11.06.2019 12:23

Пластический хирург Валерий Кауров

Мы всего лишь изменяем красивое на улучшенное

Дарья Лебедева
Пластический хирург Валерий Кауров

Чтобы устранить недостатки внешности, врач обязан быть профессионалом своего дела — отличным хирургом. Без его профессионализма и подтвержденных знаний красивую внешность не получить. Поэтому один из главных вопросов, которые стоят перед потенциальными пациентами, касается квалификации выбранного специалиста. Должен ли быть у него художественный вкус, всем ли желающим делают операции, обязательно ли сегодня нужно быть красивым? Более подробно об эстетической медицине и красоте в нашем интервью с тюменским доктором, врачом высшей категории Кауровым Валерием Валериевичем.

Корр.: Валерий Валериевич, вы говорили, что никогда не будете проводить ринопластику, если не уверены в конечном результате. Скажите, это нормальная ситуация для пластического хирурга — не браться за операцию?

Валерий Кауров: Правда, мы действительно в ряде случаев отказываем в своих услугах. Таких пациентов у меня встречалось мало, но именно им важно рассказать про все нюансы, чтобы они наконец отказались от своей безумной задумки.

К примеру, они считают, что все очень легко и выполнимо. Но в реальности это будет недостижимая задача. Из груди большого размера, изменившейся после беременности и грудного вскармливания, невозможно создать прежний молодой и упругий бюст без шрамов и рубцов. Конечно, последние не должны приносить неудобства и неуверенность в себе, но рубцы, пусть и тончайшие, все равно будут. Это нужно понимать и не требовать от хирурга невозможного.

Корр.: Есть ли случаи, когда по эстетическим причинам можно не делать операцию?

Валерий Кауров: Да. Сегодня большинство девушек просят изменить им бедра. Причем сделать им очень узкие. Они хотят с помощью пластики практически уничтожить те округлости, которые даны природой и которые делают женщину женщиной. Навсегда. В результате такой операции получается ровная линия. Это не является действительно чем-то привлекательным или целесообразным.

Корр.: Расскажите причину таких операций?

Красота для меня — это, в первую очередь, гармония силуэта, линий, движений

Валерий Кауров: Всему виной общественные стереотипы. Многие представительницы прекрасного пола хотят таким образом избежать появление «ушек» на бедрах и поэтому решаются на кардинальные изменения, не думая о последствиях. Когда ко мне приходят такие пациенты, я стараюсь максимально мягко, но в то же время убедительно, изменить их решение. Мы проводим моделирование фигуры, после которой наглядно видно, к чему может привести данная операция — к мужеподобным формам. В итоге девушка обычно соглашается с моей позицией. Или другая ситуация. Пациентка пришла скорректировать бедра, а я предлагаю улучшить другие участки — талию уменьшить, закруглить ягодицы. За счет этого бедра убирать и не приходится, зато фигура становится идеальной и красивой — именно той, за которой она и пришла.

Корр.: В вашей работе одного опыта бывает недостаточно?

Валерий Кауров: Конечно, и я никогда это не отрицаю. Вкус имеет большое значение. Я всегда руководствуюсь им в своей работе. Полагаю, что было бы смешно и глупо, даже страшно, если бы я считал свою «работу» безвкусной и продолжал творить свое «искусство». Но, к счастью, все по-другому. Мне нравится мое дело, и мне не сложно принимать самые разные решения. Красота — это не единственный инструмент, который надо использовать в пластической хирургии. Когда где-то выбирают Мисс Вселенную или королеву красоты, я всегда говорю — одна из королев, одна из богинь. Красивых женщин много. Красота для меня — это, в первую очередь, гармония силуэта, линий, движений. Когда мы видим такую женщину, мы эту красоту почувствуем.

Корр.: А как вы развивали чувство гармонии?

Валерий Кауров: Я думаю, что оно у меня было с рождения. Его трудно взять и развить. Оно либо есть, либо нет.

Корр.: Многие специалисты, занимающиеся пластической хирургии, увлекаются искусством. Вы тоже?

Тюмень

Валерий Кауров: Конечно, у меня есть свое хобби и увлечения. Я неравнодушен к классической музыке, в особенности к скрипке. Могу слушать ее вечно. Мне очень нравится находить разное исполнение одной и той же композиции, различные миксы, как автор раскрывает свое видение того или иного произведения. Очень люблю оперу: пение, чистое звучание. Стараюсь по возможности посещать концерты и спектакли, чтобы еще раз послушать эти бесподобные голоса.

Корр.: Немного странно, что, по-вашему, каждый человек уникален и красив. То есть ваша работа тогда обесценивается?

Валерий Кауров: Не все стоит воспринимать буквально. Для себя я нашел другой ответ. Всем своим пациентам я сразу обозначаю свою позицию: мы не делаем из уродливого бесподобно прекрасное. Мы всего лишь изменяем одно красивое на другое, улучшенное. Всем мои клиенты — красивые женщины. Если ее что-то беспокоит, я иду на помощь, если это в моих силах. Конечно, если у человека есть комплекс и травма от чего-то, то ему лучше заняться психотерапией. Но не всем она помогает. Когда женщина просто мечтает поскорее избавиться от своего недостатка, то почему бы и нет. Главное, не получить другой. Это для меня и есть гармония внутри и снаружи.

