— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
06.06.2008 00:00

Пластический хирург Анвар Салиджанов

Блиц-опрос одного из ведущих российских специалистов по пластике груди

Операции по имплантации силиконовых протезов уже давно превратились во вполне привычное явление и в медицине, и в современном обществе. Но множество представительниц прекрасного пола, втайне мечтающих о пышном бюсте, все еще боятся скальпеля как огня. Мы решили выяснить, что же в реальности беспокоит женщин, планирующих увеличить свою грудь, и заодно услышать мнение специалиста по поводу их страхов. Ради этого пришлось провести необычное интервью-конференцию прямо на приеме у известного пластического хирурга, доктора медицинских наук Анвара Салиджанова.

Корр.: 

Анвар Шухратович, Вы считаетесь одним из лучших специалистов по пластике молочных желез, в совершенстве владеете методикой одномоментного увеличения и подтяжки груди. Чем отличаются эти операции? Разве при обычном увеличении бюста он не приподнимается сам собой?

Анвар Салиджанов:

Совмещать подтяжку груди и ее увеличение приходится тогда, когда имеется большой запас ткани груди на фоне выраженного птоза. Если в этом случае обойтись только простой имплантаций протезов, в конечном счете, молочные железы все равно будут провисать. Поэтому, чтобы добиться лучшего эстетического эффекта, необходимо убрать излишки кожи при помощи особой техники.

Екатерина, 25 лет:

Я похудела с 86 до 60 килограммов. Естественно, грудь тоже уменьшилась и, что самое обидное, обвисла. Раньше я носила бюстгальтер размера D, а теперь могу уместить все в B. Какая операция мне подойдет, если я не хочу сильно увеличивать грудь?

Анвар Салиджанов:

Это как раз та самая ситуация, о которой мы только что говорили. Необходимо, во-первых, убрать лишние ткани. Во-вторых, следует подобрать протез такого размера и формы, который будет подходить девушке с ее нынешней комплекцией. Думаю, что оптимальным будет вариант увеличения на один размер путем имплантации протезов анатомической формы.

Корр.:

Существуют ли возрастные ограничения для имплантации силиконовых протезов?

Анвар Салиджанов:

Если говорить о нижней возрастной планке, то здесь значение имеет психологический фактор. То, насколько осознанно пациентка способна принимать решение об операции. Поэтому не советую делать увеличивающую пластику как минимум до 18 лет. Что касается верхней планки, то здесь, скорее, оценивается общее состояние пациентки, в частности, ее способность перенести наркоз и период реабилитации. Самой пожилой женщине, которой я имплантировал силиконовые протезы, было около 70 лет.

Ирина, 29 лет:

Может ли случиться так, что при травме груди, например, при ударе, силикон вытечет внутрь моего тела?

Анвар Салиджанов:

При тупой травме груди, например, в случае аварии при ударе об руль, риск разрыва оболочки протеза ничтожен. Правда, возможно его смещение. Содержимое никогда не вытечет даже при острой травме, когда происходит прорыв оболочки. Это обеспечивается свойствами наполнителя — так называемого когезивного геля, который имеет цельную структуру. Не случится ничего также при его соприкосновении с тканями. Однако любое повреждение оболочки протеза требует в дальнейшем его обязательной замены.

Евгения, 23 года:

Примерно через год я планирую завести ребенка. Как эндопротезы повлияют на беременность и смогу ли я в дальнейшем кормить малыша грудью?

Анвар Салиджанов:

Наличие протеза никоим образом не влияет ни на течение беременности, ни на качество лактации. Это доказано исследованиями изготовителей, подтверждено многолетней практикой и наблюдениями за пациентками. Более того, если протез уставлен под грудную мышцу, во время кормления даже не произойдет его существенного провисания. Чего нельзя сказать при установке под молочную железу. Тогда потери формы, как при любом грудном вскармливании, не избежать.

Корр.:

А существуют ли вообще абсолютные противопоказания к имплантации силиконовых протезов?

Анвар Салиджанов:

Это, во-первых, индивидуальная непереносимость к компонентам протеза. Но встречается она крайне редко. Во-вторых, новообразования различной этиологии в молочных железах. Поэтому перед операцией каждая пациентка в обязательном порядке направляется на консультацию к маммологу с последующим прохождением УЗИ или маммографии.

Ольга, 19 лет:

Правда ли, что на ощупь можно определить, настоящая грудь или нет?

Анвар Салиджанов:

Если протез подобран и установлен правильно, его нельзя обнаружить не только внешне, но и на ощупь. Иногда сделать это не под силу даже специалисту.

Дарья, 35 лет:

В какое время года лучше делать имплантацию протезов, и сколько времени уйдет на полную реабилитацию и формирование окончательного результата?

