16.09.2019 17:27

Пластический хирург Валерий Стайсупов

Самое важное противопоказание к ринопластике

Марта Русецкая
Пластический хирург Валерий Стайсупов

Мечты о пластической операции могут разбиться не только о кажущуюся дороговизну медицинской услуги, но и о проблемы со здоровьем. Ринопластика — это серьезное хирургическое вмешательство, идеальным кандидатом для которого будут, к сожалению, не все желающие. В каких случаях коррекцию носа советуют сами пластические хирурги, а когда они точно откажут в операции? Что можно называть самым важным противопоказанием к ринопластике и по какой причине? Ответы на эти и другие вопросы мы получили в ходе интервью с известным пластическим хирургом из Санкт-Петербурга, ведущего специалиста Института красоты ГАЛАКТИКА. Наш собеседник — Стайсупов Валерий Юрьевич.

Корр.: Здравствуйте, Валерий Юрьевич! Возможно, этот вопрос вам «приелся», но какие проблемы со здоровьем станут препятствием для проведения ринопластики?

Валерий Стайсупов: Добрый день! Общехирургические противопоказания одинаковы для любой пластической операции, включая ринопластику. Как правило, имеющиеся у пациента проблемы со здоровьем обнаруживаются во время обязательного предоперационного обследования. Запрещено проводить эстетические операции при сахарном диабете, онкологических заболеваниях, патологиях сердечно-сосудистой системы, тяжелых соматических заболеваниях и нарушениях свертываемости крови. Приходится откладывать операцию и в случае острой инфекции у пациента или воспалительных процессов в организме до момента полного излечения. Думаю, это основные противопоказания. Когда у пациента есть конкретные болезни, он всегда консультируется с доктором, не станут ли они препятствием перед пластикой.

Корр.: А можете назвать самое важное противопоказание к ринопластике? Возможно, вы его уже упомянули, но всё же…

Валерий Стайсупов: Нет, я его еще не называл, но обязательно вам скажу о нём. Это отсутствие уверенности в том, что вам нужна операция. Если пациент просит доктора честно ответить, нужна ли ему эта операция, ответ всегда один — «Нет». Такому пациенту не нужна ринопластика, поскольку очевидно серьезное противопоказание — отсутствие уверенности. Нельзя идти на пластическую операцию за компанию, или потому что это модно, или ради того, чтобы подруги позавидовали…

Нельзя идти на пластическую операцию за компанию или чтобы подруги позавидовали!

Любая пластическая операция, включая ринопластику — это серьезный шаг, который изменит всю вашу жизнь. Мода изменится, подруги тоже могут вас покинуть, а ваш новый нос останется с вами навсегда. Он должен радовать именно вас — именно в этом случае ринопластика изменит вашу жизнь к лучшему, а не станет причиной депрессии.

Корр.: Выходит, если человек не уверен в своей ринопластике, то вы сразу отказываете. А всегда ли очевидно, что у пациента нет достаточной решимости? Не скрывают ли клиенты свой страх под маской уверенности в будущем результате?

Валерий Стайсупов: В большинстве случаев это очевидно. Пациент либо сразу спрашивает о том, нужна ли ему операция, либо говорит, что сомневается в необходимости ринопластики, но пришел посоветоваться по этому поводу с пластическим хирургом.

В остальных случаях, даже если пациент это скрывает, его неуверенность в необходимости ринопластики, раскрывается во время консультации. Не зря же нужна личная встреча и беседа с врачом. Как правило, сначала человек с порога заявляет, что хочет сделать пластику носа и готов ложиться на операционный стол чуть ли не сегодня. Потом в разговоре выясняется, что на операцию её сподвиг пример подруг — девушка захотела не отставать от них, знакомые лишь утверждали ее в этом решении, рассказывая о том, что делает пластику чуть ли не каждый второй, но при этом сама девушка изначально всё-таки считала свой нос если не идеальным, то вполне подходящим для своей внешности. Все эти детали выясняются во время консультации: пластические хирурги умеют вести разговор таким образом, что не все пациенты понимают, что врач таким образом выполняет еще и работу психолога.

Ринопластика Валерий Стайсупов

Пациентка Валерия Стайсупова до и после ринопластики

Корр.: Получается, на первом месте стоит именно психологический аспект?

