— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
19.09.2012 00:00

Пластический хирург Александр Катков

Ни одна операция сейчас не делается так, как двадцать лет назад

Березовская Алина

Кто не хотел бы оставаться вечно молодым? К сожалению, это невозможно, но замедлить процесс старения, вернуть своему лицу и телу былые очертания современная пластическая хирургия может. Каждый человек делает выбор сам: с гордостью нести свой возраст или вступить в борьбу со временем, которое не щадит никого? О личном выборе, особенностях эстетической медицины, о настоящем в пластической хирургии, тенденциях и перспективах ее развития мы поговорили с пластическим хирургом, действительным членом Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов России Катковым Александром Леонидовичем.

Корр.: Александр Леонидович, как Вы решили стать пластическим хирургом?

Александр Катков: После окончания Московского медицинского института имени Сеченова я выбрал ординатуру по хирургии в Государственном Научном Центре лазерной хирургии. Так сложилось, что в итоге моей специализацией стала пластическая хирургия. Я практикую как пластический хирург с 1992 года, уже 20 лет. Это был логичный и осознанный выбор.

Корр.: Что Вы считаете самым главным в профессии?

Александр Катков: Главное — возвращать людям молодость и красоту. А если говорить о принципах работы, то для меня на первом месте всегда стоит здоровье пациента. Я ни при каких условиях не стану рисковать им, например, проводя неоправданные симультанные (совмещенные) операции. К примеру, такие как пластика живота и подтяжка лица. Да, это может выглядеть выигрышным для пациента — сделать сразу все, что хочется. Но подобные операции увеличивают реабилитационный срок, дают излишнюю нагрузку на пациента. Я считаю, что к совмещенным операциям нужно относиться с большой осторожностью.

Корр.: Какую операцию Вы любите делать больше остальных? Почему?

Александр Катков: Любимой, пожалуй, нет, я делаю все операции. Это моя работа, и я не могу выделить что-то одно. Все, что я делаю, я делаю хорошо, потому что я никогда не возьмусь за операцию, о технологии проведения которой знаю не все.

Корр.: Александр Леонидович, как Вы считаете, неудовлетворенность женщины своей внешностью может стать поводом для операции, даже если женщина судит о себе необъективно?

Какой бы ни была генетика, над временем никто не властен

Александр Катков: Конечно, есть такие пациенты, которые выискивают в себе несуществующие изъяны. К примеру, девушки, которым нет 30, приходят на блефаропластику, потому что обнаружили у себя первые морщины. Как Вы понимаете, это еще не повод делать операцию, что я им и объясняю. Однако большинство из тех, кто ко мне приходит, имеет реальную проблему, которую надо решать. Другой вопрос в том, насколько они сами понимают необходимый объем хирургического вмешательства.

Иногда женщины приходят с просьбой провести блефаропластику, а я вижу, что блефаропластика сама по себе мало что даст, и ее нужно делать вкупе с подтяжкой лица или с подтяжкой одной какой-то зоны. Брови станут выше, взгляд откроется, и это будет совсем другой результат, гораздо лучший, чем дала бы только блефаропластика. Часто в таких ситуациях трудно общаться с пациентом, так как люди приходят со своими сложившимися стереотипами, и их приходится долго разубеждать в чем-то, рассказывать о новых методах видах операций. Или же пациенты так зацикливаются на одном недостатке своей внешности, что не видят за ним ничего, они бывают не способны оценить всю картину в целом и понять, какой вид оперативного вмешательства даст им желаемый результат. Я рассказываю им о том, что можно сделать, чтобы они стали выглядеть действительно моложе и гармоничнее. Женщина пришла делать блефаропластику, я советую ей подумать о лифтинге лба и бровей. Иногда пациентки соглашаются со мной, а иногда — нет.

Корр.: А почему они отказываются?

Александр Катков: Многие мои пациенты мотивируют это страхом измениться слишком сильно, «потерять» лицо. Я понимаю эти страхи, хотя часто они не оправданы, и всегда стою на стороне пациента. У пластической хирургии практически неограниченные возможности по изменению внешнего облика человека, но мало кому хочется, чтобы его не узнавали друзья и знакомые.

Корр.: Вы согласитесь проводить операцию, если считаете, что она не нужна? Приходилось ли Вам так делать?

Александр Катков: Приходилось, да. Хотя иногда бывают пациентки, которым, как говорится, проще сделать, чем объяснять почему нет… Но если я вижу, что операция женщине действительно не нужна, я не буду ее делать, зачем? Я считаю, это непрофессионально.

Корр.: Александр Леонидович, какое количество операций Вы считаете критичным? Есть ли среди Ваших пациентов те, кто попал в зависимость?

Александр Катков: У каждого хирурга есть такие пациенты. Я пытаюсь объяснить, что дальнейшие операции нецелесообразны, или же они могут быть сопряжены с неоправданным риском… К сожалению, это помогает не всегда.

Корр.: А как Вы считаете, есть критичное количество операций, после которых стоит остановиться?

