— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
28.06.2017 09:47

Пластический хирург Сергей Левин

О клеточных технологиях и минусах эндоскопической подтяжки лба

Маргарита Привольная
Сергей Левин пластический хирург

Пластическая хирургия в России, как и за границей, не сбавляет обороты. Как в научном направлении, так и финансовом. Только за прошлый год рынок эстетической медицины заработал более 12 миллиардов рублей. Научные и технические разработки в пластической хирургии также ежегодно появляются и внедряются в практику. Искать новые, более эффективные и менее травматичные методы коррекции внешности хирургов заставляют повышающиеся требования пациентов, желающих кардинально измениться, но при этом не переживать долгий реабилитационный период. Молодость и естественность — вот два главных девиза пациента. Об особенностях современных омолаживающих операций мы побеседовали со знаменитым российским пластическим хирургом Сергеем Львовичем Левиным.

Корр.: Добрый день, Сергей Львович! Начнём нашу беседу с начала вашей карьеры. Как получилось, что вы стали пластическим хирургом?

Сергей Левин: Здравствуйте! В этом случае нужно начинать с 1991 года. Тогда я отправился в Швейцарию изучать биологию фибробластов и проблему восстановления кожных ран. Исследования были действительно глубокими и обширными, мы работали в лаборатории с клеточными структурами. В Женеве я провел год, в результате мы положили начало сотрудничеству с пластическими хирургами. Этот шаг продвинул исследование по заживлению ран и ран после ожогов. В итоге после такого насыщенного сотрудничества я осознал, что хочу быть пластическим хирургом. Они предоставили мне возможность работать у них, так что плоть до 2001 года я вел практику исключительно в Женеве. Затем я вернулся на Родину ввиду семейных обстоятельств.

Корр.: Можете ли вы назвать специалиста, ставшего вашим наставником?

Сергей Левин: Своим учителем я считаю профессора Дэни Монтандона. Именно он позвал меня в Женеву и передал мне фундаментальную базу знаний.

Корр.: Как нам известно, в России вы принимаете пациентов в клинике ЕМС. А ведете ли вы практику за рубежом, ведь всё-таки часть наработанной базы клиентов наверняка там осталась?

Времени на какие-то зарубежные практики просто физически не хватает

Сергей Левин: Я бы не стал называть своих пациентов базой данных. Да, остались довольные пациенты, выступавшие в качестве «сарафанного радио». Но здесь, в клинике в Москве я провожу по несколько операций в день, а это довольно насыщенный график и времени на какие-то зарубежные практики просто физически не хватит.

Корр.: Какие три операции вы можете назвать своими любимыми?

Сергей Левин: Моё личное мнение заключается в том, что пластический хирург должен делать любые пластические операции. Для меня как для специалиста интерес представляют технически сложные вмешательства. Это омолаживающие операции и пластика носа. Но, естественно, моя ежедневная работа включает и остальные коррекции лица и тела, почти все направления.

Корр.: О вас знают как о специалисте, проводящего фейслифтинг по-особенному. Говорят, что обязательный пункт ваших действий — лифтинг верхней губы и установка импланта в подбородок. Еще вы, по словам пациентов, применяете клеточные технологии. Вы и вправду так работаете?

Пластический хирург Сергей Левин

Сергей Левин: Если брать в общих масштабах, то да. Надо понимать, что для операции по безупречному омоложению лица от хирурга требуется знание самого процесса старения человеческого тела. Ведь с возрастом происходит не только опущение кожи, но и деформация в некоторой степени лицевого черепа, губ и носа. Если обойтись только подтяжкой кожи, то оно будет напоминать некий трансформер, пациентка потеряет свои индивидуальные черты. Поэтому в своей работе я руководствуюсь стремлением сделать операцию таким образом, чтобы пациент ыбл похож на себя в молодости. А для этого необходимо комплексное омоложение, одним лишь лифтингом кожи не обойтись, нужно «трогать» лоб, губы, подбородок, нос, нижнюю челюсть.

Корр.: Тогда что же входит в подтяжку лица от Сергея Левина?

Сергей Левин: Пойдем сверху вниз. В молодости лоб гладкий, у пациентов в возрасте он неровный и немного отходит назад. Чтобы вернуть его в молодое положение, необходимо дополнить его собственной тканью. Лифтинг только лба я не делаю — эта коррекция наоборот, по моему мнению, прибавляет возраст из-за поднятых бровей. Последним я придаю прямую форму, а глазам — более вытянутую. Ведь глаза круглой формы присущи постаревшему человеку. Нос корректируется в плане ноздрей — им следует быть обращенными вниз. Изменениям подвергается и носогубный угол. Уменьшаем длину верхней губы, поскольку с возрастом она увеличивается в размерах. Добавляем объема в нижнюю челюсть, которая с годами становится меньше. Отмечу немаловажный факт, о котором говорят не все хирурги. Провисание кожи на лице обусловлено не гравитацией, а уменьшением черепа, причем во всех зонах, которые я перечислил выше.

