14.10.2019 16:54

Пластический хирург Андрей Михайлов

Когда жена приводит мужа на консультацию к пластическому хирургу

Марта Русецкая
Андрей Михайлов пластический хирург

Операция по улучшению или изменению внешности — это не только мечты современных женщин, но и переживания их мужей. Супруги пациенток сегодня больше не воспринимаются как люди, далекие от темы хирургического совершенствования внешнего вида. Вопрос взаимоотношений жен и мужей в векторе пластических операций, а также налаживания совместного диалога с выбранным доктором интересен как потенциальным клиенткам, так и многим молодым специалистам. О том, каким образом происходят коммуникации с семейными парами и между ними, мы расспросили известного московского пластического хирурга, действительного члена российского и международного обществ пластических, реконструктивных и эстетических хирургов — Михайлова Андрея Анатольевича.

Корр.: Сейчас многие женщины публикуют в соцсетях, как они сходили на консультацию к пластическому хирургу вместе с мужем. Это тенденция или единичные случаи?

Андрей Михайлов: Тенденция, но она не нова, во всяком случае, в моей практике. Ко мне часто приходят женщины вместе со своими мужьями, потому что хотят быть максимально уверенными в своем решении, они ищут поддержку в своих супругах и это правильное решение. Всегда легче принимать сложные решения, имея кого-то рядом, а уж тем более когда речь идет об изменении внешности. Лет 15 назад это действительно были единичные случаи, но теперь такие визиты — это обычная практика. Сейчас пластическая хирургия интересна всем.

Корр.: И как ведут себя мужья на консультации?

Андрей Михайлов: Они так же, как и супруги, расспрашивают о тонкостях операции, интересуются, какого результата им ожидать, какие возможные осложнения существуют. Высказывают свои опасения, хотят убедиться, что их жене действительно нужна операция. Иногда, наоборот, уверяют, что сами против хирургического вмешательства, но раз супруга твердо решила оперироваться, то они будут рядом, чтобы сделать этот процесс максимально открытым и безопасным. Некоторые и вовсе разбираются в операциях лучше своих жен — более глубоко и внимательно изучили имеющуюся информацию о том или ином виде коррекции, чем сами пациентки. В целом, это обычное поведение достойных мужчин, желающих, чтобы их любимые получили высококачественную медицинскую помощь.

За столько лет практики какие только случаи не происходили на консультациях

Корр.: После операций они уже не появляются в клинике или сидят, ждут своих супруг в палатах?

Андрей Михайлов: Конечно, они забирают своих жен из клиники, помогают им во время реабилитационного периода. Не всегда есть возможность мужьям находиться в палате, но, если они не могут присутствовать в медцентре, всегда отзваниваются в клинику, спрашивают, закончилась ли уже операция, как прошло вмешательство, когда можно будет навестить и так далее.

Корр.: Не бывает агрессивных бесед, когда человек в вашем присутствии пытается убедить супругу в том, что врач непрофессионал и что пластические операции не нужны?

Андрей Михайлов: Редко, но бывали. Всё-таки за столько лет практики какие только случаи не происходили на консультациях. Обычно, если у супругов такие серьезные разногласия по поводу коррекции внешности, женщины почти не берут своих партнеров с собой. Но если даже они приходят к нам в клинику, твердо уверенные в ненужности операций, в большинстве случаев мне удается донести информацию о том, что пластика — это не каприз, а логичное и адекватное желание выглядеть лучше или моложе и семейная пара уходит уже с одной, общей точкой зрения. В таких случаях ты не только пластический хирург, но и психолог, который помогает супругам понять друг друга.

Андрей Михайлов пластический хирург

Всегда важно уметь «читать» людей, особенно для специалистов нашего профиля. Идет ли жена на операцию только ради того, чтобы угодить мужу и его представлениям о красоте, или же наоборот, хочет «насолить» ему, раз он выступает против. Казалось бы, хирурга это не касается, но в реальности нужно понять истинную мотивацию клиента, чтобы потом не сделать ему ненужную операцию, в решении о которой пациент может пожалеть.

Корр.: То есть если дама скажет, что ее мужу нравится большая грудь и поэтому она хочет сделать маммопластику, вы откажете?

Андрей Михайлов: Каждый случай индивидуален. По этой причине все решается в ходе личных бесед.

Корр.: А разве не бывает женщин, которые хотели бы скрыть свои операции от своего мужа? Например, если он настроен негативно или просто не хотят говорить, что им понадобилась пластика, чтобы выглядеть лучше?

Андрей Михайлов: Вы знаете, есть и такие варианты, когда пациентка приходит и говорит, что ей нужен результат, но чтобы никто не догадался, что была операция. В каких-то случаях действительно можно так улучшить внешность, что получается списать улучшения на хороший отдых или физические упражнения. Допустим, пациентка говорит мужу, что её отправляют в командировку, а сама ложится на липосакцию к нам в клинику. На вопросы, как похудела, отвечает, что в другом городе пришлось много ходить пешком. Или, например, делают интимную пластику (сужение влагалища), а потом говорит, что делала упражнения для интимных мышц. Если же речь идет о пластике груди или абдоминопластике, то такие трансформации внешности вряд ли получится скрыть не то что от мужа, а от коллег или соседей.

Некоторые мужья не догадываются, что их женам я сделал SMAS

Корр.: Вы хотите сказать, что реально существуют мужчины, которые могут поверить в такие вот волшебные истории двухнедельного похудения?

Андрей Михайлов: Женщины способны придумать максимально правдоподобные истории, которые объясняют их изменения во внешности, а мы, мужчины, всегда верим своим возлюбленным. Да и, честно говоря, чаще всего через какое-то время пациентки всё равно рассказывали правду своим супругам, потому что видели положительную реакцию от мужа и предпочитали не скрывать реальную историю.

Я вас больше удивлю. Некоторые мужья даже не догадывались о пластике, когда мы делали пациентке СМАС-лифтинг лица. Настолько всё выглядело естественно, что им было достаточно разговоров о якобы новом супермодном массаже или лицевой гимнастике. Естественно, сначала мужья удивлялись, но, не видя никаких следов от разрезов, которые очень хорошо заживают, верили своим «вторым половинкам». Правда, в случае фейслифтинга женщинам приходилось придумывать что-то поважнее и подольше, чем недельная командировка.

Андрей Михайлов пластический хирург

Корр.: Благодарят ли вас мужья за операции своих жен? Высказывают ли желание тоже что-то в себе подправить?

Андрей Михайлов: Да, почти всегда супруги вместе приходят, говорят «спасибо», что провели успешную операцию. Когда рада жена, то практически всегда это означает новый виток счастья в семье. Думаю, мы все согласимся, что именно от женщины зависит атмосфера в семье, как себя будут чувствовать домочадцы, насколько окружает их заботой мама и жена.

Что касается «следования» за супругой, то вы правы. Нередко мужья потом сами или вместе с женой приходят и говорят, что тоже хотят улучшить свою внешность. Они видят великолепный эстетический результат на лице или теле своей любимой и это становится для них своеобразным вдохновением. Когда супруга выглядит потрясающе, то партнер тоже хочет соответствовать ей, быть таким же привлекательным, как и она. Я считаю это положительной тенденцией, когда человек хочет сделать приятное в виде улучшения внешности не только себе, но и своему любимому, который будет счастлив, что они имеют один и тот же ответ на еще один вопрос в их совместной жизни.

Вы можете проконсультироваться с доктором Андреем Михайловым по телефону +7 (495) 77-66-311

Читайте также

Комментарии