— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
16.11.2008 00:00

За кулисами отечественной пластики

Иван Руднев

Эстетическая «пластика» явно становится одним из выгодных объектов инвестиций. Ведь с помощью хирурга можно не только стать похожим на эстрадного кумира или помолодеть, но и получить презентабельную внешность, что позволяет найти приличную работу. В советское время услугами пластической хирургии в основном пользовались люди, имеющие какие-либо врожденные дефекты или пострадавшие в несчастных случаях. Подчас прибегали к «пластике» известные артисты и жены номенклатурных работников. Сегодня изменить свои внешние данные может каждый человек — хватило бы денег. Среди представителей шоу-бизнеса пластические операции вообще стали обыденным явлением.

Фабрики звезд

Поскольку пластическая хирургия — сфера деликатная, и далеко не все пациенты стремятся это афишировать, а врачи, со своей стороны, гарантируют анонимность, точных статистических данных о пластических операциях нет. Тем не менее путем косвенных расчетов приблизительное состояние рынка «пластических» услуг выяснить можно. «Только в Москве сегодня функционирует более сотни специализированных клиник, предлагающих клиентам самые разные услуги по изменению физических данных», — говорит Максим Осин, хирург центра регенерации «Женес». Ежегодный прирост отечественного рынка пластической хирургии, по данным Минздравсоцразвития, достигает 12%, а по данным DISCOVERY Research Group — 27%. Аналитики оценивают объем этого рынка приблизительно в 1,5 млрд рублей. При этом доля столицы составляет около 90%.

Естественно, у пациентов максимальным спросом пользуются опытные врачи, имеющие в своем послужном списке большое количество успешных операций. Известных хирургов стараются привлечь разные коммерческие клиники, поскольку к таким врачам выстраиваются целые очереди. Соответственно и доходы у таких учреждений могут быть солидные — несколько миллионов долларов в месяц. Один хороший специалист может провести одну-две операции в день. И таких маститых хирургов по всей стране насчитывается уже около тысячи. «А ведь еще лет 20 назад, — вспоминает Леонид Павлюченко, доктор медицинских наук, главврач клиники „Хирургия красоты“, — в Первопрестольной практиковали не более 20 пластических хирургов и приблизительно столько же в регионах».

Кроме выросших за последние 10—15 лет как грибы после дождя медицинских клиник, в Москве операции по коррекции внешности, в том числе и самые сложные, выполняют некоторые авторитетные государственные учреждения. Среди них — Научный центр хирургии РАМН, Институт хирургии имени А.В. Вишневского РАМН, госпиталь им. Н.Н. Бурденко, 1-я Градская больница, Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова, а также старые, работавшие еще в советское время специализированные поликлиники, например легендарный «Институт красоты» на Арбате, образованный еще в 1930 году.

Лифтинг против увольнения

Основными причинами бурного развития пластической хирургии эксперты считают неуклонный рост благосостояния населения, выдающиеся научные достижения последнего десятилетия, а также популяризацию операций через СМИ. Не ускользает от внимания специалистов и тот факт, что увеличению числа обращений к пластическим хирургам и косметологам способствует установившийся в обществе стереотип, согласно которому непременными составляющими карьерного успеха являются молодость и красота.

Вот что говорит по этому поводу Валентин Шаробаро, хирург столичного центра косметологии «Ла Страда»: «К нам все чаще обращаются пациенты, которые хотят исправить что-то нежелательное, по их мнению, в своем облике либо стремятся остановить старение. Сегодня пластическая хирургия — это в значительной степени инструмент эстетической медицины. При этом пока нет реальных альтернативных методов по исправлению и изменению каких-либо физических недостатков. «Пластика» перестала быть экзотикой. Если в советские времена считалось, что пластическая операция доступна только людям, занимающим особые позиции в общественной иерархии, например, артистам, женам партработников, телеведущим и певицам, то сейчас все кардинально поменялось.

