— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
23.03.2018 15:04

Пластический хирург Тигран Алексанян

Когда я высказываю своё мнение насчёт операции, я не субъективен, а профессионален

Алина Березовская
Пластический хирург Тигран Алексанян

Рынок российской эстетической медицины оценивается в десятки миллиардов, что свидетельствует об огромной популярности услуг пластической хирургии. Число пациентов, как и их так называемые категории, увеличивается ежегодно на сотни тысяч человек во всём мире. Большинство обращается за чудодейственным скальпелем в надежде сохранить молодость и красоту как можно дольше, другие же видят в хирурге своего спасителя, который поможет избавиться от врожденных или приобретенных дефектов и последствий травм. И хотя сегодня общество более спокойно относится к эстетическим операциям и начинает воспринимать их как нечто обыденное, стоит помнить, что хирургическое вмешательство никогда не исключает возможных рисков или осложнений.

По этой причине пластический хирург не может просто согласиться с желанием пациента провести операцию. Специалист принимает серьезное взвешенное решение, будет он оперировать данного человека или нет. Действительно ли хирург имеет право отказать в операции, если эстетическая операция считается услугой? Если да, то в каких случаях доктор говорит строгое «нет»? На эти и другие вопросы нам ответил известный в нашей стране пластический хирург, почетный доктор Российской Академии Естественных наук Тигран Альбертович Алексанян.

Корр.: Здравствуйте, Тигран Альбертович! Эстетическая хирургия с, по большому счёту, является на сегодня единственным направлением медицины, где операции проводятся по желанию пациента, а не из-за каких-то медицинских показаний. Вы подтверждаете это?

Тигран Алексанян: Здравствуйте! Конечно, абсолютное большинство пациентов пластических хирургов — это здоровые люди, которые стремятся стать красивее, лучше в плане внешнего вида. Процент людей, обращающихся за пластической операцией, потому что она им необходима по медицинским показаниям, очень мал, если сравнивать с основной «аудиторией» хирургов. Меньшинство избавляется от дефектов, а большинство, при изначальной природной красоте, хочет усовершенствовать свою внешность, довести её до идеала.

На первом месте по отказам стоит вполне привычная и понятная причина — угроза здоровью или жизни пациента

Корр.: И как, вы каждому помогаете идеализировать лицо и тело?

Тигран Алексанян: Сначала я убеждаюсь, есть ли показания к пластической операции — во время консультации стараюсь понять истинные мотивы желания человека измениться. Почему он хочет улучшить или изменить свою внешность? Принесёт ли операция ему желаемое, станет ли он счастливее после такого преображения?

Если в ходе беседы я осознаю, что человек может достичь гармонии с собой и без оперативного вмешательства, то, безусловно, советую ему другие, альтернативные методы вроде косметологических процедур или, реже, совета сходить на консультацию к психологу. И это не издёвка, как могли подумать раньше многие пациенты — определенные проблемы действительно лучше решать с этим специалистом. Меня радует, что такую рекомендацию пациенты сейчас воспринимают адекватно. Некоторые даже приходили благодарить за ценный совет и отказ в операции.

Корр.: Что ж, одну причину для отказа вы нам раскрыли. А какие еще обстоятельства вынудят вас сказать твердое «нет» человеку, пришедшему к вам на консультацию?

Тигран Алексанян: На первом месте по отказам стоит вполне привычная и понятная причина — угроза здоровью или жизни пациента. Напомню, что любое хирургическое вмешательство, эстетическая это операция или экстренная, имеет риск возможных осложнений. Естественно, что риск тем выше, чем больше и чем серьезнее есть заболевания у пациента. Да, пластические операции могут проводиться по медицинским показаниям, а могут из-за последних же — быть запрещены. Сахарный диабет, определенные нарушения кровообращения и сердечно-сосудистой системы, рак — при этих патологиях операция имеет высокий риск закончиться летальным исходом. Чтобы такого не допустить, все желающие пациенты проходя полное, подробное предоперационное обследование. Таким образом результаты анализов скажут нам, врачам, не окажет ли пластическая операция негативное или трагическое влияние на здоровье и жизнь человека.

Пластический хирург Тигран Алексанян оперирует

Корр.: Но ведь порой слышишь от такого «неудачливого» пациента жалобу, что у него все анализы отличные, а в операции ему отказали.

Тигран Алексанян: Иногда мы говорим «нет» даже в тех случаях, если со здоровьем у пациента всё в порядке. Во-первых, если у человека завышенные ожидания от операции, какие-то неадекватные требования, то я объясняю, что хирургия — это не волшебство и тоже имеет свои границы, рассказываю о максимальном результате, который мы можем достичь. Если человек не прислушивается и не понимает , о чем я говорю, то приходится отказывать. Например, когда женщина 50-ти лет хочет выглядеть после операции на свои 20-ть, то я, даже при всём желании, не смогу ей помочь. Так, подтяжка лица может в самом лучшем случае помочь визуально выглядеть лет на 10-15 младше, но не больше.

Второй случай — это когда пациент, наоборот, не понимает ясно, чего хочет. Говорит, что хочет ринопластику, а объяснить, зачем ему операция, каким он хочет видеть свой нос, не может, то операцию тоже не проводим. Или, случалось, приходили пациенты и говорили: «Я хочу изменить нос, а вы же хирург, скажите мне, как будет лучше». Я никогда не принимаю решения за пациента, это должно быть его личное дело.

Ну и последняя причина — психическое нездоровье человека. Но это исключительно редкий случай в нашей практике.

Я отказываю, исходя из всех имеющихся показаний. Когда пластический хирург говорит вам «нет», не нужно думать, что это цель его жизни — не проводить операцию именно вам

Корр.: А что вам в ответ говорят пациенты, когда слышат суровый отказ?

Тигран Алексанян: Ничего криминального. Никаких конфликтов не возникает, если речь идёт о невозможности оперировать по медицинским показаниям. Для людей всё-таки дороже жизнь, а не идеальная внешность.

А в случаях, когда отказ вызван не медицинскими показаниями, реагируют по-разному, но в рамках приличия. Я подробно объясняю, почему не буду браться за операцию, какими причинами вызван мой отказ. Большинство понимают, осознают, что не правы, но есть и такие, кто может уйти со словами, что всё равно найдет другого хирурга, который их прооперирует.

Корр.: И такое может быть?

Тигран Алексанян: Всё может быть. Как говорится, кто хочет, тот найдет. Другое дело, насколько безопасно это будет для пациента и не возникнут ли потом у врача проблемы с таким пациентом.

Корр.: А вас не упрекали в том, что вы слишком уж субъективны?

Тигран Алексанян: Когда я высказываю своё мнение насчёт операции, я не субъективен, а профессионален, поскольку высказываю чисто врачебную точку зрения. Возможно, какая-то доля субъективности может присутствовать, но я ведь отказываю, исходя из всех имеющихся показаний и факторов. Поэтому, когда пластический хирург говорит вам «нет», не нужно думать, что это цель его жизни — испортить вам настроение и не проводить операцию. Мы думаем как раз о безопасности и психологическом состоянии пациента, поэтому и принимаем решение, будет ли полезна эта операция или, наоборот, опасна.

Корр.: Тигран Альбертович, большое спасибо вам за интервью!

Читайте также

Комментарии