— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
21.06.2017 08:54

Пластический хирург Анвар Салиджанов

Все, что Вы хотели знать об идеальной груди, — мнение доктора медицинских наук

Маргарита Привольная
Пластический хирург Анвар Салиджанов

Результаты пластики груди от опытных, по-настоящему увлеченных своей работой хирургов, действительно впечатляют. Нетрудно представить, как счастливы и довольны девушки, женщины, которых коснулось прекрасное преображение! Ведь сегодня с помощью маммопластики возможно увеличить небольшую от природы грудь, вернуть бюсту дородовое состояние, провести уменьшение слишком выдающейся груди…

Пластика груди — один из основных профилей работы ведущего хирурга клиники Mont Blanc, доктора медицинских наук Анвара Салиджанова: мы взяли у него интервью о самой популярной пластической операции. Доктор более 25 лет работает в эстетической медицине: его мнению действительно можно и нужно доверять!

Корр.: Анвар Шухратович, несмотря на то, что операция по увеличению груди — одна из наиболее часто выполняемых и относительно несложных операций для опытного хирурга, женщины, наверняка, приходят на консультацию с множеством вопросов, сомнений… О чем чаще всего беспокоятся женщины, которые решились на пластику груди?

Анвар Салиджанов: Действительно есть вопросы, которые я слышу на консультации наиболее часто. Женщины интересуются, можно ли летать на самолете после установки имплантов (до сих пор бытует миф, что эндопротезы могут лопнуть). Вторая тема — потеря чувствительности. Могу с уверенностью сказать: если операция проведена грамотно, с чувствительностью не будет никаких проблем. Конечно, девушки интересуются и такой важной темой, как беременность и кормление ребенка после увеличения груди. И я всегда успокаиваю, что можно и кормить, и рожать: импланты никаким образом на это не влияют.

Корр.: То есть, устанавливать импланты до родов действительно безопасно?

Анвар Салиджанов: Не будут нарушены ни чувствительность, ни функциональность. Молочные протоки не закупориваются. Они, конечно, могут незначительно повредиться во время операции, но на функцию кормления это никак не влияет. На одной из конференций я беседовал с врачом, который устанавливал импланты не с помощью простого разреза по ареоле, а путем пересечения соска. И кормление все равно возможно!

После увеличения груди можно и кормить, и рожать!

А потеря чувствительности после маммопластики больше связана с травмированием нерва, который выходит из четвертого межреберья: опытный хирург знает, что трогать эту область не нужно. В первое время после пластики груди чувствительность становится даже слишком обостренной. Потом, конечно, все возвращается в норму.

Корр.: Насколько востребован сегодня субмаммарный доступ установки имплантов (через подгрудную складку)?

Анвар Салиджанов: Это традиционный доступ установки имплантов, он все равно востребован. Есть ситуации, когда нужно ставить имплант именно субмаммарным доступом: например, при маленькой ареоле, при тубулярной груди. Есть доктора, которые устанавливают протез только через подгрудную складку, и у них есть свой поток пациентов. В конце концов, есть желание пациента, которого интересует именно этот доступ.

Корр.: Есть несколько способов установки импланта, но ведь чаще всего хирург помещает его под мышцу?

Анвар Салиджанов: Да, именно. Исходя из моего опыта консультаций, не все понимают, что при подмышечном способе имплант не полностью устанавливается под большую грудную мышцу. Это заблуждение. На деле его называют комбинированным, и эндопротез помещается частично под мышцу, частично под железу. Невозможно установить имплант под мышцу полностью ввиду анатомии грудной клетки.

Импланты для увеличения груди

Таким образом, существует три доступа для установки импланта: комбинированный (он же подмышечный), под молочную железу и под фасцию (наружную пленку) грудной мышцы. Чаще всего используется комбинированный способ. Однако девушкам-спортсменкам, бодибилдерам, тренерам чаще всего нельзя применять этот способ. Мышца просто вытолкнет имплант, это опасно. Можно установить под фасцию, если она не истончена, но только не полиуретановые импланты.

В России все реже устанавливают имплант под молочную железу: через пару лет протез может опуститься под действием гравитации. Но способ имеет и свои неоспоримые преимущества: более короткий, легкий реабилитационный период и пышный результат, даже при небольшом размере импланта.

Корр.: Многие, кто готовится к пластике груди, незнакомы с термином «капсулярная контрактура» (формирование вокруг импланта плотной фиброзной оболочки). Как часто встречается это осложнение?

Анвар Салиджанов: Пациенты почему-то редко спрашивают о контрактуре, но знать о ней необходимо. Уже ни для кого не секрет, что от нее никто не застрахован: ее появление не зависит ни от руки хирурга, ни от времени, которое прошло после операции. В среднем на контрактуру приходится 12-15% от всех операций по увеличению груди: будет необходимо повторное вмешательство с установкой полиуретановых имплантов. Я предпочитаю изначально работать именно с ними: они в разы снижают возможность появления контрактуры.