Анвар Салиджанов: 

Сезон на результат операции не влияет. Хотя считается, что в жаркую погоду лучше ее не делать. На полную реабилитацию уходит два-три месяца. Обычно пациентки предпочитают увеличивать грудь во время зимних праздников, чтобы к лету быть в полной форме.

Алена, 24 года:

Насколько вероятно, что протезы со временем могут сместиться или, например, оттянуть грудь вниз?

Анвар Салиджанов: 

Если эндопротез имплантирован непосредственно под молочную железу, то это вполне возможно. Когда же протез помещается под грудную мышцу, уже через 2—3 недели после операции он обрастает фиброзной капсулой — жесткой соединительной тканью, которая препятствует смещению.

Корр.:

В связи с этим и у меня возник вопрос: требуется ли увеличенному бюсту дополнительная поддержка в виде бюстгальтера или его можно не носить вовсе?

Анвар Салиджанов:

Можно не носить вовсе (улыбается). Многие только ради этого и делают имплантацию. Естественной поддержкой для протеза служит мышца, а бюстгальтер, скорее, играет эстетически-сексуальную роль.

Мария, 20 лет:

Я слышала, что лет через 15 протезы даже самой естественной формы в теле все равно становятся круглыми и их нужно менять. Так ли это?

Анвар Салиджанов:

Изначальная матрица протеза никак не меняется со временем. Кроме того, современные производители силиконовых протезов дают на свою продукцию пожизненную гарантию, подтвержденную различными сертификатами.

Корр.:

Помимо формы и размера протеза, существуют ли какие-нибудь методики моделирования груди во время операции?

Анвар Салиджанов:

У некоторых женщин есть анатомические предпосылки для не очень хорошего результата операции, например, рахитичная, слишком выдающаяся или, наоборот, впалая грудная клетка. В таких случаях приходиться располагать протезы особым образом, иногда даже разворачивать их в разные стороны, чтобы замаскировать имеющиеся дефекты.

Елена, 27 лет:

Как быть, если у меня одна грудь заметно больше другой?

Анвар Салиджанов:

Это не редкость. Данная проблема решается с помощью имплантации протезов разного размера. А если молочные железы отличаются еще и формой, протезы подбираются таким образом, чтобы достичь максимальной симметрии.

Корр.:

Жалуются ли пациентки на ощущение протезов как чего-то чужеродного?

Анвар Салиджанов:

Первое время после операции неприятных ощущений не избежать. Но потом все нормализуется.

Юлия, 31 год:

Кстати, а как обычно влияет имплантация на чувствительность сосков?

Анвар Салиджанов:

Как показывает опыт, в подавляющем большинстве случае чувствительность не только не страдает, но даже улучшается. Возможно, это связано с новым восприятием женщиной своего тела, ее большей раскрепощенностью и уверенностью в себе.

Татьяна, 25 лет:

Насколько заметен будет рубец и как его впоследствии можно замаскировать или скрыть?

Анвар Салиджанов:

Обычно рубец не заметен и его дополнительная коррекция не требуется.

Ольга, 18 лет:

У меня почти плоская грудь. Хочу увеличить ее хотя бы до 2-го размера. Не будет ли это выглядеть неестественно?

Анвар Салиджанов:

Неважно, какая грудь дана от природы. Главное, действительно, чтобы после операции она гармонировала с внешним обликом в целом. Вам, скорее всего, потребуется предварительная подготовка ложа для протезов. Для этого под кожу временно помещаются экспандеры — особые емкости, наполняемые антисептическим раствором, с помощью которых ткани растягиваются под размер протеза. Только после этого можно делать имплантацию.

Елена, 26 лет:

Я активно занимаюсь спортом, люблю загорать. Надеюсь, мне не придется после операции менять образ жизни?

Анвар Салиджанов: 

В период реабилитации придется все же воздержаться от этого. А потом можете смело возвращаться к обычному образу жизни.

Корр.:

Как мы видим, большинство женщин тревожатся о том, как увеличивающая пластика отразится на их здоровье. Будь у Вас дочь, которая захотела бы сделать подобную операцию, как бы Вы отнеслись к этому?

Анвар Салиджанов:

Абсолютно нормально. Но только в том случае, если бы видел, что ей это действительно необходимо. А вообще я считаю так: если женщины хотят быть красивее и при этом заботятся о своем здоровье, это заслуживает только уважения.

Савченко Марина

Благодарим за помощь в подготовке материала всех пациенток, любезно согласившихся поучаствовать в интервью, доктора Анвара Шухратовича Салиджанова и Клинику эстетической хирургии «Оттимо».

Читайте также