Александр Катков: Невозможно назвать цифру, точное количество. Это все сугубо индивидуально и зависит от множества факторов: от здоровья пациента, результата, который он хочет получить, от генетики, в конце концов.

Корр.: Какие операции Вы считаете самыми популярными в настоящее время?

Александр Катков: Наверное, это блефаропластика. По своему опыту скажу, что ее приходит делать если не большинство пациентов, то очень многие. Это и неудивительно: при своей малой травматичности по сравнению с другими вмешательствами и по короткому восстановительному периоду блефаропластика имеет отличные результаты, она омолаживает лицо, не меняя его черт. Человек начинает выглядеть лучше, моложе и свежее, но со стороны понять, что именно дало такой эффект, достаточно сложно. В этом и прелесть блефаропластики. К тому же эта операция не самая дорогая, что также делает ее востребованной.

Корр.: Как профессия влияет на Вас в обычной жизни? Скажем, Вы видите на улице женщину. Возникают ли у Вас мысли о том, что бы Вы в ней исправили?

Александр Катков: Да, такое бывает, и часто! Мне нравится ездить в общественном транспорте, там я черпаю вдохновение. Я работаю даже когда я в дороге, потому что для меня пластическая хирургия не просто работа, это скорее образ жизни. Я вижу много новых лиц, очень разных, красивых по-своему. Сейчас такая жизнь, что мы большую часть времени находимся в изоляции друг от друга, хотя и живем в большом городе. Когда мы сидим дома, на работе или едем на машине, у нас практически не остается возможности общаться с людьми, мы видим одних и тех же людей, одни и те же лица, это неправильно! Поэтому поездки в транспорте я воспринимаю как интересное и небесполезное времяпрепровождение.

Корр.: Как считаете, современная женщина может обойтись без услуг пластического хирурга, если хочет оставаться красивой в любом возрасте?

Правильно говорят: у человека такое лицо, какое он заслужил!

Александр Катков: Если женщина хочет оставаться молодой в любом возрасте, то нет. Какой бы ни была генетика, над временем никто не властен. Есть женщины, которые красивы всегда, вне зависимости от возраста. Но красиво стареть, красиво преподносить свой возраст и выглядеть молодой — это разные понятия. От генетики зависит, когда и как человек начнет стариться, но этот момент обязательно настанет, рано или поздно. Говорят, что у человека такое лицо, какое он заслужил. Я скажу, что с возрастом оно отражает, как человек жил, в каких условиях. Конечно, проще сохранить молодость и свежесть даже в годах, если не нервничать, правильно питаться, заниматься собой, не иметь в жизни никаких проблем, жить с хорошей экологией и спать до полудня. Но подавляющее большинство людей живет иначе, они встают рано утром, не высыпаются, много работают, они нагружены заботами и проблемами… Все это не может не сказаться на внешности. И что делать, если в душе нам всегда 25, а отражение в зеркале говорит о другом? Каждая женщина сама для себя решает вопрос, пойдет ли она на операцию, чтобы продлить свою молодость, или нет. И советовать что-либо тут очень трудно, да и не нужно, наверное.

Корр.: Александр Леонидович, есть ли среди известных женщин нашей страны или мира те, кого Вы считаете эталоном красоты? Что вообще для Вас значит понятие «эталон»?

Александр Катков: Моника Белуччи, мне нравится ее внешность, лицо. У нее правильные пропорции, все смотрится очень гармонично. А эталон красоты для каждого свой. Я не считаю, что нужно подгонять человека под какие-то стандарты, делать на кого-то похожим.

Корр.: А часто просят сделать чью-то «звездную» внешность?

Александр Катков: Полностью — нет. Часто пациентки приносят фотографии, чтобы показать, что именно они хотят. Например, сделать нос как у звезды на фотографии. В этом нет ничего плохого, но в каждом случае я смотрю, подойдет ли ей эта форма носа, и насколько вообще возможно приблизить исходный вариант к желаемому.

Корр.: Как Вы считаете, что ждет пластическую хирургию в будущем? Через 10 лет, через 50, через 100?

Александр Катков: Невозможно загадывать так далеко. Скажу с уверенностью одно: отрасль будет развиваться и расширяться, ее популярность возрастет. Большее количество людей будет обращаться к пластическим хирургам, ведь пока в этом вопросе мы далеки от США и Европы, где к пластическим хирургам обращаются гораздо чаще. Что касается методов, то мне кажется, операции станут менее инвазивными, менее травматичными. Но в то же время я считаю, что не стоит торопиться с прогрессом. Нельзя испытывать все новые методы на своих пациентах, должно пройти время, прежде чем новая операция войдет в арсенал хирургов. Сложно предугадать, с чем это будет связано, с какой новой техникой или технологиями, но даже если рассматривать развитие пластической хирургии за те двадцать лет, что я в профессии, изменилось все. Ни одна операция сейчас не делается так, как делалась раньше, двадцать лет назад. Что уж говорить про столетие!

Корр.: Александр Леонидович, спасибо Вам за интересную беседу!

Читайте также

День, который изменил взгляд на жизнь Истории пациентов 02.12.2013

Комментарии