— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
27.11.2013 00:00

Пластический хирург Игорь Белый

Сказки о пластической хирургии и не только

Гущина Елена

Каждый раз, перелистывая глянцевые журналы, со страниц которых вызывающе улыбаются дивы с роскошными формами, аппетитными мармеладными губками и гипнотизирующими взглядами из-под длиннющих ресниц, невольно пытаюсь вычислить, кто из них заглядывал в кабинет пластического хирурга и сколько раз. Без профессионала тут не разберешься.

Игорь Белый — д.м.н., профессор, ведущий пластический хирург клиники эстетической хирургии «Оттимо»

Лампы дневного освещения отражаются в зеркальной поверхности огромного монитора. Прохлада кожаного кресла, в которое я вжалась всем телом, успокаивает. Из дверей соседних процедурных кабинетов тянется еле уловимый шлейф запаха медикаментов, смешивающийся со сладковатым ароматом цветов в вазе, венчающей журнальный столик. На рабочем столе медицинская линейка и стопка больничных карт пациентов.

Обычно походы в больницы и любые подобные учреждения вызывают во мне неконтролируемый приступ паники, но только не в этот раз. Может быть, потому, что внимательные глаза моего собеседника приветливо улыбаются, привычно исследуя миллиметр за миллиметром мое лицо. Точно, не показалось! Они, действительно, улыбаются. Напротив меня Игорь Анатольевич Белый, доктор медицинских наук, профессор, ведущий пластический хирург клиники эстетической хирургии «Оттимо». И я осторожно, с опаской приступаю к исследованию сказочной страны хирургии перевоплощений.

Корр.: Игорь Анатольевич, в чем же все-таки состоит основная задача пластической хирургии: помочь избавиться от физических недостатков, рождающих комплексы, или дать возможность пациенту соответствовать существующим эталонам красоты?

Игорь Белый: Понятие красоты, а тем более ее эталонов, очень условно, их прежде всего навязывают медиа и глянец. Но пластическая хирургия — это не каталог шаблонов. Главное для меня как для хирурга, чтобы пациент нашел баланс между внешним состоянием и внутренним, достиг гармонии между физическим и духовным. И в этом я готов помочь, ведь, меняя внешний облик, пусть это даже такая кажущаяся мелочь, как торчащие уши, мы меняем психологический статус пациента, ликвидируя его комплексы. Также, решая проблему эстетическую, тем самым мы часто помогаем и в области здоровья. Например, нейтрализуя проблему обвисшего живота при абдоминопластике, мы дополнительно можем столкнуться с разного типа грыжами. Приходится использовать специальные материалы, сетки, которые позволят «бронировать» мышечную стенку, а это уже медицинская помощь.

Корр.: Как правильно выбрать клинику?

Клиника эстетической хирургии «Оттимо»

Игорь Белый: В первую очередь, не идти на поводу у рекламы. Самое сложное для любого пациента — это, конечно, найти грамотного адекватного врача, которым движет не коммерческий интерес, а желание помочь. Бывает, что мы теряем пациентов, потому что на первой же консультации говорим правду, которую он слышать не готов и не желает. Мечтая через десять дней после операции выглядеть моложе на 20 лет, пациент отказывается верить в то, что еще месяц его ждут отеки, неприятные ощущения, синяки, гематомы. Любая процедура и операция — это дорога исключительно для двоих: врача и пациента, и если кто-то на этом пути отстает, сворачивает с него, останавливается — до конца дойти не получится.

Своим пациентам мы предлагаем самые передовые эффективные методики

Корр.: Что отличает клинику эстетической хирургии «Оттимо» от тысячи других столичных медицинских центров, специализирующихся на пластике?

Игорь Белый: Нам в работе всегда помогает основной принцип: в каждой отрасли медицины, с которой мы соприкасаемся, мы пробуем найти, выделить, вычленить самые интересные методики и техники. Наша клиника твердо стоит на ногах, опираясь на три мощных столпа медицины: косметологию в самом широком ее понимании, начиная с простейших процедур и заканчивая использованием сложнейших инъекционных методик, хирургию — как направление основное и превалирующее, представленное и современными тенденциозными техниками, и редчайшими, подчас авторскими, методиками в этой области, и, наконец, лазерную косметологию.

Корр.: Что это за редкие техники, о которых вы упомянули?

Игорь Белый: Если говорить о хирургии, наиболее популярная и, кстати, пользующаяся большой популярностью у мужчин технология, которая родилась в нашей клинике, — чек-лифтинг. Ведь раньше, чтобы освежить лицо, надо было делать огромные рубцы вокруг уха, которые невозможно спрятать под короткой стрижкой. А сейчас мы легко добиваемся эффекта, сопоставимого с серьезной подтяжкой лица, используя только разрез всего в полтора сантиметра по нижнему веку. И при этом реабилитация после такой операции сопоставима с реабилитацией после пластики века, а эффективность техники — не один-два года, какую дают нитевые методики, а семь-девять. Это огромное достижение современной пластики. Еще одна уникальная процедура, позволяющая решить массу эстетических проблем, — термолиз, одно из новейших достижений лазерной косметологии. Мы владеем большим спектром услуг в этой сфере.

