— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
11.12.2017 13:48

Пластический хирург Максим Цегельников

За год в отделении провели 380 эстетических и реконструктивных операций

Маргарита Привольная
Пластический хирург Максим Цегельников

Отделению пластической и реконструктивной хирургии в Новосибирской областной больнице чуть больше года. За это время врачи уже помогли сотням пациентов. Медики проводят как платные эстетические операции, так и реконструктивные вмешательства, оплачиваемые фондом ОМС или государственными квотами. О работе отделения и пластических хирургов, а также деталях операций мы поговорили с заведующим отделением Цегельниковым Максимом Михайловичем.

Корр.: Максим Михайлович, добрый день! Вашему отделению недавно исполнился год со дня работы. Можете рассказать о том, как для вас, для сотрудников отделения, прошёл этот год, чем запомнился?

Максим Цегельников: Здравствуйте! Я доволен работой и рад тому, что несмотря на некоторые экономические трудности, руководство не оставило идею и всё же открыло наше отделение. Факт, что это было верным решением, подтверждается каждый день нашей работой — мы в силах помочь пациентам, чьи проблемы и дефекты не могли исправить раньше.

На счету отделения 380 операций. Сразу объясню, почему такая цифра. Ведь для ряда докторов это число может показаться недостаточным, мол, «хирурги и по 500 операций в год проводят». Но наши операции зачастую очень продолжительные, могут занимать по 9-10 часов. Исходя из этих показателей, мы проводим по 1-2 операции в день. Это и эстетические, и реконструктивные вмешательства.

Корр.: По статистике, какие операции чаще проводятся?

Максим Цегельников: Соотношение здесь 50 на 50. За эстетические операции в основном у нас берется высококвалифицированный специалист Пётр Викторович Дирксен, за мной же остаются большинство реконструктивных вмешательств, но и эстетикой я тоже занимаюсь. Отдельное внимание в своей практике я уделяю операции на кисти руки, это весьма сложное направление в хирургии.

Операции в нашем отделении зачастую очень продолжительные, могут занимать по 9-10 часов

Если речь идёт о сложных реконструкциях и бывает нужна помощь профильного специалиста, мы сотрудничаем с врачами других отделений больницы. Например, привлекаем к операции ожоговых или челюстно-лицевых хирургов и т.д.

Корр.: Новосибирская областная больница — большое учреждение. Этот факт сказывается каким-либо образом на работе вашего отделения?

Максим Цегельников: Это обстоятельство максимально расширяет наши возможности. В больнице масса специалистов различных профилей, присутствует отделение анестезиологии и реанимации. Благодаря всему этому мы способны выполнять сложнейшие вмешательства с привлечением врачей других специальностей, с использованием новейшего оборудования.

Мы прикладываем все усилия, чтобы обеспечить лучший результат, но организм человека может быть непредсказуем, поэтому при необходимости на помощь приходит отделение анестезиологии и реанимации, что сводит к минимуму все риски. Если сравнивать с небольшими клиниками, то областное медучреждение выиграет в плане безопасности, нам легче найти лучшее решение при появлении нештатных ситуаций.

Корр.: Знаю, что ранее вы оперировали в центре охраны здоровья шахтёров…

Максим Цегельников: Да, всё верно. Туда обращались со страшными травмами, так что опыт, полученный мной при работе в этом центре, нельзя переоценить. Это была большая школа, главным учителем в которой я считаю Леонида Михайловича Афанасьева.

Новосибирская областная больница

Корр.: Расскажите, с какими травмами к вам обращаются?

Максим Цегельников: Работаем со всеми участками тела, так что операции очень разнообразные, уникальные, могут не повторяться в течение пары месяцев. С одной из первых задач, с которой мы столкнулись в начале работы отделения, было создание нового носа пациентке, у которой его почти не было из-за врожденных дефектов. Для восстановления органа использовали ткань самой пациентки.

Частые пациенты — дети с ожоговыми травмами, причем, бывают повреждены самые разные участки тела. Как правило, пациенты тяжелые, площадь ожогов в среднем занимает 30% тела. В таких случаях необходимо поэтапная реконструкция, проводится несколько операций с промежутком во времени.

Другой большой категорией является хирургия кисти. По этому направлению выполняем почти весь спектр операций. Лечим и контрактуру Дюпюитрена, повреждения сухожилий. Также проводим реконструкцию кисти после производственных травм.

Если сравнивать с небольшими клиниками, то областное медучреждение выиграет в плане безопасности

Корр.: А за экстренные случаи приходилось браться?

Максим Цегельников: Вообще мы являемся плановым отделением. Тем не менее, случалось, что из районов привозили пациентов с тяжелейшими травмами, им мы проводили операции.

Корр.: Перейдем к финансовой стороне вопроса. Кто оплачивает реконструктивные операции?

Максим Цегельников: Подавляющее число таких операций выполняются бесплатно, их оплачивает фонд ОМС. Есть и другой вариант государственные квоты. Они выделяются для устранения последствий ожоговых травм, для проведения микрохирургических операций.

В платном режиме реконструктивные операции выполняются иностранцам. Если же человек обращается за эстетической операцией, то оплачивает её самостоятельно.

Корр.: Есть очередь на реконструктивные операции?

Максим Цегельников: О гигантских очередях я бы не говорил, стандартное время ожидания — месяц с лишним.

Пластический хирург Максим Михайлович Цегельников

Корр.: А какого пациента, какую травму, с которой приходилось работать в своей практике, вы можете назвать сложнейшими в карьере?

Максим Цегельников: Наиболее трудно работать с такими повреждениями, для устранения которых требуется многоэтапная работа, причем с применением творческого подхода.

Одним из наиболее запоминающихся случаев в моей практике была хирургия кисти, когда мы провели целую серию операций. К нам поступил молодой человек с тяжелой травмой — рука попала в бетономешалку. парень лишился мягких тканей, сухожилий, кости. Тыльная поверхность кисти представляла собой голую поврежденную кость. В районной больнице первый доктор хотел провести ампутацию, но более опытный врач промыл, почистил руку пациента и отправил его к нам. Чтобы вернуть человеку кисть, пришлось провести несколько операций, старались использовать и придумывать новые возможности восстановления почти утраченной части тела. Но в итоге всё прошло успешно, сейчас у пациента вполне здоровая на вид рука, которая сохранила почти все свои функции.

Корр.: Всегда приятно слышать о таких результатах, тем более, что отделение работает всего год. А каким вы видите дальнейшее развитие?

Максим Цегельников: У нас идёт активная работа по направлению постоперационной реабилитации, мы планируем привлечь косметологическое отделение к восстановлению пациентов. Хотим проводить реконструктивные операции молочных желез после мастэктомии. В этом направлении у нас уже есть опыт, осталось дело за малым — решить вопросы финансового характера.

Читайте также

«Золотое сечение» Новосибирска Фоторепортажи 14.11.2017 1

Комментарии