— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
28.07.2010 00:00

Пластический хирург Анвар Салиджанов

Ринопластика: осложнения, повторная ринопластика и послеоперационная реабилитация

Курагин Анатолий

Согласно статистике, эта пластическая операция входит в пятерку самых популярных как среди мужчин, так и среди женщин. Риск возникновения осложнений после нее колеблется в пределах 8-15%. Около 20% пациентов решаются на повторную коррекцию. Эту операцию делали: Прохор Шаляпин, Дима Билан, Рената Литвинова, Кристина Орбакайте, Сергей Зверев и другие представители отечественного шоу-бизнеса. Все тонкости ринопластики мы обсуждали с Анваром Шухратовичем Салиджановым, д.м.н., заведующим отделением реконструктивной и пластической хирургии («Академическая клиника эстетической хирургии») ЦКБ № 1 ОАО «РЖД».

Корр.: Анвар Шухратович, Вы, как специалист по пластике носа, с какого возраста рекомендуете приходить на операцию?

Анвар Салиджанов: Ринопластику не следует делать ранее 17 лет, так как кости черепа к этому времени еще не до конца сформированы. Да и психологически пациенты в возрасте от 20 до 30 лет более подготовлены к операции. Они осознанно идут на эту коррекцию.

Корр.: Представим пациента, который в 20 лет сделал ринопластику. Насколько гармонично будет этот нос смотреться с его внешностью через 20-30 лет, когда под воздействием сил гравитации и возрастных изменений мягкие ткани сместятся?

Анвар Салиджанов: Нос, как и все остальные мягкие ткани лица, будет подвержен возрастным изменениям и воздействию внешних факторов, Поэтому ни о каком дисбалансе или дисгармонии и речи быть не может.

Корр.: Пластический хирург — это творец красоты, он доводит форму носа до совершенства. Под силу ли ему справиться с какими-то функциональными проблемами носа, к примеру, восстановить функцию дыхания?

Анвар Салиджанов: Вряд ли сегодня можно найти хирурга-ринопласта, который не имеет специализацию ЛОР-врача. Ведь здесь высокая степень ответственности. Если специалист не обладает достаточным опытом и знаниями, то осложнений не избежать, и это должен понимать каждый пациент, идущий на операцию.

Корр.: Анвар Шухратович, давайте поговорим об осложнениях, которые могут возникнуть после ринопластики. Какие наиболее распространенные осложнения Вы могли бы выделить?

Анвар Салиджанов: Кровотечения из носа, подкожные гематомы в области нижних век — это временные осложнения, которые могут быть практически у каждого пациента в различной степени выраженности; они носят временный характер. Не исключены воспалительные изменения мягких тканей, связанные как с инфицированием операционного поля, так и обострением хронического гайморита, фронтита и т.д. Наиболее серьезным осложнением является искривление и нарушение формы носа, часто сопровождающееся нарушением дыхания, возникшее вследствие некорректно проведенной операции.

Корр.: Возможно ли предупредить появление этих осложнений?

Анвар Салиджанов: В некоторых случаях возможно. Сейчас объясню, почему именно в некоторых. Кратковременные осложнения можно предупредить тщательным обследованием, выявлением хронических процессов и правильным выбором сроков операции. Возьмем такие осложнения, как искривление формы носа и нарушение дыхания после ринопластики. Это тот тип осложнений, которые напрямую связаны с некорректными действиями хирурга, проводившего операцию, либо сами пациенты провоцируют возникновение осложнений. Это возникает в том случае, когда пациент не соблюдает рекомендации хирурга.

Корр.: Еще одна щекотливая тема — повторная ринопластика. Когда-то мы с Вами уже обсуждали эту проблему. Тем не менее, хотелось бы в очередной раз вернуться к ней.

Анвар Салиджанов: Действительно, болезненная тема, причем, как для пациента, так и для специалиста. Пациент, который уже один раз обжегся, боится повторения ситуации и потому возлагает на хирурга, проводящего повторную ринопластику, большие надежды. Если вы взялись исправлять чужие ошибки, то знайте, что это колоссальный труд, ведь вам предстоит иметь дело кроме всего прочего с внутренними рубцами, это огромная ответственность. Поэтому, уважаемые пациенты, прежде чем идти на операцию, подумайте, не ошиблись ли вы с выбором врача.

У меня есть один показательный пример. Сестра моей пациентки по финансовым соображениям поехала оперировать нос в региональную клинику. Эта экономия на красоте и здоровье сыграла с ней злую шутку. Девушка осталась недовольна результатами операции — никаких видимых изменений! Теперь она готовится к повторной ринопластике.

Корр.: Случалось ли Вам оперировать повторно своих же пациентов?

Ответ последовал после минутной паузы…

Анвар Салиджанов: Приходилось. Как-то раз моим пациентом стал представитель фармацевтической фирмы. Через несколько дней после операции у него была назначена встреча — коммерческие переговоры. Не идти же на нее с гипсом! Вот он и снял повязку, что делать категорически запрещено. Пришлось делать повторную ринопластику — не успевшие зажить кости разошлись.

Вся прелесть ринопластики в том, что пациент доволен, он рад, что операция проведена и проведена успешно, зато головная боль начинается у хирурга. Ты начинаешь переживать за пациента. На протяжении 2 недель ты следишь за каждым из них — все ли он делает правильно, следует ли твоим рекомендациям. В этом плане с иногородними пациентами все гораздо сложней.

Корр.: Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу ринопластики, проводимой под местным обезболиванием. Насколько это правильно с медицинской и психологической точки зрения?

Анвар Салиджанов: Ряд операций, связанных с коррекцией мягких тканей носа, вполне выполнимы под местной анестезией. За всю свою врачебную практику я один раз проводил полную ринопластику под местным наркозом. Тогда я дал себе зарок, что больше никогда не буду этого делать. Действие местного анестетика кратковременно, что можно успеть за столь короткий отрезок времени? Да и вообще, удалять горбинку и перемещать кости носа на глазах у пациента не очень хорошо.

Корр.: Анвар Шухратович, эндоскопическая ринопластика — это ловкий рекламный трюк или ультрасовременная методика?

Улыбается…

Анвар Салиджанов: Эндоскопическая пластическая хирургия — это модное словосочетание знакомо практически каждой женщине. Наличие эндоскопического оборудования в операционной клиник еще не говорит о том, что операция проходила при помощи этого оборудования. Да, в каких-то случаях эндоскоп действительно необходим — подтяжка лица, эндопротезирование груди через подмышечные впадины, или, что ближе к теме, вмешательства на глубоких участках перегородки носа, носовых пазухах и т.д. Но только не пластика носа! С таким же успехом можно говорить об эндоскопической абдоминопластике. У пациентов словосочетание «эндоскопическая ринопластика» может вызвать ажиотаж, интерес, у специалиста — улыбку.

Корр.: Повышается ли степень травматизма после ринопластики?

Анвар Салиджанов: Никоим образом. В первые месяцы после операции следует ввести ограничения на игру в футбол, баскетбол и даже ношение солнечных очков, пока не сформируется костная ткань. Потом — пациент волен делать все, что только ему вздумается.

Читайте также

Размышления об идеальной груди Авторская колонка 23.11.2011

Комментарии