Корр.: Часто ли проблему птоза груди возможно решить с помощью установки имплантов, без подтяжки?

Анвар Салиджанов: Далеко не всегда. На это влияет много факторов — степень птоза, состояние кожи (наличие растяжек), масса самой железы. Иногда с помощью правильного подбора имплантов можно справиться и с опущением. Но операция подтяжки и одномоментного увеличения груди наиболее эффективна.

В среднем на контрактуру приходится 12-15% от всех операций по увеличению груди

Корр.: В каком случае Вы можете отказать в операции?

Анвар Салиджанов: Когда все красиво! (Улыбается). Бывает так, что у молодой девушки возрастной максимализм, и ей кажется, что грудь недостаточно большая. А на деле красивый второй размер, нет ни птоза, ничего! Я знаю, что девушка пойдет к другому врачу, и он согласится поставить импланты. Но не я.

Корр.: Девушки приходят на консультацию с супругом?

Анвар Салиджанов: Да, не очень часто, но бывает. Обычно супруг на консультации высказывает свои пожелания относительно будущей груди своей женщины. Например: «хочу, чтобы у нее был 4-й размер». Но в такой ситуации важно понять, чего хочет сама женщина: я ставлю ее желание во главу угла.

Корр.: Как вы относитесь к тому, что пациентки еще до консультации читают об операциях груди в интернете?

Анвар Салиджанов: Очень это приветствую! Мне приятно, что девушка что-то уже узнала сама, познакомилась с теорией, и мне не приходится объяснять элементарные вещи. Не очень понимаю, когда меня просят прямо на приеме показать фото своих работ. Все это сегодня есть в интернете, в свободном доступе, и нет смысла тратить на это время консультации, которое можно потратить с пользой для себя и хирурга.

Увеличение груди Салиджанов

Корр.: Какие методики уменьшения груди Вы используете в своей работе?

Анвар Салиджанов: В арсенале хирурга должно быть несколько методик, которые он может применить в каждом конкретном случае. Я использую и классические техники, и такие известные методики как SPAIR (автор — американский хирург Деннис Хаммонд), и бразильскую технику уменьшения груди от доктора Рут Графта… Две последние минимизируют количество рубцов, но имеют свои особенности. Пациент должен быть готов к тому, что результат появится не сразу: на месте разрезов происходит образование сборок, складок… При якорной методике и хирург, и пациент сразу видят желаемый результат. Плюс есть ситуации, когда не обойтись без классического «якоря». Например, если грудь очень большая или сильно выражен птоз.

Корр.: Функция лактации, чувствительность не нарушаются, как и при увеличении груди?

Анвар Салиджанов: В основном все методики редукционной маммопластики построены так, что функциональность молочной железы и сосково-ареолярного комплекса сохраняется. Даже если она нарушается, в течение полугода все приходит в норму. Можно также делать эту операцию и до родов. Вопрос в другом: хочется ли сохранить результат как можно дольше? Конечно, ни один хирург не даст пожизненную гарантию того, что грудь всегда будет выглядеть идеально. Но в наших интересах отложить операцию до того момента, как произойдут первые изменения с грудью при беременности, лактации и кормлении. И тогда уже можно корректировать эти изменения.

Мне спокойнее, когда пациентка звонит и спрашивает что-то, нежели переживает внутри себя

Корр.: К Вам часто приходят на повторную операцию от других врачей?

Анвар Салиджанов: Да. У меня достаточно большой опыт работы, думаю, поэтому мне доверяют такую непростую операцию. Одна из частых проблем, которую мне приходится исправлять — недостаточная подтяжка молочной железы при установке импланта. Очень многие доктора грешат тем, что при выраженном птозе делают подтяжку вокруг ареолы. В итоге результат никакой, хирург выполняет стяжку повторно, но ситуация все равно не меняется. Это замкнутый круг. Я в принципе рассматриваю ареолярную подтяжку только как уменьшение ареолы, а не как самостоятельную операцию. Я сделаю все, чтобы исправить ситуацию, но возможности в случае повторной пластики тоже не безграничны. Пациенту важно это понимать.

Корр.: Вы поддерживаете общение с пациентом в период реабилитации после пластики груди?

Анвар Салиджанов: Конечно. Мне спокойнее, когда пациентка звонит и спрашивает что-то, нежели переживает внутри себя. Это ведь операция, первое время что-то болит, тянет, так что волнения девушек вполне понятны! Первые две недели пациентки звонят достаточно часто, но потом все меньше и меньше. И я понимаю: восстановление идет верным путем.

Корр.: Спасибо большое, Анвар Шухратович, за такую интересную и познавательную беседу! Думаем, она будет очень полезна для девушек, которые хотели бы сделать пластику груди.

Запись на бесплатную консультацию к Салиджанову А.Ш. в клинику Mont Blanc: +7 (495) 134-12-00.

Читайте также

Комментарии

Всего: 13,
Страницы: 1 : 2 >
Всего: 13,
Страницы: 1 : 2 >