— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
29.12.2010 00:00

Пластический хирург Тимур Кобулашвили

Уникальная методика подтяжки бедер в ОРПХ

Курагин Анатолий

С возрастом кожа человека становится менее упругой, дряблой, появляются ее избытки, что, согласитесь, выглядит не очень эстетично. Избытки кожи появляются везде: в области живота, груди, бедер и даже рук. Особенно часто с этим сталкиваются те, кто сумел похудеть на 20-30 и более килограмм. Однако если подтяжка груди (мастопексия) или живота (абдоминопластика) — это довольно распространенные операции, то подтяжка бедер делается в нашей стране довольно редко. Эстетические хирурги в один голос утверждают, что это очень сложная операция с тяжелым послеоперационным периодом, и часто отказывают пациенткам. А ведь бедра — это такая же важная часть тела любой женщина, как грудь, живот или лицо.

О подтяжке бедер и реальной сложности этой операции нам рассказал пластический хирург Отделения Реконструктивной и Пластической Хирургии (ОРПХ) ЦКБ №6 ОАО «РЖД» (ныне Медицинский Центр MONT BLANC) Кобулашвили Тимур Гивиевич.

Корр.: Тимур Гивиевич, как часто в ОРПХ обращаются пациенты для проведения операции по подтяжке бедер?

Тимур Кобулашвили: Мало. В год, как правило, не больше четырех человек.

Корр.: С чем, на Ваш взгляд, связаны такие невысокие показатели? С тем, что это сложная операция и после нее наблюдается болезненная реабилитация, или с тем, что не все осознают эту проблему?

Тимур Кобулашвили: Те, кто хотел бы провести подтяжку бедер, осознают необходимость, но опасаются проводить столь сложное, по мнению ряда специалистов, оперативное вмешательство. Действительно, традиционная подтяжка бедер — это сложная операция с долгим и тяжелым реабилитационным периодом.

Одна только липосакция в данном случае не решит проблему, так как на лицо переизбыток, неровность тканей. О том, что есть какие-то альтернативы традиционному лифтингу бедер и проблему можно решить «малой кровью», пациенты попросту не знают. Но те четыре человека, которые приходят к нам в Отделение на консультацию, в конечном оперируются.

Корр.: Что представляет собой эта традиционная методика?

Тимур Кобулашвили: Главный принцип методики заключается в иссечении кожи и подкожно-жировой клетчатки. Буквально две недели назад у нас оперировалась пациентка, которой отказали в проведении операции многие столичные хирурги. В результате женщина была успешно прооперирована специалистами нашего Отделения. Причем, на следующий день пациентка могла без проблем вставать и ходить.

Корр.: Но ведь все говорят и пишут о том, что это сложная операция и в течение двух недель после нее тяжело двигаться, ходить в туалет и т.д. Получается, что это не так?

Тимур Кобулашвили: Не так. Дело в том, что в нашей клинике используется несколько другой метод операции. Цель достигается та же, но травма наносится меньшая. И эта травма совсем иная по своей природе.

Корр.: А в чем отличие вашей методики?

Тимур Кобулашвили: Это не моя методика, а наших западных коллег. Прошло уже более 15 лет с тех пор, как я впервые увидел и выполнил эту операцию. Это достойная альтернатива традиционному методу. Однако даже на Западе эта операция вызывает особый трепет. И доктор, у которого мы позаимствовали эту методику, считается едва ли не единственным, кто делает подобную операцию во всем мире. Хотя повторить ее не так сложно.

Корр.: Так как же выполняется эта операция?

Тимур Кобулашвили: Во-первых, не делается традиционный калечащий рубец. Безусловно, наружный рубец идет по длине всей паховой складки, по внутренней поверхности бедра с выходом к ягодицам. Но «внутри» все сделано по-другому. После проведения операции по этой щадящей методике пациенты могут и садиться, и стоять, и ходить. Все гениальное просто.

Корр.: В Москве помимо ОРПХ какая-нибудь клиника проводит такие операции?

