— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
11.09.2012 00:00

Пластический хирург Владислав Григорянц

Взглянув на нос, я уже знаю, что и как буду делать

Светлана Прохорова

Ринопластика, как и любой другой вид искусства создания гармоничных и пропорциональных форм, развивается по своим законам. Формула, по которой каждый пластический хирург выводит правильную геометрию носа, может быть отличной от других. О том, как создаются идеальные носики в операционной доктора Владислава Семеновича Григорянц, корреспонденту ВсеОпластике.ру рассказал сам хирург.

Корр.: Владислав Семенович, охарактеризуйте, пожалуйста, половозрастной состав своих пациентов.

Владислав Григорянц: В основном это девушки 25-35 лет.

Корр.: С какими проблемами чаще всего к Вам обращаются?

Владислав Григорянц: Мой личный опыт не противоречит общероссийской тенденции — наиболее востребованными пластическими операциями остаются ринопластика и увеличение груди. Чаще всего мне, как пластическому хирургу, приходится решать круг эстетических (а в случае с ринопластикой еще и функциональных) проблем, связанных с формой носа, формой груди и ее размером.

Корр.: Как обычно проходят консультации? На какие моменты Вы обращаете внимание, что считаете важным осветить в ее ходе?

Не ведитесь на обещания малотравматичной ринопластики!

Владислав Григорянц: Если это консультация, к примеру, по ринопластике, то я спрашиваю, что не нравится пациентке в ее носе. Многие изначально не совсем понимают, чего хотят, путаются в терминах, не зная, что такое спинка, переносица, и т д. Поэтому отношение к первым пожеланиям должно быть критичным. На втором этапе, при проведении дальнейших консультаций, мы обязательно делаем моделирование. Оно помогает понять не только пациентке, но и мне, каков должен быть конечный результат, что необходимо сделать и чего следует избегать. При обсуждении моделирования я объясняю, какие изменения рекомендуется внести и чем они вызваны, даю пациентке карандаш, прошу ее показать, что ей нравится, а что нет, чтобы не на словах, а наглядно, на фотографии, выяснить все детали, исключая тем самым путаницу в терминах и понятиях.

Основная масса пациенток приходит на консультацию информированными — в этом большая заслуга Интернета. Но в любом случае я переспрашиваю, какие остались вопросы, стараюсь создать обстановку, в которой пациентка, не спеша и не волнуясь, выяснит для себя все интересующие ее детали.

Корр.: Какие общие рекомендации даете пациентам, планирующим делать ринопластику?

Владислав Григорянц: Пожалуй, главная рекомендация — тщательно выбирать хирурга. О классе ринопласта можно судить, изучив его фотогалерею «до и после ринопластики», где хорошо видны результаты работы. Если после операции спинка носа остается высокой, то это значит, что хирург не умеет адекватно ее понижать; если спинка носа на фото в фас такая же широкая, как была раньше, или даже шире, то это верный признак того, что хирург не делает остеотомии. Ее игнорирование приводит к гарантированно неудовлетворительному результату. Остеотомия — крайне важный этап в ринопластике, поэтому считаю нужным предупредить потенциальных пациентов пластических клиник, чтобы они не велись на обещания малотравматичной ринопластики, короткий реабилитационный период, отсутствие синяков — все это свидетельствует только о том, что хирург НЕ ДЕЛАЕТ ОСТЕОТОМИИ. После таких операций пациент вынужден обращаться к другим хирургам для проведения повторной ринопластики с остеотомиями.

Нужно помнить, что грамотно проведенная ринопластика является достаточно травматичной операцией. После нее, как правило, должны быть выраженные синяки, которые полностью проходят всего за 2 недели, и хороший результат вас будет радовать всю жизнь!

Также при изучении фото «до и после ринопластики» необходимо обращать внимание на то, какие у хирурга получаются кончики. Если после ринопластики кончик значительно не сузился, выглядит бесформенным, не появилось его очерченности, можно не сомневаться — хирург просто удаляет хрящи, но не работает детально с кончиком. Сшивать хрящи, конечно, намного сложнее технически. Эти детали многое говорят о классе, уровне специалиста по ринопластике.

Важно не подкупаться на регалии хирурга, стаж работы, ученые степени и т д. Известны многочисленные примеры того, как приходится переделывать после профессоров с 30-летним стажем более молодым и талантливым хирургам.

Корр.: Важна ли в отношениях «хирург—пациент» психологическая составляющая?

Владислав Григорянц: Безусловно, ведь пациент доверяет эстетическому хирургу и свою внешность, и свое здоровье. Соответственно, между пациентом и врачом должен ощущаться психологический комфорт, полное взаимопонимание и доверие.

Корр.: Что может стать причиной отказа в проведении операции?

Владислав Григорянц: Недопонимание, несбыточные желания пациента, осуществить которые невозможно в силу непреодолимых причин, не поддающихся коррекции (к примеру, толстая кожа), а также неполное осознание пациентом того, чего он хочет, постоянно меняющиеся пожелания от консультации к консультации.

Корр.: Какие этапы включает в себя предоперационная подготовка?

Владислав Григорянц: Ринопластика не требует от пациента особой предоперационной подготовки. Необходимо только сдать анализы перед операцией. Я не обязую пациентов пить сосудоукрепляющие препараты, так как считаю их не особо эффективными. Не требую, чтобы операция проводилась в определенные дни менструального цикла, поскольку считаю, что в критические дни кровотечение не усиливается — степень кровотечения зависит только от квалификации анестезиолога. Я работаю с высококвалифицированным анестезиологом, и мои операции всегда проходят с минимальными кровопотерями.

Корр.: На каком этапе хирург принимает решение, по какой методике будет выполнена коррекция?

