— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
13.12.2012 00:00

Пластический хирург Гайк Бабаян

Каждый нос — это отдельная история

Гордеева Екатерина

Более 20 лет непрерывного профессионального стажа — колоссальный опыт, уникальные авторские наработки в области ринопластики и непререкаемый авторитет в среде специалистов. Активная практическая деятельность в клинике, которая по праву считается одной из самых популярных в Москве, а также ежедневная кропотливая руководящая работа. Руководить крупной клиникой нелегко, еще сложнее успевать при этом так много оперировать. Гайк Павлович Бабаян сегодня проводит большую часть операций по коррекции носа в Москве. В прошлом году его признали лидером по количеству проведенных операций в этой области. К нему обращаются те, кто потерял всякую надежду. Даже самые сложные случаи получают блестящее разрешение в руках ведущего пластического хирурга в операционной одной из самых успешных клиник пластической хирургии. Корреспондент ВсеОпластике.ру встретился с Гайком Бабаяном лично, чтобы понять, на каких принципах зиждется успех пластического хирурга.

Корр.: Гайк Павлович, скажите, Вы ставили перед собой цель достичь таких успехов в области ринопластики?

Все, что я делаю, должно приносить пользу. О личном успехе я тогда и сейчас думаю меньше всего!

Гайк Павлович: Единственная цель, которую я перед собой ставил, заключалась в следующем: все, что я делаю, должно приносить пользу. О личном успехе я думал меньше всего. Как правило, звания и регалии раздают пациенты и СМИ. Надеюсь, мне оно досталось заслуженно (смеется). Я занимаюсь не только ринопластикой, но так сложилось, что процент операций, направленных на коррекцию носа, в моей практике очень высокий. Возможно, это связано с тем, что я практически никому не отказываю в помощи.

Корр.: Как правило, с течением времени притупляется взгляд. У Вас нет такого, ведь на Вашем счету тысячи успешных операций по пластике носа?

Гайк Павлович: Это моя работа, и я выполняю ее с удовольствием. Надоедать может только однообразное монотонное занятие, а ринопластику я к таковым причислить не могу. Каждый случай, каждый нос — это отдельная история, у которой свое начало, развитие и свой финал. Моя задача — сделать так, чтобы этот финал был счастливым. Одно осознание, что человек получил новый нос, новое лицо и стал немного счастливее — дает сил развиваться и работать дальше. Это ни с чем несравнимое ощущение. Моя работа настолько разнообразна при всей видимости ее однообразия, что я попросту не могу от чего-то устать. К тому же мой рабочий день планируется так, что я оперирую не только носы.

Корр.: Что Вы делали из последнего, кроме ринопластики?

Гайк Павлович: Из самых недавних могу назвать абдоминопластику, подтяжку груди с установкой имплантов и пациентку, которой одновременно выполнялась блефаропластика и имплантация подбородка. Как видите, пациентов волнуют не только их носы, каждый приходит со своей проблемой.

Корр.: Сложно ли находить общий язык с пациентами? Вы — врач, Вам проще изъяснять на своем языке, а нам, далеким от медицины, многие слова попросту незнакомы.

Гайк Бабаян: Знаете, гораздо лучше, если человек далек от медицины и спрашивает о том, что его волнует, по-простому, не пытаясь пользоваться врачебной терминологией. Как показывает моя практика, эти попытки ни к чему хорошему не приводят. Что обычно делают многие пациенты? Они читают сайты, медицинские справочники, околонаучную литературу, ставят себе диагнозы, хотя у них нет возможности адекватно оценивать свое собственное здоровье. Когда речь заходит о внешности, люди зачастую необъективны: они или выискивают у себя несуществующие изъяны, или преувеличивают то, что есть. А бывает и так, что они хотят измениться, но что конкретно для этого нужно сделать — не видят. И это логично, потому что всю картину до и после должен видеть хирург, это часть его профессии.

Корр.: Часто врачи говорят о пациентах, которые читают слишком много медицинской литературы и выносят из нее обрывочные сведения. Приходится ли на консультации их переубеждать?

Гайк Павлович: Не часто, но бывает. Это похвально, что люди не пускают все на самотек и хотят самостоятельно разобраться в проблеме, но нельзя требовать от них невозможного. Представьте, что к нам с Вами придет человек, который строит самолеты, и спросит, как работает та или иная система на борту. Мы может прочитать об этом в Интернете, но это не значит, что мы сможет собрать самолет и сесть за штурвал! Пример может не совсем удачный, но суть та же. Поэтому я хочу сказать своим будущим пациентам: если вам спокойнее, когда вы осведомлены о технологиях проведения операции, о материалах, спросите обо всем меня, на консультации или непосредственно перед операцией. Я все расскажу и постараюсь сделать это как можно более понятно. Ваше спокойствие — один из залогов успешности операции и легкости реабилитационного периода.

Корр.: Гайк Павлович, в чем Вы видите свое призвание как врача?

Гайк Павлович: Всегда стараюсь сделать так, чтобы пациент ушел от меня полностью удовлетворенным результатами, чтобы в итоге он получил то, что хотел видеть. А понять, как этого достичь исходя из существующих данных — это и есть задача хирурга.

Корр.: Вы являетесь главным врачом клиники пластической хирургии «Шарм», а также ее ведущим хирургом. Какие задачи Вы, как специалист и как руководитель, ставите перед собой?

