— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
24.10.2018 02:44

Пластический хирург Алексей Гварамия

После операции можно выглядеть и на свой возраст, но выглядеть хорошо!

Ангелина Гумбатова
Пластический хирург Алексей Гварамия

Люди обоих полов хотят выглядеть привлекательно и сохранить свою молодость на долгие годы. Современные методики дают нам возможность безопасного и эффективного омоложения за одну операцию. Сегодня мы поговорили с ведущим пластическим хирургом клиники Mont Blanc, специалистом по омолаживающим техникам с опытом работы более 25 лет, Алексеем Алековичем Гварамия о возможностях эндоскопических методик в пластике лица и выяснили, кому подходят эти операции и как ускорить восстановление после них.

Корр.: Алексей Алекович, расскажите, в чем явные преимущества применения эндоскопа в пластике лица?

Алексей Гварамия: Эндоскоп позволяет нам визуализировать процесс операции: мы видим нервы и сосуды и аккуратно обходим их в процессе отслаивания кожи. Также реабилитация после эндоскопической подтяжки лба проходит быстрее, не остается больших рубцов.

Корр.: Какие зоны можно исправить с помощью эндоскопа?

Алексей Гварамия: Лоб и среднюю треть лица. Омоложение этих зон часто совмещается — тогда сначала делается лоб, а потом, если необходимо, продолжаешь отслойку уже средней зоны. Дополнительных разрезов в таком случае не требуется, и рубцы остаются в волосистой части головы.

Корр.: В каких случаях вы рекомендуете пациентам именно эти методики?

Алексей Гварамия: Показания для эндоскопии лба: опущение бровей, морщины и складки в области переносицы. Часто женщины приходят с жалобами на опущение верхних век и просят сделать блефаропластику, а на самом деле у них опущены брови… Во время эндоскопии лба мы «поднимаем» их — необходимость в верхней блефаропластике отпадает. Бывает, нужно еще медиальную грыжу верхних век убрать — тогда просто удаляется сама грыжа, но кожа не затрагивается.

Что касается средней зоны, показанием будет ярко выраженная носогубная складка, малярные мешки. Иногда не нужно делать эндоскопию — достаточно cheek-лифтинга, просто надо понимать, что у этих операций разные векторы натяжения. При cheek-лифтинге кожа натягивается вертикально, а во время эндоскопии — перпендикулярно носогубной морщине. Так что если носогубная складка выражена очень сильно, я назначаю именно эндоскопию.

Бывает, что и в 35 лет есть показания к СМАС-лифтингу, а бывает, что и в 60 делать его не надо

Корр.: Пациенты часто спрашивают на форумах, есть ли какой-то четкий возрастной рубеж, когда косметология перестает помогать и надо обращаться к пластическому хирургу?

Алексей Гварамия: Если есть избыток кожи и ее нависание, кроме хирургии ничего не поможет. Знаете, хирургия — это отчаяние терапии. К счастью, сегодня много порядочных косметологов, которые видят, что консервативные методы перестают помогать, и отправляют к хирургу. Но можно нарваться на тех, кто будет банально вытягивать деньги… В пластической хирургии нет такого критерия как возраст. Операция выполняется тогда, когда к ней есть показания и желание человека улучшить свою внешность. Бывает, что и в 35 лет есть показания к СМАС-лифтингу, а бывает, что и в 60 делать его не надо.

Еще многие спрашивают: «На сколько лет я помолодею?». Но критериев ведь нет! После операции можно выглядеть и на свой возраст, но выглядеть хорошо: ухоженным и здоровым!

Корр.: Как в психологическом плане для пациентов проходит реабилитационный период? Все оказываются готовы к синякам и отекам на лице? Встречались ли на вашей практике пациенты-паникеры?

Алексей Гварамия: Часто встречаются те, кто паникует, поэтому одна из самых важных задач — объяснить и показать пациенту, что с ним будет происходить.

Я всегда показываю своим пациентам фотографии со всеми составляющими реабилитационного периода: идеальный вариант, средний вариант и то, что может быть теоретически. Если пациент отказывается смотреть, тогда тем более ему обязательно надо все показать! Он должен знать, на что идет и что у него будет. А тем, кто спокойно готов взглянуть, можно даже и не показывать. А вообще бояться синяков и отеков не нужно: они в любом случае пройдут!

Алексей Гварамия фейслифтинг

Корр.: Как вы справляетесь с тревожным настроем пациентов?

Алексей Гварамия: В этом вопросе я весьма строг! Стараюсь отрезвить от негативных мыслей откровенными объяснениями о нормах реабилитационного периода. Потому что 50% успеха операции — это настрой пациента. Чем дольше работаешь, тем больше убеждаешься, что это не пустые слова. Очень многое зависит от настроя. И заживление, и общее восстановление сил…

Хотя я предпочитаю, чтобы пациенты были осторожны и немного страшились — это гораздо лучше, чем легкомысленное отношение. Эти пациенты точно будут строго следовать моим рекомендациям. А ведь бывают безответственные люди, которые приезжают после операции домой и в тот же день начинают делать уборку… Или принимают антикоагулянты накануне операции. Все знают, что нельзя принимать аспирин за две недели до вмешательства. При этом не обращают внимания, например, на то, что «Кардиомагнил» — это тот же аспирин! Они не слушают хирурга, не понимают важности реабилитационного периода.