Нередко молодые и талантливые хирурги переделывают носы после профессоров с 30-летним стажем

Владислав Григорянц: Еще на этапе консультации. Бегло взглянув на нос, я уже знаю, что и как я буду делать. К примеру, если кончик широкий, то я пойду через доступ с обнажением, чтобы получить адекватное сужение и в итоге — очерченный, красивый кончик носа; если кончик неширокий, то допустимо использование доступа без обнажения.

Первичную ринопластику я, в основном, делаю, используя методику закрытой ринопластики. Повторную — чаще открытым методом.

Корр.: С чем может столкнуться пациент в период послеоперационной реабилитации?

Владислав Григорянц: Период послеоперационной реабилитации после ринопластики проходит очень легко, несмотря на синяки, отечность и гипс; и самое главное — безболезненно. После ринопластики не бывает болей.

Корр.: Из каких этапов состоит восстановительный период?

Владислав Григорянц: Восстановительный период состоит из этапа раннего послеоперационного периода: это первые 2-3 дня, пока пациент ходит с тампонами. Следующий этап приходится на последующие 6-7 дней. На 9-10 день я снимаю гипс, и начинается поздний послеоперационный период, который продлится до года: нос приобретает свою окончательную форму, сходит остаточный отек.

Корр.: Когда пациент может оценивать окончательный результат?

Владислав Григорянц: Результат ринопластики можно оценивать уже через 2-3 месяца — тогда приблизительно видно, что получилось. Но окончательно — только через год.

Корр.: У каждого хирурга есть свой стиль работы. Чем Ваши работы отличаются от работ других специалистов?

Владислав Григорянц: Я не люблю идеально прямые носы, как обрубки, когда спинка носа на том же уровне, что и кончик. Мне более интересны носы с небольшим изломом кончика, который чуть возвышается над спинкой. Это соответствует идеальным пропорциям. Не люблю круглые кончики, на мой взгляд, гораздо симпатичнее более узкие и изящные. Не нравятся задранные кончики носа и никогда таких не делаю, если, конечно, этого не просит пациент или не вижу, что пациенту это действительно подходит. Если же пациенту нужен нос, который ему заведомо не идет, и он настаивает на этом даже после моделирования и моих объяснений, то я отказываю в операции.

Корр.: Являетесь ли Вы сторонником определенной школы, направления, методики?

Владислав Григорянц: Нет, хороший ринопласт не может быть сторонником какой-то одной методики. Каждый случай индивидуален, и техника подбирается индивидуально. Делать операцию всем по одному шаблону непрофессионально. В таком случае только одна определенная категория носов будет получаться хорошо, все остальные — плохо. Поскольку каждая методика имеет свои строгие показания, и тот нос, который не подпадет под них, будет однозначно испорчен.

Корр.: Кто для Вас является бесспорным авторитетом в ринопластике? Чьими идеями, концепцией вдохновляетесь?

Владислав Григорянц: Бесспорных авторитетов нет. Глубоко уважая опыт отечественных и зарубежных ринопластов и опираясь на него, я приобрел свой собственный. У меня есть свои идеи и концепции, а также видение конкретной ситуации. Я делаю только то, что сам считаю правильным, и результаты моих работ говорят о том, что движусь в верном направлении. Я использую только те методики, которые считаю грамотными и проверенными временем!

Корр.: Актуален ли для специалистов по ринопластике фактор самосовершенствования, есть чему и у кого поучиться?

Я никогда не беру с пациентов за деньги за коррекцию!

Владислав Григорянц: Фактор самосовершенствования актуален для любого врача и тем более для хирурга. Конференции и семинары интересны в плане обмена опытом, там можно услышать о методиках, применяемых другими хирургами, увидеть и оценить полученные результаты, и, возможно, привнести что-то в свою практику. Новые тематические публикации позволяют быть в курсе новых тенденций и критически оценивать их — читающий хирург постоянно старается усовершенствовать свою технику, обогатить хирургические методы нехирургическими, применять новую аппаратуру и инструментарий. Главное — постоянно работать над собой, не застаиваться и не «болеть звездной болезнью», тогда результаты работ будут только улучшаться год от года.

Корр.: Как часто Вы сталкиваетесь с необходимостью проводить повторные операции?

Владислав Григорянц: Пациенты приходят на повторные операции после других хирургов достаточно часто. Причем могут прийти и после очень хороших хирургов, о чем я всегда говорю пациенту. Такова специфика операции: даже у самых лучших хирургов после проведения ринопластики иногда возникает необходимость сделать повторную коррекцию, но их процент невелик, а случаи единичны.

После моих операций иногда также бывает необходимость в небольшой 10-15 минутной коррекции, она обычно проходит под местной анестезией и проводится для получения идеального результата. Я об этом открыто говорю пациентам на консультации и никогда не беру с пациентов за коррекции денег.

Корр.: С какими пластическими операциями ринопластику можно совмещать?

Владислав Григорянц: Ринопластику можно совмещать почти со всеми операциями — риски будут минимальны, потому что сама по себе операция необъемная и при ее проведении нет обширной травматизации тканей. Но при совмещении операций оцениваются и анестезиологические риски, и они всегда обсуждаются с анестезиологом в каждом конкретном случае, учитывая наличие и отсутствие у пациента соматических или иных заболеваний.

Корр.: Владислав Семенович, я благодарю Вас за откровенную беседу и открытую расстановку акцентов.

На сайте www.estheticcenter.ru можно ознакомиться с работами пластического хирурга Григорянц Владислава Семеновича.

Читайте также

Сделала нос у Александра Гуляева Истории пациентов 26.02.2014 4
Моя история только начинается! Истории пациентов 15.01.2013 2
Решилась на пластику носа! Истории пациентов 01.03.2010
Как я хорошела Истории пациентов 30.12.2009

Комментарии