Сегодня, допустим, если женщина бальзаковского возраста хочет сделать эстетическую операцию, то это отнюдь не означает, что у нее не ладится личная жизнь или появился молодой поклонник. Чаще всего это означает, что она хочет чувствовать себя увереннее при выполнении своей повседневной работы. Привлекательный внешний вид стал неотъемлемой частью делового человека, порой не менее важной, чем образование или профессиональный опыт. А деньги на выполнение омолаживающей операции — это инвестиции, которые окупаются«.

С такой оценкой соглашается и Рауф Гайнуллин, заведующий отделением микрохирургии Центральной клинической больницы, утверждающий, что поводом для обращения в клинику эстетической медицины у россиян в зрелом возрасте зачастую является боязнь потерять нагретое место.

Причем тенденция увеличения спроса на пластическую хирургию прослеживается не только в Первопрестольной, которая в общем-то всегда отличалась повышенным уровнем жизни и высокими амбициями, но и в глубинке. Владимир Машак, директор косметологической клиники «Нежность» в Томске, подчеркивает, что мотивация спроса на пластическую хирургию в новом тысячелетии существенно отличается от того, что было раньше. По его мнению, женщины 45—50 лет стали делать операции из-за опасения лишиться работы. Хорошо выглядящая женщина, по его наблюдениям, при прочих равных условиях имеет при трудоустройстве явные преимущества.

Любопытно, что ту же тенденцию отмечают и эксперты в США. Недавние исследования Американской академии пластической и реконструктивной хирургии лица показали, что почти 2/3 желающих изменить внешность (и мужчин, и женщин) хотят таким образом быть конкурентоспособными на рынке труда.

Мы за ценой не постоим

Татьяна Жигульцова, зав. отделения дерматокосметологии Института пластической хирургии и косметологии, уверяет, что улучшение внешности неизбежно оказывает существенное влияние на социальное благополучие человека и достижение им успеха в жизни: «Мы хотим нравиться окружающим и самим себе. Желание хорошо выглядеть, заботиться о своем здоровье — осознанная необходимость для человека, независимо от пола и возраста».

А чтобы стать лучше, привлекательнее, людей не останавливают никакие, в том числе и финансовые, преграды. Между тем цены могут быть очень даже внушительными. Стоимость одной операции может составлять от 20 до 500 тыс. рублей. Наиболее популярны у россиян ринопластика (коррекция формы носа), липосакция (вакуумное откачивание жировой ткани из подкожной области), маммопластика (увеличение объема груди с помощью имплантатов), лифтинг (подтяжка тканей лица, разглаживание морщин), отопластика (изменение формы ушей), абдоминопластика (пластика живота) и блефаропластика (коррекция формы век).

Так, за операцию по коррекции формы носа придется заплатить 37—75 тыс. рублей, за увеличение формы и объема груди — 75—175 тыс. рублей. Липосакция обойдется примерно в 38 тыс. рублей. Это вполне доступные цены для представителя среднего класса, зарабатывающего ежемесячно от 35 тыс. рублей.

Вообще, поясняет главврач Института пластической хирургии Ирина Маркова, полная стоимость операции складывается из нескольких составляющих. Сюда входят предварительные консультации, исследования, анализы, анестезия (ее продолжительность и интенсивность), непосредственное хирургическое вмешательство, послеоперационный уход, полный срок пребывания в стационаре с питанием и прочее. Поэтому стоимость проведения одной и той же операции в разных условиях может колебаться в разы. На цену самым непосредственным образом влияют индивидуальные особенности пациента и качество применяемых материалов, а также престижность клиники, то есть квалификация и опыт практикующих хирургов.

По наблюдениям Леонида Павлюченко, в его клинике наиболее востребованы операции по изменению формы носа и омоложению лица. На третьем месте — увеличение или уменьшение груди, на четвертом — липосакция.