Валерий Стайсупов: Да, конечно. Но при этом противопоказания по состоянию здоровья учитываются по умолчанию. Как говорится, всё у нас в голове. Бывает и так, что человек сам себя пытается убедить, что новый нос решит все его проблемы, например, поможет вернуть мужа или же пациенту наконец дадут повышение на работе. Нужно понимать, что сама по себе операция ничего не решает и не изменит, кроме носа. Что имеет значение, так это отношение человека к себе и к окружающему миру, а оно (самовосприятие) действительно может меняться после ринопластики. Но, к примеру, если человек сам по себе замкнутый, неуверенный и остаётся таким после эстетической операции, то вряд ли в его жизни произойдут какие-то крупные положительные перемены… Согласитесь, в современном мире «призовые места» чаще занимают целостные личности, уверенные в своей неотразимости.

После ринопластики нужно быть готовым к разной реакции окружающих

Корр.: Но ведь обычно, наоборот, после ринопластики пациентки как бы оживают, становятся более уверенными в себе. Я читала очень много вдохновляющих историй девушек, которые посмотрели на себя по-другому после операции, поверили в себя…

Валерий Стайсупов: Это как раз те случаи, когда пациенты твердо понимали, для чего им нужна ринопластика и делали коррекцию внешности ради себя, а не для того, чтобы угодить кому-то. Это действительно потрясающие истории, потому что одна из моих пациенток даже сказала, что вышла замуж благодаря новому носу, ведь с новой внешностью стала воспринимать себя как более привлекательную. Мне, конечно, было приятно слышать такие слова в свой адрес.

Позитивных историй очень много, но бывают и такие исключительные случаи, когда человек расстроен результатом ринопластики, даже если она сделана идеально. Пациенту кажется, что его новое лицо совершенно другое, что это не он вовсе, утеряна его индивидуальность… Обычно такие ситуации случаются с молодыми специалистами, которые не распознали истинные мотивы пациента, что он решился на пластику носа не ради себя, а по каким-то другим причинам. Более того, может случиться и такое, что пациент, довольный ринопластикой, начинает испытывать комплексы из-за реакции окружающих.

Корр.: Что вы имеете в виду?

Валерий Стайсупов: Я говорю о впечатлительных людях. Постоянные комментарии родственников и знакомых, коллег по работе о том, что новый нос совсем изменил пациента (пусть даже окружающие хотели выразить свое положительное отношение), могут заставить человека думать о том, что теперь он не похож сам на себя, утратил «изюминку» и даже привести к депрессии. Решать эту проблему придется уже с другим специалистом — психотерапевтом.

Со своими пациентами я всегда обсуждаю эту тему и объясняю, что нужно быть готовым к разной реакции окружающих. Кто-то будет восхищаться, кто-то может позавидовать и негативно оценить новый облик — вопрос в том, сможет ли человек справиться с этим. Это тоже часть предоперационной подготовки.

Пациентка Валерия Стайсупова до и после ринопластики

Пациентка Валерия Стайсупова до и после ринопластики

Корр.: Раз мы говорим о психологическом аспекте решения оперироваться, скажите, пожалуйста, приходят ли к вам пары, в которых четко видно, что девушка (или парень) захотели операцию только, чтобы угодить своему партнеру?

Валерий Стайсупов: Такое тоже случается, но очень редко. Обычно таких «инициаторов» видно сразу. Например, приходит девушка с молодым человеком, говорит о ринопластике, но в ходе консультации бойфренд как бы руководит своей партнершей и говорит, как ей будет лучше и что стоит исправить в ее внешности. В зависимости от степени агрессивности манеры разговора мужчины, я либо отказываю в операции, когда очевидно давление, либо назначаю вторую консультацию, на которую прошу девушку прийти одной, чтобы понять, почему не она, а её молодой человек ведёт беседу о том, как ей будет лучше — элементарное ли это стеснение или есть давление со стороны. Во втором случае, как правило, девушка на второй консультации не появляется или отменяет её.

Корр.: Какие приемы вы используете, чтобы понять истинные мотивы пациента?

Валерий Стайсупов: Обычно это не требует каких-то сверхъестественных навыков. Я всегда спрашиваю прямо, для чего и почему пациенту нужна ринопластика. Он должен обосновать свое решение передо мной, иначе я не примусь за работу. Моя работа — улучшать внешность человека, действительно желающего перемены в своей внешности, а не просто выполнять ненужную пациенту операцию, пытаясь лишь заработать на максимальном количестве клиентов.

Читайте также

Комментарии