12.03.2020 17:27

Рейтинг: самые сознательные пластические хирурги Москвы

Специалисты, которым можно довериться

Алина Березовская

Желание изменить внешность или чуточку ее подкорректировать приходит в голову почти каждому человеку. Одному достаточно изменить стиль в одежде, перекрасить волосы, а другим хочется сделать пластическую операцию. Что делать? Идти к хирургу и объяснить ему свою проблему. Но не все специалисты тут же бросятся предлагать вам самые разные операции и назначать даты. Квалифицированные и опытные доктора сначала изучат вас и ваши мотивы, и только потом решат, браться за ваш случай или нет. Кто в столице готов не просто тратить деньги клиента, а помочь ему решить настоящую проблему? Хотите узнать об этих специалистах? Легко! Мы составили рейтинг «самые сознательные пластические хирурги Москвы».

Пластический хирург Владимир Наумов

Владимир Наумов, пластический хирург клиники «Госпиталь Мира»

Взаимоотношения пациента и хирурга — тонкая, но важная материя, без которой невозможен успешный исход коррекции внешности. Оба участника диалога должны прислушиваться друг к другу, чтобы достичь взаимопонимания.

Отличительной чертой пластического хирурга является творческий подход, умение увидеть и реализовать гармоничный результат, не потеряв индивидуальности человека, умение видеть глазами художника красоту человеческого тела.

Иногда ко мне обращаются после неудачных операций моих коллег. Но я не готов сразу обвинять другого доктора в непрофессионализме, ведь человеку, к сожалению, свойственно ошибаться. Даже у маститых хирургов могут возникнуть какие-то недочеты. Совсем другое дело, конечно, если речь идет об элементарном несоблюдении стерильности, незнания основ. К сожалению, в стране всё еще практикуют псевдо-врачи без какого-либо медобразования. Тут говорить не о чем, ведь это просто мошенничество и нанесение вреда здоровью человека. Такой проблемой должны заниматься правоохранительные органы.

Пластический хирург Светлана Пшонкина

Светлана Пшонкина, пластический хирург клиники «Визаж»

Я не провожу операции только по желанию пациента. Для этого должны быть показания и веские причины. Важна и мотивация клиента. Допустим, приходит женщина и говорит, что ей нужно увеличить грудь, но этого хочет ее бойфренд, готовый оплатить операцию, а саму клиентку её формы устраивают. Я не соглашаюсь на такие авантюры. Во-первых, самой пациентке не хочется менять свою внешность, а это не соответствует моим профессиональным принципам. Во-вторых, если потом у женщины поменяется партнер, и она разочаруется в том, что когда-то легла на операцию, виноватым посчитают доктора, который недостаточно хорошо отговаривал ее от такого шага.

Если в ходе консультации я понимаю, что проблемы пациента требуют участия смежных специалистов — например, психотерапевта, то не удерживаю его у себя, а направляю к врачу, чья помощь ему поможет.

Между доктором и пациентом должно быть абсолютное доверие. Как клиент не должен скрывать какие-то заболевания от своего врача, так и хирург не имеет права скрывать подробности операции. Я обязательно обсуждаю с пациентами все возможные риски и осложнения, честно говорю, на какой срок реабилитации стоит рассчитывать и в течение какого времени придется потерпеть определенный дискомфорт после хирургического вмешательства. Если кто-то в паре «врач-пациент» будет неискренен, это может повлечь вполне осязаемые проблемы как во время, так и после пластической операции.

Я люблю проводить сочетанные операции, но никогда не навязываю их пациенту. Одновременное проведение сразу нескольких видов коррекций имеет свои плюсы, но, если человек не готов или не хочет этого, я не пытаюсь его переубедить. Окончательное решение, оперироваться или нет, соглашаться с хирургом или нет — всегда за клиентом.

Пластический хирург Арслан Пенаев

Арслан Пенаев, основатель «Клиники пластической хирургии доктора Пенаева»

Социальные сети сегодня популярны как никогда, особенно среди молодых пациентов. Да, приходится тоже выходить в интернет-плоскость, чтобы показать потенциальным клиентам особенности и возможности той или иной пластической операции. При этом я не стараюсь как-то шокировать аудиторию, как это делают некоторые более юные коллеги. Люди должны понимать, что операция — это серьезное и травматичное хирургическое вмешательство, а не ориентироваться на лайки и думать, что между фото «до» и «после» всего лишь один видеоклип.

Российский рынок пластической хирургии высококонкурентен, но я не считаю это проблемой. Наоборот, чем больше специалистов, тем больше выбор у пациента. Главное — не идти на поводу одних лишь красивых картинок, а тщательно изучить портфолио доктора и выяснить, насколько он профессионален и добросовестен.

Хотелось бы, чтобы стереотип о том, что пластические хирурги за деньги сделают любую операцию, уже исчез. Да, мы зарабатываем немало, но и чтобы стать востребованным врачом, мы тоже прикладываем значительные усилия и тратим многое — годы обучения, оплата мастер-классов и стажировок, ненормированный рабочий день и т. д. В нашей профессии есть свои сложности, как, в принципе, у любого другого работника. Однако большой заработок не заставит добросовестного хирурга провести какую-то странную или неадекватную операцию. Для нас репутация имеет большую ценность, ведь «засветившись» в неподобающих историях специалист просто потеряет свою аудиторию и будущих клиентов.

