09.01.2019 17:04

Пластический хирург Наталия Нудельман

Врач должен уметь сочувствовать, понимать и слышать своего пациента

Наталья Римская
Пластический хирург Наталия Нудельман

Менять внешность, улучшать ее, корректировать черты лица, делая их более гармоничными и привлекательными. Сегодня делать это можно не только на картинке, но и вживую, при помощи пластической хирургии. Специалистов, умеющих качественно выполнить требуемые операции, не так и мало, но довериться лишь одному бывает непросто. На выбор хирурга влияет множество факторов, но иногда пациенты, большая часть из которых относится к прекрасному полу, решает проявить гендерную солидарность. Пластический хирург-женщина — явление в российской отрасли не такое уж и частое, особенно в регионах. Поэтому мы решили поинтересоваться о профессиональном пути и принципах работы у екатеринбургского специалиста — Нудельман Наталии Сергеевны. Это высококвалифицированный пластический хирург, выполняющий почти все виды эстетических операций (кроме ринопластики). Её отец — Сергей Владимирович Нудельман, который был одним из корифеев российской пластической хирургии.

Корр.: Здравствуйте, Наталия Сергеевна. Расскажите, пожалуйста, как получилось, что вы решились стать пластическим хирургом? Профессию хирурга в России принято считать сугубо мужской.

Наталия Нудельман: Здравствуйте. Сначала ко мне пришло осознание, что я хочу быть врачом. Мой папа был врачом и, естественно, что моим желанием было стать похожей на него, уважаемым специалистом, которого знали все. Сама профессия врача также была для меня очень интересна. Еще одним фактором, способствующему моему профессиональному определению, можно назвать и то, что моими любимыми уроками в школе были биология и химия. Но, главным, конечно, был пример отца. Окончательно я решила, что буду поступать в медицинский, когда училась в старших классах.

Корр.: А что такого примечательного было в работе вашего отца, что завлекло вас?

Наталия Нудельман: Мне очень нравились операции, причем, с самого детства. Дело в том, что папа приносил домой видеозаписи различных операций, а я смотрела их вместе с ним. Сейчас кажется, как же маленький ребенок смотрел такие видео вместо мультфильмов. Но мне очень нравилось это, меня интересовало, как это всё происходит, какой итог получается в конце. Мне казалось это чем-то невообразимым.

Своей работой мы не просто улучшаем внешность человека, но избавляем его от комплексов, помогаем ему чувствовать себя уверенным и привлекательным

Корр.: Хирургия — это ведь огромная область, причем, довольно широкая. А вы как выбрали свою нынешнюю специализацию?

Наталия Нудельман: Меня привлекают и другие виды хирургии, помимо пластической. Пока я училась, прошла общую хирургию. Но в моем понимании, общая хирургия сложна для женщины. Очень сложно сочетать работу и семью. А работа пластическим хирургом подразумевает более узкую специализацию и есть больше времени для своей семьи. Операции плановые, по сути, не будет вызовов среди ночи к экстренному пациенту.

Кроме того, меня привлекает и то, что я помогаю не просто улучшить внешность. После операций у пациентов повышается качество жизни, они чувствуют себя более уверенными, они нравятся сами себе. Такой результат своей работы мне очень нравится. В других видах хирургии подобного эффекта нет, так что я очень рада выбранной профессии.

Корр.: А как можете охарактеризовать свою учебу в медицинском институте?

Наталия Нудельман: Сложность учебного процесса у медиков, кажется, известна всем. Будущим врачам приходится учить очень много, но это и понятно. В наших руках будет жизнь человека. Что касается студенческой жизни и каких-то развлекательных мероприятий, то я этого не почувствовала, потому что уже после второго курса у меня появилась своя семья и дети. Так что в академии я только училась, остальное время отдавала своим близким. Не могу сказать, что мне было очень тяжело учиться, потому что еще в школе у меня появилась сильная база знаний.

Корр.: Наталия Сергеевна, по вашему мнению, каким должен быть пластический хирург?

Пластический хирург Наталия Нудельман оперирует

Наталия Нудельман: По-моему, любой врач, независимо от специализации, обязан быть сочувствующим, уметь понимать и слышать своего пациента. Что касается пластической хирургии, то это область в какой-то мере психотерапевтическая. Своей работой мы не просто улучшаем внешность человека, но избавляем его от каких-либо комплексов, помогаем ему чувствовать себя уверенным и привлекательным.

Корр.: Одной из ассоциаций, связанных с пластической хирургией, до сих пор является представление о том, что операции делают человека неестественным. Особенно это видно по Америке, где число так называемых живых Барби и Кенов очень велико.

Наталия Нудельман: Пластическая хирургия сама по себе не имеет такого предназначения, но, как видите, есть такие пациенты и, к сожалению, врачи, которые ради известности и денег готовы сделать что угодно. Эту тенденцию нельзя назвать здоровой. В нашей же клинике мы отрицательно относимся к подобным запросам и отказываем пациентам, если они приходят к нам с такими просьбами. Мы проводим операции так, чтобы максимально сохранить индивидуальные черты лица. Мы не перекраиваем внешность, мы ее слегка корректируем, чтобы человек остался узнаваем.

Мы проводим операции так, чтобы максимально сохранить индивидуальные черты лица

Корр.: Вы, как пластический хирург, признаёте, что есть модные операции?

Наталия Нудельман: В каком-то смысле, да. В определенное время была очень модной операция по удалению комков Биша. Женщины хотели стать обладательницами рельефного узкого лица, так что в очереди выстраивались, лишь бы сделать эту операцию. Среди самих хирургов бишектомия не пользуется популярностью, поскольку отложенный эффект операции может быть негативным. К хирургическому вмешательству нужно относиться серьезно и консультироваться с авторитетным специалистом, действительно ли операция пройдет успешно и не принесет последствий в будущем. В пластической хирургии, как и везде, не всё модное означает полезное.

Корр.: А чем вы занимаетесь в свободное время? Какие у вас хобби?

Наталия Нудельман: Так сложилось, что мои хобби связаны с тем, чем увлекаются мои дочери. Так, я люблю играть на разных музыкальных инструментах, хотя сама окончила музыкальную школу по классу домры. Играю на саксофоне, фортепиано — но это любительский уровень, никак не профессиональный.

По работе приходится заниматься английским языком, но я тоже воспринимаю это как увлечение, которое помогает мне на международных конгрессах, где зарубежные коллеги представляют свои доклады и выступления. Лично в моем понимании высококвалифицированный врач просто обязан владеть английским языком, чтобы быть профи. А еще я стараюсь поддерживать здоровье при помощи спорта. Вообще, я считаю, что хобби — вещь для женщины необходимая. Даже если работа очень напряженная. В ином случае можно просто потерять себя.

Читайте также

Комментарии