Все девушки делают это

Подавляющее большинство пациентов в клиниках пластической хирургии — женщины. И хотя в последние годы наблюдается устойчивая тенденция увеличения пациентов-мужчин, представительницы прекрасной половины человечества традиционно уделяют своей внешности повышенное внимание.

«А ведь еще лет 20 назад, — вспоминает Леонид Павлюченко, доктор медицинских наук, главврач клиники «Хирургия красоты», — в Первопрестольной практиковали не более 20 пластических хирургов и приблизительно столько же в регионах»

Очень популярна среди женщин операция по изменению формы и увеличению объема груди. При такой операции стоимость первичной консультации колеблется от 500 до 2,5 тыс. рублей. Обследование, которое включает в себя осмотр маммолога, маммографию, УЗИ, анализ крови, стоит в столичных клиниках от 1,5 до 7 тыс. рублей. После того как сданы все анализы и проведено обследование, врач по договоренности с пациентом подбирает протезы-импланты ( 10—75 тыс. рублей за пару в зависимости от производителя, материалов изготовления и наполнения). Отдельно оплачивается анестезия. Ее стоимость зависит от длительности операции и составляет от 3 до 30 тыс. рублей.

Как замечают специалисты, стремление иметь пышные формы — не всегда инициатива самих женщин. Часто этого требуют их тщеславные спутники, занимающие высокие посты в общественной иерархии, которым видная женщина, притягивающая к себе повышенное внимание окружающих, служит очевидным дополнением имиджа на светских раутах, в международных деловых поездках и на фешенебельных курортах.

Но подчас о том, что грудь у жены или любовницы ненастоящая, мужчины даже не догадываются, особенно когда операция проведена искусным хирургом. Тут, конечно, не обходится без эксцессов. «Безусловно, массовый рост операций по увеличению груди связан с желанием женщин нравиться мужчинам, — говорит Александр Полеев, психотерапевт, профессор Института психоанализа при МГУ. — И абсолютное большинство женщин скрывает даже от самых близких людей тот факт, что у них закачан силикон. Между тем для сильного пола размер и форма груди имеют огромное значение. Мужчинам хочется верить, что все в их спутницах естественно, поэтому искусственную грудь они никоим образом не приветствуют. В моей практике было несколько случаев, когда мужья случайно узнавали о женской тайне и подавали на развод».

Кроме коррекции размеров и формы груди, женщины наиболее часто изъявляют желание улучшить с помощью разнообразных протезов формы голеней и ягодиц, а также поменять изгибы, формы и размеры скул, подбородка и губ.

Злополучный нос

Что касается качества операций, то, как утверждает Максим Осин, в России пластическая хирургия находится на должном уровне. В то же время он соглашается, что врачебные ошибки могут иметь место. Поэтому с каждым клиентом перед операцией врач заключает договор, где оговариваются все нюансы, прописываются вероятные осложнения и ответственность хирурга. Страхование, по его словам, в отличие от западных стран в отечественной пластической хирургии пока не используется. В случае какого-либо нежелательного результата, произошедшего по вине врача, последний за свой счет устраняет оплошность, но такое случается крайне редко, подчеркивает Максим Осин.

«Сегодня уровень российской пластической хирургии не ниже европейского или американского, — добавляет Валентин Шаробаро. — Многие отечественные хирурги посещают ведущие зарубежные конгрессы, мастер-классы, где не только повышают свою квалификацию, но и сами делятся опытом с зарубежными коллегами. Более того, побывав в ряде ведущих американских и европейских клиник и имея опыт проведения в них сложных операций, мы можем утверждать, что оснащение операционных, инструменты, медицинские вспомогательные материалы и имплантаты — все это сегодня во всех странах идентично».

