте также

Комментарии

Всего: 12,
Страницы: 1 : 2 >
Всего: 12,
Страницы: 1 : 2 >