Я выполняю свою работу от и до, не делая скидок на усталость, занятость и большой поток пациентов

Гайк Павлович: Я не отделяю свои функции как руководителя клиники от обязанностей врача. Мне кажется более правильным объединять эти понятия в одно, хотя Вы правы, обязанностей больше, и в том числе организационных, по планированию…

С другой стороны, мне не приходится ничего специально придумывать, когда речь заходит о лице клиники, о репутации. Я, как и любой другой специалист в «Шарме», выполняю свою работу от и до, не делая скидок на усталость, занятость, большой поток пациентов. Люди уходят от нас, оставив в клинике свои комплексы и неудовольствие жизнью. Это ли не лучший показатель качества работы? Мы стремимся к тому, чтобы люди доверяли нашей клинике, приходили к нам со своими вопросами и проблемами. Со своей стороны обязуемся сделать все, чтобы им помочь.

Корр.: Какие направления пластической хирургии являются приоритетными в клинике «Шарм»?

Гайк Павлович: Невозможно выделить что-то одно, в «Шарме» мы оказываем полный спектр услуг в сфере эстетической хирургии и косметологии: от липосакции и абдоминопластики до увеличения губ и пересадки волос. Хотя, пожалуй, можно (улыбается). Ринопластика любой сложности.

Корр.: Наверняка в Вашей клинике ведется официальная статистика. В процентном соотношении как представлено соотношение различных видов пластических операций?

Гайк Павлович: Статистику мы ведем, это верно. Но она, прежде всего, нужна нам, для нашей внутренней отчетности, по ней мы отслеживаем тенденции, делаем прогнозы на ближайшую перспективу. Точных цифр я Вам не назову, но современные тенденции прослеживаются у нас, как и в любой другой клинике. Больше всего обращений приходится на увеличение груди, ринопластику и различные виды омолаживающих операций. Пожалуй, что это самые популярные операции не только в «Шарме», но и во всей стране и даже мире.

Корр.: Клиника «Шарм» является одной из тех, куда обращается большой поток пациентов, неудовлетворенных результатами пластических операций, проведенных у специалистов из других клиник. Как в среде пластических хирургов принято работать с пациентами коллег?

Гайк Бабаян. Ринопластика

Гайк Павлович: Повторные операции гораздо сложнее делать не только в техническом плане, но также и в психологическом, особенно для пациента. Обжегшись один — а может даже не один — раз, пациент настороженно относится к любому хирургу, он изначально не доверяет ему, старается получить как можно больше гарантий то, что операция пройдет успешно. С этим приходится бороться. Я стараюсь убедить человека в успешном исходе, чтобы он сам поверил, что его кошмар скоро закончится, и что он будет выглядеть даже лучше, чем до первой операции. Что до медицинской солидарности, то о ней не может идти речи, если человек действительно пострадал от руки неумелого врача. Я таких «профессионалов» не причисляю к своим коллегам, хотя официально они ими являются.

Корр.: Предусмотрены ли какие-нибудь реабилитационные программы для пациентов, перенесших пластические операции?

Гайк Павлович: В нашей клинике человек может находить столько времени, сколько потребуется. Если после блефаропластики он может уехать уже на следующий день, то абдоминопластика требует гораздо больше времени на то, чтобы придти в себя, особенно если объем операции был велик. Первые дни после операции либо я, либо медперсонал проводят регулярные осмотры, помогают человеку адаптироваться в его новом теле, снимают страхи, связанные с процессом реабилитации. К примеру, многие пациенты осведомлены о том, как протекает послеоперационное время, что они могут столкнуться с отеками и синяками. Однако когда это происходит на самом деле, пациент может начать паниковать. Требуется весь врачебный опыт и выдержка, чтобы привести его в чувство и внушить, что все это временно. В «Шарме» работают высококвалифицированные косметологи, которые могут предложить пациенту процедуры по послеоперационному уходу за кожей, телом, заживлению рубцов. В каких-то случаях мы сами рекомендуем человеку обратиться к косметологу. Одним словом, в «Шарме» мы предлагаем все, в чем человек может нуждаться после операции.

Корр.: Как Вы относитесь к симультанным операциям, и практикуется ли в клинике «Шарм» проведение сдвоенных хирургических вмешательств?

Гайк Павлович: Я адекватно отношусь к таким операциям. Никто не станет делать те, которые сопряжены с высоким риском, но совместить блефаропластику с липосакцией — это не проблема. Скажу больше, симультанные операции в последнее время это не экзотика, а скорее тенденция. Люди хотят решать свои проблемы максимально быстро и эффективно, затрачивая минимум времени из своей активной жизни. Я думаю, что с последующим развитием отрасли пластической хирургии симультанных операций будет становиться все больше. Неудивительно, так как совмещение нескольких операций за один раз экономит ваше время, силы и позволяет усилить эффект. Не призываю всех идти по этому пути, но если у вас есть потребность — спросите об этом своего врача, вполне возможно, что он согласится выполнить необходимый объем за один раз.

Корр.: Гайк Павлович, я благодарю Вас за беседу. Наш разговор занял 50 минут. Скажите, сколько операций по пластике носа Вы бы смогли провести за это время?

Гайк Павлович: Как минимум 2!

Читайте также

Комментарии