Тимур Кобулашвили: Нет, по такой методике в Москве подтяжку бедер больше не делает ни одна клиника пластической хирургии. Дело в том, что сама технология проведения операции сложнее для хирурга. Продолжительность операции около 3-3,5 часов, все это время доктор должен стоять в неудобной позе и выполнять филигранные манипуляции. Многие предпочитают этого избегать и выполнять «маленькую победоносную операцию».

Корр.: Стараетесь ли вы отговаривать пациентов клиники от подтяжки бедер, если, например, состояние бедер пациента не требует операции?

Кобулашвили Т.Г.: Безусловно. Зачем же делать такой длинный разрез, если мы радикально не улучшим контур и рельеф бедер? Эту операцию мы советуем делать только тем, у кого просто «аховое» состояние бедер. Например, если нельзя сделать липосакцию, потому что появится ярко выраженное провисание тканей, но при этом хочется выровнять поверхность бедра. Или, наоборот, если пациент уже похудел на 40 килограмм, и кожа просто стала собираться складками. Подтягивать в таком случае нужно все тело. Но если подтяжку груди и живота способны провести многие специалисты, то бедра редко кто-то берется подтягивать и, в результате, пациент имеет после похудения большие проблемы с тканями на бедрах. Т.е. показания к этой операции ограничиваются именно эти двумя аспектами. И в обоих случаях наличие рубца в паховой складке вполне оправдано.

Корр.: Часто ли липосакция сопровождает операцию?

Тимур Кобулашвили: Всегда, однако объем липосакции может быть разный. У кого-то больше, у кого-то меньше, но для эстетического эффекта делать ее нужно всегда.

Корр.: Даже в случае, если пациент похудел на 40-60 килограмм?

Тимур Кобулашвили: Да, в любом случае. Даже у субтильных (худых) людей.

Корр.: А это не увеличивает сложность операции? Не сказывается на послеоперационной реабилитации?

Тимур Кобулашвили: Нет, это, опять же, тонкости нашей операции.

Корр.: В чем они заключаются? Для чего нужна липосакция?

Тимур Кобулашвили: Дело в том, что мы не проводим иссечение, а распределяем излишки кожи. В этом и преимущество. А для того чтобы лишнюю кожу можно было бы куда-то распределить, нужно, скажем так, освободить для нее место, чтобы она «легла» равномерно. Даже у худого человека есть подкожно-жировая клетчатка, которая позволяет сделать необходимый объем липосакции, чтобы было место, куда распределять излишки.

Корр.: Бывают ли какие-то осложнения у пациентов после этой операции?

Тимур Кобулашвили: Ни у одного пациента ОРПХ не было осложнений. Теоретически это возможно, если где-то образовалась гематома, например, от липосакционной трубки. Но в нашей практике ни разу не было таких случаев.

Корр.: А при классической подтяжке бедер бывают ли какие-то осложнения?

Тимур Кобулашвили: Бывают, причем, настолько много, что мы даже никогда не беремся за проведение такой операции. Именно из желания не навредить пациенту. Ведь когда иссекается кожа, появляется возможность повредить лимфатические протоки. А лимфатические протоки — это та же самая венозная система, только без красных кровяных телец. В них постоянно продуцируется жидкость. До двух месяцев лимфа сочится, собираясь в операционной зоне. Если лимфу вовремя убирать, раз в несколько дней, то осложнений можно избежать. Но жидкость всегда может инфицироваться, тем более что дело мы имеем с областью промежности, которая сама по себе не является самой гигиенически чистой зоной. Когда появляется инфекция, появляется нагноение, мы имеем дело с совершенно другим типом реабилитации. Это уже совсем другой процесс. Ситуация усугубляется еще и тем, что лимфа продолжает изливаться. Нам стоило увидеть это один раз, чтобы отказаться от этого метода.

Корр.: Как часто нужно наблюдаться у хирурга после операции?

Тимур Кобулашвили: При классическом методе достаточно раз в три дня. Первую неделю после операции необходимо провести в стационаре, осуществлять дренаж и т.д. После альтернативного метода, который выполняют в ОРПХ, можно отпустить пациента домой уже на следующий день. Плановый осмотр проводится через неделю, а дальше — раз в месяц.