Корр.: Какие могут быть последствия, если пациент не будет выполнять ваши рекомендации?

Алексей Гварамия: Самое распространенное осложнение — гематома. Сама по себе она не так страшна, но опасность в том, что она может сдавливать нервы — от этого может появиться временный парез. В данном случае парез — это снижение активности лицевых мышц, что сильно влияет на мимику и вызывает асимметрию. Вот и получается, что кто-то восстановился за месяц, а у другого три месяца одна бровь ниже другой.

Конечно, это можно исправить — сделать еще одну операцию, но зачем вообще это допускать, если можно быть просто внимательным и ответственным?

Корр.: Сколько времени занимает реабилитация?

Это хирургическое вмешательство, и сразу кинозвездой не стать. После коррекции лба восстановление быстрое — обычно за две недели уже и швы снимаются, и синяки с отеками сходят. Кстати, не стоит пугаться: после подтяжки лба синяки опускаются на нижние веки.

Во время эндоскопической подтяжки средней зоны, если делать ее изолированно, разрезы делаются в височной части головы или со стороны слизистой — во рту, а иногда используется подресничный разрез нижних век. Ткани сдвигаются целым блоком, при этом внутренняя травма значительно больше. Полное восстановление может занять до полугода. Обычно полтора-два месяца местами может что-то беспокоить, поэтому в этот период очень важно доверие пациента к хирургу.

Корр.: Рекомендуете ли вы пациентам пройти курс реабилитационных процедур после эндоскопического лифтинга?

Алексей Гварамия: Практически всем пациентам советую обратиться к реабилитационным методикам, хуже от этого никому не станет. Если человек потратил довольно внушительную сумму на операцию, потратить несколько тысяч на восстановительные процедуры уже не проблема. Все заинтересованы в быстрой реабилитации. Но бывают пациенты, по которым еще до операции видно, что им точно потребуется физиотерапевтическая помощь — я сразу их предупреждаю об этом и настаиваю на восстановительных мероприятиях.

Также рекомендую поколоть общеукрепляющие препараты… Все витамины группы B очень хорошо действуют на восстановление организма, существуют целые комплексы. Но даже если вы ничего делать не будете, все равно рано или поздно все восстановится, так что волноваться не стоит!

Корр.: Насколько актуально посещение косметолога после операционного омоложения? И через какое время можно обращаться к косметологу за поддерживающими процедурами?

Красота создается из маленьких фрагментов, которые в целом рождают идеал

Алексей Гварамия: После полного восстановления можно делать все что угодно, в зависимости от собственных пожеланий. Кому-то достаточно операции, кто-то видит мелкие несовершенства кожи и хочет их скорректировать. Если хочется, то можно и нужно. Есть такая хорошая известная фраза: «Мелочи создают совершенство, но совершенство не мелочь». Красота создается из маленьких фрагментов, которые в целом рождают идеал. Главное — любые коррекции проводить после окончания реабилитации.

Корр.: Если однажды уже был проведен эндоскопический лифтинг, можно ли проводить операцию повторно в будущем? Через какое время пациенты обращаются к вам снова?

Алексей Гварамия: По показаниям можно делать несколько раз. Обычно результата хватает минимум на 10 лет и ранее обращаться бессмысленно. Хотя в моей практике было несколько случаев, когда старение кожи имело такие темпы, что пациентки обращались раньше. Это индивидуальная особенность организма и ничего с этим сделать нельзя.

Корр.: В какую сторону, по вашему мнению, будет развиваться пластика лица?

Алексей Гварамия: Сама идея никак не изменится, принцип действия останется такой же — если есть лишняя кожа, ее можно только удалить. Это отработанная техника, которая была и 20 лет назад. Будет меняться атрибутика: шовные материалы, оборудование, но суть останется та же.

Корр.: Чего не хватает современной омолаживающей пластике, на ваш взгляд?

Алексей Гварамия: Хирургия — вообще довольно консервативная вещь. Все хотят эффективное омоложение без оперативного вмешательства. Но сейчас мы ничего не можем сделать с избытками кожи, кроме как иссечь их. Может, когда-нибудь будут реальны такие изменения в структуре и качестве кожи, что само старение удастся остановить.

Записаться на бесплатную консультацию к пластическому хирургу Гварамия А.А. в клинику Mont Blanc вы можете по телефону: +7 (495) 134-12-00.

ФИГУРАНТЫ

Мон Блан
Мон Блан
Медицинский центр
г. Москва, 2-й Балтийский переулок, 6
Гварамия Алексей Алекович
Гварамия Алексей Алекович Пластический хирург

Читайте также

Комментарии