Пластический хирург Валерий Якимец

Валерий Якимец, сооснователь «Эстет Клиник»

Приоритетное направление в моей работе — омолаживающие операции. До сих пор приходят пациенты, которые считают, что подтяжка лица превратит их из пенсионеров в студентов. Приходится им объяснять, что в принципе максимально всё подтянуть можно, но тогда придется забыть о естественной внешности. Этот момент и многие другие, связанные с нюансами какой-либо пластической операции, я объясняю очень подробно, чтобы пациент всё понял. Если ваш клиент не до конца осознает, к чему ему готовиться, то после коррекции внешности он может оказаться неудовлетворенным результатом вашей работы. Так что предоперационный этап в нашей специализации важен не меньше, чем сама операция.

Работа для пластического хирурга не должна превращаться в рутину, иначе можно будет забыть о качественных результатах. К каждому пациенту должен применяться индивидуальный подход. В противном случае, добиться образа, естественного и удовлетворяющего клиента, не получится.

Не все пациенты с первого раза понимают причину отказа. Некоторые полагают, что хирург должен за деньги выполнить любой их каприз, но мы — те же врачи, которые клялись не вредить здоровью человека. Если нет нужды в проведении операции, или клиент ставит какие-то недостижимые цели и идеалы будущей внешности — нет смысла делать коррекцию. Ведь в итоге пациент всё равно окажется недовольным результатом, а это совсем не то, к чему стремится любой пластический хирург.

Пластический хирург Андрей Михайлов

Андрей Михайлов, пластический хирург клиники «Медлаз»

Я никогда не прерываю своих пациентов, пока они объясняют, что хотят видеть в своей будущей внешности. Если врач говорит: «Всё, можете не объяснять, я всё понял», стоит еще раз уточнить, действительно ли это так. Я не против, когда пациенты показывают изображения, как они себя видят. Таким образом ты понимаешь, что хочет сам человек, а не то, что ты себе представил. Наглядность еще никому не помешала.

Работать с пациентами нужно внимательно, потому что на самом деле может встретиться человек, не совсем здоровый. Он может быть вполне адекватным до операции, а после — вдруг психоз, который внезапен как для хирурга, так и для его родных. Определить, подходит ли кандидат для пластической операции — непростая задача. Всегда нужно изучать пациента и выявлять его истинные мотивы.

Пластический хирург не уговаривает пациента оперироваться. Это правило, которого я придерживаюсь. Если человек сомневается в своем решении, не нужно склонять его к операции. Менять внешность нужно только в том случае, если пациент уверен на 100% в том, что ему нужна хирургическая коррекция.

Пластический хирург Ольга Ованесова

Ольга Ованесова, пластический хирург клиники «Медлаз»

Сегодня существует термин «информированный» пациент. То есть люди, желающие сделать операцию, уже имеют какие-то элементарные знания о пластике. Но это не значит, что от пациентов можно требовать понимания всех процессов предстоящей коррекции. Нет, пациент вообще не обязан что-то знать заранее. Это задача пластических хирургов — объяснить всё, что требуется.

Я не провожу операции и не выбираю методики, в которых не уверена. К примеру, если пациент говорит о какой-то новомодной технике, а я ею не то что не владею, но и ни разу не слышала, то я не буду притворяться, что это не так. Когда я не понимаю, как достичь того или иного результата, который видит перед собой пациент, я не берусь за работу. В большинстве подобных случаев идет речь о завышенных или нереалистичных ожиданиях человека. Я предпочитаю придерживаться максимальной правды во взаимоотношениях с пациентом, чтобы потом не было сожалений ни у меня, ни у него.

Сам пластический хирург тоже должен выглядеть эстетически привлекательно. Наша работа — создавать красоту, поэтому и выглядеть мы должны соответствующе. Подтянуто, быть здоровыми, иметь ровную осанку, несмотря на все эти многочисленные часы на ногах, проведенные в операционной.

Пластический хирург Сергей Блохин

Сергей Блохин, сооснователь «FrauKlinik»

Отношения между пластическим хирургом и его пациентом складываются по-разному, ведь, как у пациента, так и у хирурга есть свои особенности в характере. Очень хорошо, когда они входят в резонанс, и очень плохо, когда не входят. Понимаете, каждый хирург строит свой разговор с пациентом в зависимости от своих характерологических особенностей. Например, если я начну сглаживать углы и называть вещи не своими именами, то это буду не я, и этим я буду обманывать пациента. Поэтому, перед тем как идти к пластическому хирургу, пациент должен понимать, к кому он идёт.

Вторичные операции в моей практике встречаются, приходят пациенты как с откровенно неэстетичным результатом первичной пластики, так и люди, которые недовольно объективно хорошей работой доктора. Я берусь только за те случаи, когда ошибка или халатность врача очевидна.

Мы, пластические хирурги, не лечим само тело! Мы помогаем примерить представление человека о теле с самим телом, создаём гармонию между внутренним и внешним состоянием.

Пластическая хирургия помогает решить комплексы, а я, как пластический хирург, рад, что могу помочь. Мне приятно видеть счастливые глаза женщин, которые выходят из моей клиники.

Читайте также

Комментарии