Нередко риск провоцирует сам клиент, выдвигая невыполнимые требования, которые врач, следуя логике «клиент всегда прав» и «желание пациента — закон», пытается всеми силами это желание удовлетворить. Артур Рыбакин, доктор медицинских наук, хирург клиники «Санкт-Петербургский институт красоты», оперировавший многих известных людей, рассказал о девушке, хотевшей изменить нос (а это одно из наиболее частых желаний пациентов): «Принесла фотографии, показала, сделали. После операции получился очень красивый нос — с небольшим прогибом. Через какое-то время она пришла и сказала, что хочет прямой нос. Очень долго с ней совещались, стоит ли менять, ведь нос получился удачный. В итоге она настояла на своем. Как правило, если человеку не нравится результат, то повторную операцию у нас делают бесплатно. Через некоторое время она пришла и сказала: я ошиблась, давайте вернем „первый“ нос. Ей объяснили, что это уже третья операция. В итоге мы снова сделали ей нос с прогибом. Самое интересное и, увы, не смешное, то, что через некоторое время она снова захотела прямой нос…»

Это свидетельствует о том, что далеко не каждую прихоть нужно непременно воплощать в жизнь, сколько бы за это ни предлагали денег. В хорошей клинике профессиональный врач очень осторожно относится к причудам пациента, поскольку их исполнение чревато осложнениями здоровья для клиента, а для хирурга — потерей репутации.

«Далеко не любой каприз пациента должен быть непременно воплощен в жизнь. Врач априори не может пойти на риск, — считает заведующий хирургическим отделением клиники „Деталь“ Андрей Росс. — Что касается каких-либо гарантий качества проведенной операции, то они, разумеется, есть, и клиника в договоре подробно расписывает порядок решения возможных конфликтов».

Торопиться не надо

При всех плюсах пластической медицины и возможных идиллических перспективах для тех, кто прибег к ее услугам, опытные медики все же советуют женщинам не горячиться. Дело в том, что пластическому хирургу, пусть даже первоклассному специалисту, подчас интересно лишь финансовое состояние клиента, а отнюдь не душевное. В конце концов, он просто профессионально делает свою работу. А человеку, особенно оказавшемуся в стрессовой ситуации, порой нужен не другой нос или увеличенные формы, а просто немного теплоты, моральной поддержки и веры в свои силы. Тут как раз и могут помочь родные и близкие и, конечно, психотерапевт.

«Вместо силикона многим женщинам было бы достаточно просто курса лечения у психотерапевта, чтобы поверить в себя, в свои силы»

Андрей Коновалов, психолог Научного центра психологического здоровья РАМН, считает, что большинство женщин, которые решаются на операцию по увеличению груди, принадлежат к особому, истероидному психологическому типу: «Это дамы, которые очень хорошо поддаются внушению. Сейчас в СМИ пропагандируется определенный тип женской красоты: длинные ноги и большая грудь. Реклама постоянно внушает, что нас одолели кариес, перхоть и лишний жир на бедрах. И если уверенные в себе девушки не ложатся сразу же под нож хирурга, то легко внушаемые — часто с легкостью идут на эту меру. Для подобных женщин важно не личное отношение к себе, а мнение окружающих. Они все время находятся в состоянии тревоги. Конечно, для кого-то силиконовая грудь — это решение всех проблем, но для большинства женщин — это просто самообман. Многие отказались бы от своей затеи, если бы перед походом к хирургу посетили хорошего психотерапевта. Основная проблема в том, что пластическая хирургия — это очень хороший бизнес, и никому не хочется терять клиентов. Конечно, клиники отсеивают некоторых пациентов, но не по принципу, нужна им в действительности силиконовая грудь или нет. Врачи не берутся оперировать либо совсем больных, либо слишком взбалмошных женщин, которые сами не знают чего хотят».

Подобной точки зрения придерживается и Александр Полеев: «Вместо силикона многим женщинам было бы достаточно просто курса лечения у психотерапевта, чтобы поверить в себя, в свои силы. Но если раньше хирурги перед операцией обязательно требовали справку от психотерапевта, то теперь она не требуется…»

Читайте также