 

Нельзя не сказать про малоинвазивные операции, позволяющие отодвинуть необходимость обширных вмешательств, используя маленький доступ, и при этом получить более яркий эффект. В этой области мы используем неклассические методики в эндоскопии, обеспечивая, например, подъем брови или века, только через разрез на нижнем веке. Но при этом нужно всегда помнить: любая техника должна быть выполнена по показаниям. В этом и проявляется грамотность специалиста, его способность увидеть пути решения. Всегда важно рассмотреть все возможные варианты лечения: где-то поможет только хирургическое вмешательство, кому-то достаточно косметологической процедуры, в каком-то случае спасут лазерные манипуляции разного характера. Мы стараемся быть на гребне тенденций эстетической медицины и при этом не суживать возможности пациента, а, наоборот, дать ему множество вариантов решения проблемы.

Корр.: С какими проблемами чаще всего обращаются к вам?

Игорь Белый: В первую очередь — это маммопластика. Главное отличие нашей клиники от других медицинских центров в этой области — понимание тонкости и специфики работы с мышцей, с железой и точность под- бора имплантов. Навязать форму и продемонстрировать высший пилотаж своего профессионализма — это не первоцель для нас.

 

Смотрите другие результаты пластических операций Игоря Белого в фотогалерее «До и После».

Корр.: Существует ли понятие возраста в пластической хирургии?

Игорь Белый: Я не люблю вопрос: «Когда мне нужно делать операцию?» Понятия возраста для операции не существует, есть показания. А они могут быть и у младенца, и у пожилого человека.

Корр.: Бывают ли случаи, когда пациента приходится отговаривать от операции?

Игорь Белый: Первое правило пластической хирургии: если у вас есть сомнения, то делать ничего не нужно. Цель любого доктора — дать варианты решения проблемы, а вот желание сформулировать должен сам пациент.

Игорь Белый

Корр.: То есть пластический хирург — еще и скульптор души?

Игорь Белый: Да, любая беседа с пациентом начинается с рассказа о плохом: о том, что будут отеки, синяки, рубцы, пусть маленькие, но останутся, потому что волшебства в хирургии, к сожалению, не существует. И если пациент не готов — делать ничего не надо.

Корр.: А что вас привлекает больше в профессии пластического хирурга: возможность изменять или желание приблизиться к прекрасному, идеальному?

Игорь Белый: Пластическая хирургия — это сумасшедший сплав знаний, чувства меры красоты, сочетание неуловимого, чего-то свыше.

Корр.: Вы боитесь чего-нибудь?

Клиника эстетической хирургии «Оттимо»

Игорь Белый: Наша работа — это каждодневная борьба, и ее нельзя воспринимать как страх. Каждый человек индивидуален не только в своих чертах, цвете глаз, кожи, его ткани тоже уникальны, поэтому просчитать результат операции на 100 процентов невозможно. В любой момент может случиться экстремальная ситуация. Практически все талантливые хирурги — это интуиты. И все суеверны. Я не исключение.

Корр.: Самый популярный миф, связанный с пластикой: стоит один раз лечь под нож хирурга, как потом остановиться невозможно из-за непреодолимого желания бесконечно менять свой внешний облик….

Игорь Белый: Да, есть такие пациенты, но это чаще всего вопрос психологии. Конечно, несколько операций одновременно делать противопоказано прежде всего из-за медицинских ограничений. Забывать о здоровье не стоит никогда.

Корр.: Еще один миф: подтяжку лица необходимо делать каждые два-три года…

Игорь Белый: Нет, в среднем один раз в 10 лет. Чаще это невозможно технически, да и преодолев весь путь, раньше чем через пять лет пациенту точно не захочется снова обратиться к пластику. Все зависит от текстуры кожи, образа жизни, ухода, особенностей старения, строения сосудов, нижней челюсти, наследственности.

В медицине выживают только фанатики, те, для кого это — смысл жизни

Корр.: Правда, что силиконовые импланты, используемые при коррекции груди, взрываются от давления в самолете?

Игорь Белый: Была пара случаев, но это, во-первых, касается американских физрастворных имплантов особого типа, которые в России никогда не использовали, а во-вторых, вся шумиха, как всегда, раздута СМИ до смехотворных размеров.

Корр.: Насколько развита российская пластическая хирургия сегодня?

Игорь Белый: Хирурги нашей страны идут нога в ногу с мировыми тенденциями медицины, а порой и опережают своих интернациональных коллег. Просто важно помнить, что сравнения условны: не всегда американские методики подойдут российскому пациенту. Национальность, менталитет определяют, например, какой груди отдадут предпочтение хирург и пациент в той или иной стране. В Германии не любят большую грудь, а в Америке меньше 500 граммов имплант даже не будут рассматривать, а это немаленький размер.

Корр.: Что помогает вам справляться с трудностями в работе?

Игорь Белый: Самое удивительное, что я не хожу на работу, медицина — это образ жизни. Я всегда считал, что если человек ходит на работу, значит, он занимается не тем делом. А в медицине выживают только фанатики, те, для кого это — смысл жизни. И пусть тяжело эмоционально, опасно и находишься ты в группе большого риска заболевания ВИЧ, гепатита, но творчество в операционной дает мне силы.

Корр.: Что вы изменили бы в обществе, если бы могли?

Игорь Белый: Хочу, чтобы мы были добрее. Этого не хватает всем.

Читайте также

Комментарии