Корр.: Скажите, а вы сразу при виде человека видите его недостатки: нос «картошкой», веко нависшее?

Валерий Кауров: Если я так буду всегда оценивать, то времени на жизнь не хватит. Поэтому свой диагностический сканер я не всегда включаю. Для меня, повторюсь, каждая внешность уникальная, ведь она создана самой природой. Это прекрасно, что все мы разные. С большими или маленькими глазами, пухлыми или тонкими губами. У каждой внешности своя изюминка и свой смысл.

И приведу пример. Просматривая различные фэшн-издания или другие журналы, вы часто запоминаете идеально красивое лицо? Лица без недостатков просто очень сложно запомнить. Молодое и упругое лицо не сможет рассказать о человеке ничего. Поэтому, когда я смотрю на человека, в своих мыслях я никогда не пытаюсь предложить ему операцию. Мне говорят свое желание, а я уже подбираю то, что подойдет лучше всего. Будь то талия или лицо. Я просто, как джинн, воплощаю эти желания в реальность.

Моя работа в качестве хирурга состоит в том, чтобы человек полюбил себя

Корр.: А как вы считаете, обязательно быть красивым? Насколько мне известно, люди с привлекательной внешностью больше всего успешны в свое карьере и им многое сходит с рук.

Валерий Кауров: Для меня ответ заключается в нашей пословице: «Встречают по одёжке, провожают по уму». Красивая внешность может стать пропускным билетом только вначале. Потом дело идет за мозгами. Это в основном касается мужчин. К примеру, девушке понравился парень. Он статный, стройный и красивый. Но после того, как только он заговорил, она понимает, что внешность обманчива. Дикция с дефектом, много слов-паразитов, мысли глупые. Список можно продолжить — есть много вещей, которые нас раздражают в людях. Поэтому привлекательная внешность может стать просто ненужной, если в голове «нет ничего». Прокачивать надо не внешний вид, а внутренний. Это можно сравнить со стартовым двигателем — ракета взлетает, а потом дело за маршевым двигателем. Если есть проблема с последним, то ракета либо не взлетит, либо разобьется. Внешность не стоит переоценивать.

Моя работа в качестве хирурга состоит в том, чтобы человек полюбил себя. Ведь как только он начинает себе нравиться, то бонусом приобретается уверенность в себе, в своей силе, таланте. Но не стоит считать, что все мои клиенты — это люди с низкой самооценкой или им сложно выйти с кем-то на контакт. Большая половина — это женщины, которые хотят стать моложе. Подтянуть грудь, сделать живот подтянутее, уменьшить размер бедер. Жизнь у многих меняется на 180 градусов после того, как они становятся матерями. Наша задача, в том числе и моя, вернуть или хотя бы приблизиться к тем формам, которые были до.

Корр.: А мужчины к вам обращаются?

Валерий Кауров: Да, но реже. В основном для устранения признаков старения: мешки под глазами, нависшие веки. Проблема с телом у них связана с гинекомастией, когда грудь становится похожей на женскую. Это у многих вызывает большой комплекс. Они не могут жить с этим, поэтому пытаются сразу же избавиться от этого недостатка.

Корр.: Валерий Валериевич, расскажите о новых технологиях.

Для меня каждая внешность уникальная, ведь она создана самой природой

Валерий Кауров: Если взять период длиною в 50 лет, то самой новой разработкой считается лазерная шлифовка кожи. В остальных случаях просто модернизируется оборудование.

Корр.: Как относитесь к малоинвазивным техникам?

Валерий Кауров: Отлично. Были в моей практике такие технологии, когда я проводил операции в области груди и живота. Я всегда в этих ситуациях был особенно внимателен к рубцам, поэтому после процедуры занимался ими. Я не смог быть равнодушным к шраму после выреза желчного пузыря. И тогда я задумался, почему же так происходит? А все потому, что в линии натяжения в зоне разреза проходят поперек. Я тогда решил кожный материал разрезать по этим линиям, а внутри направление менять. Как оказалось, раньше никто так не делал. В итоге это стало патентом.

Корр.: Даже при такой обычной операции, как удаление желчного пузыря, вы руководствовались красотой? Необычно слышать такое.

Валерий Кауров: Так все и начиналось. Мой первый опыт начался в отделении торакальной хирургии 20 лет назад. Тогда был очень необычен и почти редкостью простой внутрикожный шов. Затем появилось желание делать разрезы короче. У меня даже есть фотография с этим рубцом, возле которого рядом для сравнения лежит 2 рубля. И это в то время, когда еще не было системы для мини-доступа. Так что могу точно сказать, что меня всегда тянуло к красоте и аккуратности.

Читайте также

Комментарии