31.01.2020 13:20

Пластический хирург Валерий Стайсупов

Если пациент сильно боится ринопластики, то ему не стоит ее делать

Ангелина Гумбатова
Пластический хирург Валерий Стайсупов оперирует

Общение пластического хирурга и пациента — это не просто единичная встреча в операционной. Это целый процесс, который начинается с момента, как пациент переступает порог кабинета доктора. Заканчивается это лишь через год, когда проводится последний постоперационный осмотр, призванный подтвердить успешность проведенного вмешательства. Каким образом строится взаимодействие пластического хирурга и пациента, когда речь идет о ринопластике? На чем заостряют внимание клиенты, желающие сделать коррекцию носа и с какими неожиданными или неловкими ситуациями могут столкнуться специалисты? Ответы на эти вопросы, а еще дельные советы, нам предоставил известный эксперт по ринопластике, заведующий отделением пластической хирургии Института красоты Галактика в Санкт-Петербурге, доктор Стайсупов Валерий Юрьевич.

Корр.: Скажите, задают ли пациенты глупые или удивительные вопросы по теме ринопластики? Если да, то раздражает ли вас это?

Валерий Стайсупов: Каждый врач, будь это терапевт или пластический хирург, за многолетнюю практику сталкивается с самыми разными случаями и разными пациентами. Порой даже удивляешься, насколько развито у людей воображение. Бывают и нелепые вопросы вроде «не отпадет ли нос после ринопластики» или просьбы сделать ринопластику так, чтобы знакомые пациента не заметили, что была проведена коррекция носа.

Это меня не то чтобы раздражает, но порой всё-таки хочется от пациентов более глубокого понимания темы. Почему? Потому что сегодня все приходят на консультацию после тщательного изучения форумов, сайтов клиник и хирургов, соцсетей и просмотра различных видео. То есть речь идет о так называемом «информированном пациенте», который владеет элементарными знаниями о ринопластике или любой другой операции. В то же время я всегда подробно консультирую пациента, отвечаю на все его вопросы, ведь каким бы образованным не был человек, он может испытывать небольшой страх или волнение перед операцией.

Получается, что глупые или, как вы говорите, удивительные вопросы пациентов и курьезные случаи — это просто часть нашей повседневной работы.

Корр.: Что же обсуждается на среднестатистической консультации по ринопластике?

Валерий Стайсупов: Да всё что угодно, касающееся пластики носа — вспомните свой первый вопрос (улыбается). Безусловно, обязательно мы говорим о причинах, почему человек решился на ринопластику, каким он видит свой будущий нос. Разбираем, какие манипуляции будут проводиться в ходе операции, говорим о возможных осложнениях, о состоянии здоровья пациента. Обсуждаем, имеются ли у него какие-то серьезные или хронические заболевания, способные стать противопоказанием для проведения пластики. Я называю цену операции. Еще один обязательный пункт — разговор о реабилитационном периоде. Также пациент задает свои вопросы, я отвечаю, объясняю. Советую людям, которые склонны к волнению, заранее подготовить все интересующие вопросы на листочке или в заметках в телефоне, чтобы не забыть спросить. В целом, всё довольно стандартно, если честно.

Фото до и после ринопластики у доктора Валерия Стайсупова

Корр.: Раз речь зашла о реабилитационном периоде, скажите, после операции вы общаетесь со своими пациентами, консультируете их?

Валерий Стайсупов: Мы остаемся в хороших отношениях пациент-врач, многие из моих клиентов присылают мне потом фотографии «после» ринопластики и разрешают их публиковать на моей рабочей странице. Другие сами публикуют снимки у себя на странице и отмечают меня. Мне это очень приятно.

Фото до и после ринопластики у доктора Стайсупова

Конечно, постоперационное ведение и общение обязательно. Как же я брошу своих пациентов? В ходе восстановления могут возникнуть какие-то моменты, которые они хотят уточнить. Быть всегда на связи — это важно. Обычно это не экстренные ситуации, а нюансы, в которых они сомневаются. Или, например, спрашивают меня, можно ли, наконец, спать на животе после ринопластики. Моя рекомендация — это сон только на спине в течение трех недель. Для кого-то это не очень удобное положение, и уже спустя недельку они мне пишут: «А, может, всё-таки можно?». Но я непоколебим и всегда отвечаю, что спорить со мной бесполезно и три недели — это обязательно.

Корр.: И почему нужно почти месяц спать на спине после пластики носа?

Валерий Стайсупов: Чтобы у пациентки был красивый нос. После ринопластики в прооперированной зоне формируется отек. Он имеет свойство перемещаться, и это произойдет, если вы будете спать, например, на боку. В итоге скопление внутренней жидкости (а это и есть отек) приведет к асимметрии носа. Спать на животе тем более опасно, потому что можно травмировать хрупкие кости и хрящи, которые были прооперированы в ходе пластической операции — и вновь результатом станет неэстетичный вид нового носа.

Корр.: Какие главные страхи называют ваши пациенты, которые планируют улучшить форму или размер носа?

Валерий Стайсупов: Я бы не назвал их страхами, скорее, опасениями. Если пациент сильно боится операции, то ему и не стоит ее делать. Значит, он еще не готов к этому. Говоря о ринопластике, пациенты спрашивают, не повлияет ли она на дыхание. Опасаются, не вырастет ли горбинка снова, некоторые просят отдельно встретиться с анестезиологом, потому что наркоз для них — это что-то неизвестное, и поэтому они немного боятся общей анестезии.

Пластический хирург Валерий Стайсупов с пациенткой

Корр.: Всегда ли консультации проходят гладко? Не приходится ли убеждать кого-то, что ринопластика им не нужна?

Валерий Стайсупов: Подавляющее большинство пациентов — это люди, которые по объективным причинам хотят сделать пластику носа. Но в редких случаях действительно приходится отказывать в операции, когда я вижу, что с профессиональной точки зрения ничего с носом пациента делать не надо. До скандалов дело не доходит, конечно — достаточно понятно и доступно объяснить, почему ринопластика в данном случае не нужна.

Бывают и другие случаи, когда приходится немного поспорить с пациентами. Они хотят новую форму или размер носа, который, по моему мнению, не будет гармонировать с остальными чертами лица и совершенно им не подойдет. Тут даже объяснять не надо — мы просто делаем компьютерное моделирование желания пациента, и он сам наглядно видит, что подойдет к его внешности, а что будет выглядеть неестественно.

Корр.: У вас платные консультации, хотя я знаю, что некоторые хирурги предлагают бесплатные. Почему?

Валерий Стайсупов: У большинства опытных квалифицированных хирургов консультации платные, а мы работаем в частном секторе, это коммерческая медицина, а не государственные клиники. Кроме того, консультация — это не просто беседа с врачом. Пациент получает профессиональную оценку специалиста по интересующей его теме, хирург разбирает конкретно его случай, а не приводит обобщенные данные. Кроме того, платная консультация (хотя стоит она почти символически) в какой-то мере выступает в качестве метода отбора пациентов. Если человек не готов потратить минимальную сумму на консультацию, то, возможно, и в необходимости самой ринопластики он тоже не уверен. Так что в таком подходе, скорее, больше плюсов, чем минусов.

Читайте также

Комментарии