Корр.: Как долго заживает этот рубец? Всегда ли он остается заметным?

Тимур Кобулашвили: Рубец заметен всегда. Не существует на сегодняшний день методик, которые позволяют заменить соединительную ткань нашей кожи. Любой разрез в любом месте ведет к образованию соединительной ткани. Корр.: Можно ли рубец в дальнейшем сделать менее заметным с помощью лазера, например?

Тимур Кобулашвили: С помощью лазера его можно только сгладить, если он возвышается над поверхностью кожи. Это же можно сделать с помощью механической шлифовки, то есть рубец можно только «стесать», поскольку соединительная ткань проходит через все слои кожи.

Корр.: Может быть еще и поэтому женщины боятся делать такую операцию? Потому что боятся послеоперационных рубцов?

Тимур Кобулашвили: Здесь вопрос в том, насколько остро стоит необходимость в подтяжке кожи. Как я уже сказал, в некоторых случаях даже наличие рубца оправдано. Хотя стоит отметить, что менталитет наших женщин таков, что они не желают иметь рубцы и всячески стараются их избежать. Например, аналогичная операция по подтяжке кожи плеча в Америке довольно распространена, а в России, когда узнают, что будет большой рубец, отказываются от операции.

Корр.: Вернемся все-таки к периоду послеоперационной реабилитации. Какие рекомендации?

Тимур Кобулашвили: В первую очередь, содержать промежность в чистоте. Как можно больше времени уделять гигиене, делать ванночки с марганцовкой.

Корр.: Некоторые хирурги еще советуют пациентам как можно раньше начинать делать физические упражнения, чтобы разгонять кровь. Как Вы к этому относитесь?

Тимур Кобулашвили: Наши пациенты встают на следующий день после операции. А если пациент встает и ходит, то это значит, что тромбоэмболии у него уже не будет. Тем более что пациент ходит, а значит, он выполняет своего рода физическое упражнение. Если есть желание, то можно делать что-то еще, но смысла особого в этом нет. Хотя первые четыре дня все-таки лучше воздержаться от особой физической активности, все-таки была проведена операция.

Корр.: Что касаемо компрессионного белья. Его необходимо носить после подтяжки бедер?

Тимур Кобулашвили: Компрессионное белье для этой зоны специально изготавливается открытым, чтобы пациент мог посетить туалет и провести должную гигиену. Его рекомендуется носить около 2 недель после операции, чтобы поддержать внутреннюю поверхность бедра.

Корр.: Какие шовные материалы используются во время хирургической коррекции? Нужно ли после операции снимать швы?

Тимур Кобулашвили: Как правило, мы пользуемся рассасывающимися нитями, но некоторые швы можно сделать обычными и снять их через некоторое время, чтобы положительно повлиять на шов. Все зависит от операции.

Корр.: Может ли женщина повторно сделать подтяжку бедер через несколько лет?

Тимур Кобулашвили: Я с таким не сталкивался, но если вдруг где-то хирург не дотянул кожу, и пациент через несколько лет сталкивается с этой проблемой, то, конечно, повторную подтяжку провести можно.

Корр.: Операция выполняется под общим наркозом?

Тимур Кобулашвили: Да, но ее также можно провести и под эпидуральной анестезией. В таком случае обезболивается только нижняя половина тела, а пациент находится в сознании.

Корр.: Что предпочтительнее для такой операции?

Тимур Кобулашвили: Если есть возможность избежать наркоза, то лучше ее использовать. Но поскольку операция длится 3-3,5 часа, то для пациента это утомительно, поэтому общая анестезия оправдана.

Корр.: Как долго длится подготовка пациента к операции?

Тимур Кобулашвили: Как всегда, ровно столько, сколько нужно, чтобы сдать все анализы, пройти необходимое обследование. Иногда это 2-3 дня.

Корр.: Тимур Гивиевич, спасибо за интересную беседу, надеюсь, сегодня мы развеяли все мифы об операции подтяжка бедер.

Телефоны для записи на консультацию: +7 (495) 920-72-84 и +7 (495) 782-72-92

Читайте также

Комментарии