— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
16.11.2007 00:00

Ирен Феррари об увеличении груди, глютеопластике и пирсинге

Вероника Серобабенко

Эксперты моды твердят: если хочешь добиться успеха в жизни, немедленно делай грудь — как у Памелы Андерсон, губы — как у Анджелины Джоли, ягодицы — как у Дженнифер Лопес. Поэтому тем, кого природа обделила выдающимися «достоинствами», остаётся, закусив свои тонкие губы, «отклячиться, скукожиться и чесать на работу» либо в борьбе за внимание мужчин (и их кошелёк) ложиться под нож пластического хирурга.

И женщины, к сожалению, эти советы и капризы состоятельных поклонников воспринимают как должное. И стараются подстроиться под вкусы тех, кто, как в известной поговорке, «девушку танцует». Нравятся одному олигарху яркие брюнетки, не вылезающие «из голубого экрана», — пожалуйста, бери. Он и взял и даже прокатил на новенькой «Феррари». Подробности частной прогулки, правда, стали известны всей стране. Пошла у олигархов мода проводить выходные в компании «девушек модельной внешности» — и вот уже целая индустрия на подбор «подруг на воскресенье» заработала.

Размер имеет значение

— У вас, насколько я знаю, сделано около 5 пластических операций? 

—Раз, два, три (считает). Вроде 5. Может, больше, но точно не меньше. Первая операция была, конечно, по увеличению груди. У меня ведь ее практически не было. Сначала получился размер около 3-го. Но мне показалось этого мало и я снова легла под нож хирурга. Кардинально изменить свою жизнь и внешность я решилась из-за несчастной любви. Рассталась с любимым мужчиной и очень захотела сделать так, чтобы он пожалел об этом. Перед тем, как поставить имплантанты, я говорила маме: «Он еще будет меня умолять вернуться, когда я сделаю себе вот такую грудь». И показывала руками на два метра вперед. Мама с ужасом спрашивала: «Как у Нонны Мордюковой?» Я отвечала: «Больше мама, больше». Так и вышло — тот мужчина захотел меня вернуть, но было поздно.

Уже после первой операции я поняла, что стала очень интересна противоположному полу. Какие бы гадости ни говорили про меня, но если я сижу в компании, то все мужчины смотрят только на мою грудь. Я вижу, что они меня хотят. Но я всегда говорю: хотеть не значит иметь — все-таки эта несчастная любовь сделала меня стервой.

— Так в итоге, какой же у вас сейчас размер?

— В данный момент самый большие из существующих бюстгалтеров — 7 размера, мне малы. Я шью белье на заказ. Наверно, сейчас размер 9-й. Я к своей груди уже настолько привыкла, что совсем не считаю ее большой. И в моих планах сделать ее больше.

— Куда же больше-то, как у порнозвезды Лолы Феррари, у которой грудь весила 7 кг?

— Я уважаю эту девушку. Наши истории похожи, я тоже приехала из маленького поселка, совершенно никому не известного, в котором 26 домов и 2 фермы. Но я ни за что бы не хотела закончить свою жизнь, как Лола, в 30 лет, удавившись своей грудью во сне.

— Кстати, а как вы спите?

— Спать я могу только на спине. Из-за этого первое время у меня очень сильно болел позвоночник. Переворачиваться можно спокойно, в груди ничего не булькает, как утверждают некоторые. Другое дело, что физически тяжело повернуться с таким объемом жидкости — ведь моя грудь сейчас весит более 3-х килограммов

— Вас в глаза называют силиконовой женщиной, разве вам это приятно?

— Да, я силиконовая, и не вижу в этом ничего плохого. Ведь это красиво! Ну, и что что у меня такие огромные сиськи?! Да, у меня сделанная задница, сделанная талия. Но мне, в отличие от многих женщин, приятно раздеться и посмотреть на себя в зеркало! Может, мои пропорции больше, чем нужно, но это привлекает внимание. Грудь — это моя визитная карточка. Мне гораздо проще стало жить с такими размерами.