Корр.: То есть эндоскопический лифтинг лба — это не к вам?

Сергей Левин: Да, я не провожу операций такого типа, поскольку считаю их устаревшими. Эндолифтинг лишь приподнимает брови, воздействия на сам лоб нет. Другой недостаток эндоскопической методики заключается в том, что после неё заметным становится расстояние от глаза до брови. И это старит.

Для меня реальное омоложение значит комплексное изменение

Раньше многие пытались сделать максимальную подтяжку чего только можно было. Ряд специалистов, кстати, старался таким образом заработать на своих клиентах. Те, кто сегодня проводит эндоскопический лифтинг — это врачи, движущиеся по «накатанной дорожке». Для меня реальное эффективное омоложение значит комплексное изменение, ряд операций, а не всего лишь единственная подтяжка лица.

Корр.: А что насчёт SMAS-лифтинга? Что эта методика значит для омоложения, если судить по вашим критериям?

Сергей Левин: SMAS-подтяжка выступает окончательным этапом омоложения. Как самостоятельный этап я его не применяю, потому что мы в итоге можем получить пресловутый эффект маски. SMAS-лифтинг нужен для удаления лишней кожи. Так, сначала по порядку мы делаем височный эндолифтинг, анти-эйдж ринопластику, коррекция губ и формирование подбородка. И уже потом в завершение операции проводим SMAS-лифтинг.

Корр.: Сергей Львович, а каким образом можно привести в порядок шею, если очевидны изменения в этой области?

Сергей Левин: Вернуть шее молодой и свежий вид можно при помощи SMAS-подтяжки. Но отдельно делать лифтинг не нужно, поскольку корректироваться всё должно в комплексе. По отдельности это будет выдавать возраст, смотреться негармонично.

Сергей Левин пластический хирург

Корр.: Вы упоминали, да и часто пишут, что клеточные технологии — это часть вашей работы. Как вы применяете их в ходе операции?

Сергей Левин: Клеточные технологии — общее название. Сами же они включают множество различных методик, но я обычно применяю их для формирования дополнительного объема черепа. По большому счету это липофилинг, однако в нашем случае клетки, используемые для пересадки, высокого качества. Что скрывается за этими словами? Это значит, что благодаря новейшим технологиям и оборудованию, выделяются долгоживущие и сохраняющие продолжительный эффект образцы.

Корр.: Говоря о продолжительности эффекта. Каковы конкретные сроки липофилинга, проведенного при помощи инновационных технологий?

Сергей Левин: Пять лет — минимальный срок. Заем уже требуется процедуру повторить. Моё же мнение в том, что 5 лет — это действительно большой срок. Немногие операции способны обеспечить такую длительность.

Корр.: Сергей Львович, вы считаетесь одним из ведущих российских ринопластов. Какие главные факторы следует учитывать при коррекции носа?

Вид доступа не играет главенствующей роли в формировании будущего результата ринопластики

Сергей Левин: Пластическая операция по изменению носа относится к категории сложнейших, так что ряд хирургов боится её делать, чтобы не допустить ошибок. Скажу вам, что главным параметром красоты носа считается не его длина или ширина, а угол между ним и верхней губой. Если носогубный угол равен 90 и более градусов, априори человек будет казаться привлекательным.

В женской ринопластике есть своя специфика. В отличие от мужской, при коррекции женского носа стоит учесть величину угла и проекции кончика носа и ноздрей, высоты спинки. Данные параметры влияют на красоту будущего носа.

Корр.: А что вы думаете о вечном противостоянии открытой и закрытой методики ринопластики?

Сергей Левин: По большому счёту, вид доступа не играет главенствующей роли в формировании будущего результата. Тут главное — мастерство хирурга. Высококвалифицированный специалист одинаково успешно проведет ринопластику как открытым, так и закрытым доступом. Здесь каждый доктор выбирает более удобный для себя вариант. А рубцы не будут заметны ни при первом, ни при втором методе коррекции носа. Так что, повторюсь, метод — не главное. Всё в руках врача.

Корр.: Спасибо, Сергей Львович, за беседу. Было интересно узнать о вашей методике работы.

Комментарии