— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
11.01.2007 00:00

Кошмары российской пластической хирургии

Иван Трегубов

Часть населения достигла того уровня благосостояния, при котором люди готовы выкладывать сотни и тысячи долларов не только за здоровье, но и за красоту. Для тысяч наших соотечественников подтяжка лица, изменение формы носа, откачка жира с «проблемных мест» и т.п. стало делом обыденным.

История пластических операций в России начиналась романтически. Для подтяжек лица в Париж регулярно ездила любимица советской публики Любовь Орлова. Ее поездки туда были окутаны пеленой таинственности: в стране, строящей коммунизм, люди не должны были знать, что звезда экрана пользуется последними достижениями буржуазной медицины. В конце советской эпохи, с падением «железного занавеса», в европейские клиники устремились десятки представителей шоу-бизнеса. Основными направлениями миграции звезд стали Швейцария, Франция и Германия.

Постепенно, с развитием рынка, и в России стали создаваться платные отделения пластической хирургии. А в последнее время, как грибы после дождя, растут частные заведения, где вам обещают сделать внешность не хуже, чем у прославленных голливудских красавиц.

За наших граждан можно было бы только порадоваться, если бы не одно «но». В российской действительности пластическая хирургия имеет и оборотную сторону медали, выражающуюся в большом числе врачебных ошибок и искалеченных пациентов.

В 2002 г. великосветская тусовка полнилась слухами о неудачно подтянутых веках Валерия Леонтьева. После операции знаменитый певец якобы даже был вынужден спать с открытыми глазами, а также постоянно закапывать в них увлажняющие растворы. Весной этого года наша газета писала об омолаживающих уколах, которые изуродовали Оксану Пушкину. После случившегося телеведущая собиралась снять специальную передачу о некомпетентности отечественных горе-дермокосметологов. Трагически закончилась липосакция для вице-мисс России Екатерины Суминой, которую врачи не проверили перед операцией на переносимость анестезии. Говорят, что инсульт Натальи Гундаревой в 2001 г. был вызван неудачной операцией по омоложению. Впрочем, об этих случаях стало известны только благодаря тому, что пострадали известные люди, а истории обычных пациентов, ставших жертвами некомпетентных специалистов в этой области, редко попадают на страницы средств массовой информации.

Почему-то считается, что делать пластические операции в России выгодно по цене. Но, как свидетельствует практика, здешние цены на омоложение в связи с бумом почти сравнялись с европейскими.

Официальной статистики неудавшихся косметологических операций в России нет. Однако в прессу просачивалась характерная информация: около 10% гражданских дел по поводу некачественного лечения возбуждается после пластических операций. Точное число неудачно прооперированных не берутся назвать даже специалисты, потому что далеко не всякий человек идет судиться.

Причины неудачного старта этого вида индустрии красоты в России ясны. Повышение уровня жизни породило несоразмерно высокий спрос на пластическую и корректирующую медицину и косметологию. Что, в свою очередь, обусловило главный фактор риска. Эксперты московского Комитета здравоохранения, комментируя этот вопрос для печати, сходились во мнении, что основная причина — некомпетентность специалистов. С началом бума на омолаживающие операции в это направление потянулись все кому не лень: бывшие гастроэнтерологи, стоматологи и другие специалисты после трехнедельных курсов повышения квалификации становятся дерматокосметологами. Заведующий кафедрой судебной медицины Московского медицинского стоматологического университета Гурген Пашинян на XII Национальном конгрессе «Человек и лекарство» в апреле 2005 г. привел ужасающие цифры: до 90% проверенных судебными медиками дерматокосметологов не имели базового образования по специальности.

Если сравнить ситуацию в нашем государстве, например, с упоминавшейся уже Швейцарией, то выясняется, что эта относительно дорогая европейская страна по многим параметрам обходит Россию. Для россиян в Швейцарии оперироваться проще и безопаснее.

В альпийской республике клиники разной направленности объединены в комплексы, где вас перед омолаживающими процедурами обязательно всесторонне обследуют. В Москве, не говоря уже об остальной России, ситуация диаметрально противоположная. Больничных комплексов мало, часто пациентам приходится ездить в разные концы города, чтобы сдать анализы или получить консультацию специалиста. И хотя постепенно многофункциональных больничных комплексов (МБК) в России становится все больше, поскольку их строительство является одним из приоритетных направлений здравоохранения, когда и сколько МБК будет построено, неизвестно.

В Швейцарии, как и во всем цивилизованном мире, принято говорить пациенту правду, не скрывая неприятных диагнозов и противопоказаний к пластическим операциям (сахарный диабет, некоторые виды опухолей и сердечно-сосудистых заболеваний). Россия же и сегодня отчасти наследует советский принцип: пациент ни в чем не разбирается, поэтому «пугать» его страшным диагнозом не стоит. У частных клиник мотивация может быть иной — о противопоказаниях к оперативному вмешательству вам могут не сказать из-за стремления к прибыли. Нельзя утверждать, что подобные вещи никогда не случаются за границей, но там действует эффективная система контроля за медициной со стороны страховых компаний. Страховщикам совсем не хочется разоряться на выплатах по страховкам искалеченных клиентов. По этой причине за границей стараются провести полное обследование клиентов старше 35 лет — к этому возрасту у человека почти наверняка имеются какие-нибудь хронические заболевания. Кроме того, надо застраховаться от противопоказаний. Среди обязательных процедур: обследование на предмет раковых заболеваний, функциональная проверка сердечно-сосудистой системы, диабетический контроль, полное обследование врачами-специалистами. У нас такая практика не является повсеместной из-за разрозненного расположения специализированных клиник.

Швейцарцы, зная слабые стороны нашей медицины, активно способствуют привлечению клиентов из России. В Москве, например, работают представительства швейцарских клиник. Дело даже не в Швейцарии как таковой. Вместо нее можно было привести примеры организации пластической хирургии в США или Австралии, но результат все равно оказался бы не в пользу России. Нигде в цивилизованном мире невозможно вмешательство пластического хирурга без заключения договора, а в родном отечестве такое случается. Кроме того, у нас при двух одинаковых обследованиях разные специалисты могут поставить два разных диагноза.

Почему-то считается, что делать пластические операции в России выгодно по цене. Но, как свидетельствует практика, здешние цены на омоложение в связи с бумом почти сравнялись с европейскими. И все же у московских косметологов с началом высокого сезона в сентябре время расписано до апреля-мая. Возможно, нас ждет новая волна исков к российским пластическим хирургам.

Читайте также