«А там у меня бриллиант»

— У вас ведь не только грудь силиконовая, но и ягодицы, и губы, к тому же, вы — единственная из россиянок, кто решился на жуткую операцию по удалению ребер.

— Я попросила врачей сделать мне ягодицы, как у Дженифер Лопес и талию, как у Диты Вон Тиз, жены Мерилина Мэнсона. Удалять ребра было не самым страшным. Да, ломали кости, вытаскивали их из меня, но я же этого не видела. На меня потом надели корсет, и я в нем ходила до тех пор, пока все зажило. Ставить в грудь имплантанты такие, как у меня, гораздо опаснее, чем ребра ломать. Ведь они просто огромные! Это тоже страшно — засунуть такие бидоны с жидкостью под кожу! Когда мне делали нос, тоже кости ломали. После операции он у меня выглядел настолько страшно, что я в истерике кричала врачам: «Я сейчас выброшусь в окно!» Им пришлось снова наложить мне гипс на нос, пока отек не спал. Но нос я снова переделывала, потому что первый раз была недовольна результатом. Еще у меня на теле 21 пирсинг. Вот сейчас мне с вами довольно сложно разговаривать — мешает болт с бриллиантом в языке.

— А зачем он вам там?

— Вот представьте, я сижу, разговариваю с мужчиной об отвлеченных вещах и так невзначай облизываю губы. И он видит, что у меня на языке бриллиант сверкает. Все. После этого он мой.

— Пользуетесь мужчинами?

— Да, пользуюсь. Мужчины меня обеспечивают, и я не стесняюсь об этом говорить. Раньше общалась с одними, теперь с другими. В моей жизни мужчин было и будет много. Грудь сделала свое дело. Конечно, я мечтаю, чтобы у меня случилась счастливая любовь. Но думаю, это так и останется моей мечтой. Я решила, что замуж не выйду никогда, потому что слишком хорошо знаю поведение мужчин.

За мной как-то ухаживал один известный депутат, подарил «Бентли». Но я не отвечала ему взаимностью. Ведь он, известный человек, везде на людях обнимается со своей женой, говорит, как он ее любит, а сам на одной из презентаций, увидев меня, подошел и схватил за грудь. За что и получил пощечину. Я же не хватаю мужчин за причинные места, когда их вижу! Вот поэтому я и не хочу связывать свою жизнь с человеком, который, я знаю точно, не будет мне верен. А мужчины все полигамны. Может быть, какой-нибудь Иван из Урюпинска и будет любить только меня. Но мне этот Иван не нужен. Единственное, от чего я не отказываюсь — это родить ребенка.

— У вас же такие пропорции, а вы настолько в себе не уверены

— Обжегшись один раз, сложно уже кому-то поверить. Может, мне для этого нужен психолог. Сейчас я живу с мужчиной, но привязываться к нему совсем не хочу. И вы неправы — раньше я была гораздо неуверенней в себе. Вот я смотрю на свои фото до операций — хорошенькая, но забитая девчонка. Я весила тогда больше 80 кг, училась на юриста в Санкт-Петербургском университете и даже не думала, что жизнь может так измениться. Была жутко стеснительной. Боялась общаться с мужчинами. А сейчас, после операций, приобрела абсолютную уверенность в своей внешности.

У нас есть замечательное шоу толстушек. Очень обаятельные женщины, они самодостаточны, и им никакая хирургия не нужна. А я всегда была робкая. И пускай для того, чтобы избавиться от этой забитости понадобилось столько операций — это стоило того. Теперь я не сомневаюсь, что красива и могу нравиться. Я чувствую себя на миллион, ведь я действительно вложила в свое тело около миллиона долларов.

— Вы сами признаетесь, что у вас было очень много мужчин, ведь среди них были и известные люди. Говорили, про одного известного режиссера, нескольких актеров и политиков.

— Я не хочу никого разоблачать, скажу только, что как мужчины мне нравятся Федор Бондарчук, брутальный Гриша Лепс и еще я обожаю Владимира Вольфовича Жириновского.

Читайте также