01.07.2019 08:33

История девушки с дисморфофобией

Как живут люди с таким диагнозом

lybimaya
628 просмотров
История девушки с дисморфофобией

Поскольку многие из нас зависают на этом сайте, то, думаю, почти все слышали о таком заболевании, как дисморфофобия. Это психическое расстройство, когда человек неадекватно оценивает свою внешность, он кажется себе ужасно неприятным, некрасивым и потому может прибегать к экстремальным методам, чтобы «улучшить» свою внешность. Кто-то наносит себе вред, другие делают многочисленные пластические операции.

На просторах Интернета я нашла статью о том, как живут люди с дисморфофобией. Эта история реальной 25-летней девушки, напечатанная на портале Pravmir.ru. Меня заинтересовало, что чувствует человек, который пережил подобный диагноз и как справлялся со своими проблемами. Думаю, многим это тоже будет интересно и даже полезно почитать, поэтому оставляю историю тут. Также предлагаю ее обсудить.

Реальная история

Сложно описать чувство, когда смотришь в зеркало — и хоть бы что-то нравилось. А с этим лицом приходится жить, приходится выходить на улицу, общаться с людьми. Доходило до того, что я заставляла себя говорить что-то в ответ, даже улыбаться, а сама в этот момент только и думала: «Как они вообще сейчас смотрят на меня, на это уродство?»

Все началось примерно в 15 лет. В обществе в первую очередь котируются какие люди? Экстраверты, «душа компании», легкие на подъем. Я была человеком в себе, думающим. Я не понимала, что это даже хорошо, что такие люди тоже нужны. Потом, с того момента как я начала сравнивать себя с другими, это уже переросло в дисморфофобию. Ненависть к себе бесконечная. Я могла полчаса смотреть в зеркало и думать, что, куда, как отрезать, пришить, покрасить, на сколько еще похудеть, чтобы это было по крайней мере жизнеспособно.

Я стала отказываться от приглашений пойти куда-то, чтобы опять не проходить через двухчасовые муки сборов, макияжа, прически, когда в итоге смотришь на результат и ревешь.

Я даже не пошла на свой выпускной в школе. Ты жирная, ты себя чувствуешь ужасной, отвратительной, некрасивой, тупой, конечно, нет никакого желания выползать и показываться людям. Это привело к тому, что я потеряла много близких друзей, которые вообще-то хорошо ко мне относились.

Самый мой главный комплекс — мешки под глазами. У меня они были всегда, как и у моей мамы, и у бабушки. Из-за этого родственники и близкие люди частенько могли отвесить комментарий: «Ты что, всю ночь бухала?», «Почему у тебя такой нездоровый цвет лица?», «Ты как больная выглядишь». Это все говорилось тогда, когда я была накрашена и вообще-то чувствовала себя красивой. Я бежала смотреть в зеркало: «Ага, действительно, какой-то цвет бледноватый, да и вообще у меня нос не такой, и губа не такая, и все не такое». В 24 года я сделала блефаропластику. Когда я убрала мешки под глазами, стало намного проще на себя смотреть.

Как живут люди с дисморфофобией

Следующей должна была быть ринопластика. Каждый раз, подходя к зеркалу, я пальцем прижимала крылья носа и думала: вот теперь неплохо. Но за два дня до операции я отказалась. Сказала себе, что сделаю потом, если захочу, но сейчас мой нос меня устраивает полностью, я рада, что не решилась на операцию.

Когда пошла мода на худобу, я стала худеть. Три года у меня было расстройство пищевого поведения, потом булимия.

Все начинается, казалось бы, с обычной диеты — ой, да я на гречке с кефиром посижу недельку, а заканчивается тем, что через год, когда ты весишь уже 45 килограммов вместо 63, ты смотришь на яблоко и думаешь, можно ли его съесть или это будет слишком жирно, хотя в этот день ты ела только обезжиренный творог.

Все мысли о еде, абсолютно. Я даже не знаю, как я умудрялась работать. Но при этом нет ни одной секунды, когда ты можешь поесть, когда ты достоин еды. Вот этим людям можно есть, а тебе нельзя, потому что ты такая-сякая.

Я то считала калории, то сидела на диетах, бывало, не ела дней пять вообще, только пила кофе, под конец темнело в глазах и ноги еле носили. Я уже не могла ходить в туалет без слабительного. Потом эти бесконечные отеки по всему телу и на лице, а так как ты не хочешь ходить отекшая, приходится пить мочегонные. Мочегонные страшно сажают организм, выводят все витамины, все оставшееся полезное. Мама с бабушкой первое время пытались накормить меня силой, но они быстро поняли, чем грозит пара порций картошки по-французски. А грозило это тем, что я выпью в два раза больше слабительных таблеток и два дня проведу в слезах. В таком состоянии вообще не воспринимается, что говорят родные. Они говорят: «Ты убиваешь себя». А я знаю, по сути, это и есть цель.

С психологом я не занималась, потому что у нас в городе нет хороших специалистов. Я просто думала, что у меня невероятно низкая самооценка и ужасное, уродливое лицо. Я не знала, что у этого есть диагноз и что это нужно лечить. Когда я почувствовала, что готова к переменам, сама стала работать над собой. Оказалось, дело даже не в том, как я выгляжу, а в том, что за свое несовершенство я хочу наказать себя, заставить страдать.

Моя самооценка росла с нуля, и сейчас она на 50-60 процентов в плюсе, но еще есть над чем работать. А расстройство пищевого поведения у меня есть и сейчас, просто небольшой период ремиссии, когда я проще стала относиться к еде. Сейчас я вешу 53 килограмма и уже чувствую страх, что могу вернуться в те 63. Но нет дикой паники, нет унижающих мыслей. Иногда мне кажется, что все эти годы, с подросткового возраста до 24 лет, — это страшный сон или плохой фильм, который я зачем-то посмотрела и никак не могу выкинуть из головы.

Читайте также

Пластический хирург Валерий Якимец Авторская колонка 22.02.2018 4

Комментарии