25.03.2020 15:41

Пластический хирург Борис Мирзоян

Самое важное — работать в команде профессионалов и обученного персонала

Алина Березовская
Пластический хирург Борис Мирзоян

Система образования пластических хирургов в России претерпевает значительные изменения, и новому поколению молодых специалистов придется несколько иначе изучать это направление медицины. А пока отечественные студенты набираются знаний, в Москву возвращаются и работают эксперты, получившие образование за рубежом. Одним из таких специалистов международного уровня является Мирзоян Борис Георгиевич. Доктор прошел полную специализацию по пластической хирургии во Франции и в Швейцарии в соответствии со стандартами европейского обучения. За многолетнюю карьеру хирург провел свыше 4000 пластических операций. Почему врач вернулся в Россию? Что отличает отечественную и французскую систему образования пластических хирургов и разные ли запросы у пациентов в Москве и Париже?

Корр.: Можно ли сказать, что пластическая хирургия — это Ваше призвание, а не просто профессия?

Борис Мирзоян: Работая пластическим хирургом, я получаю большое удовольствие. Мне интересно, и я искренне рад заниматься моей работой: вести пациентов, оперировать, наблюдать за послеоперационной реабилитацией, обучаться новым технологиям. Я целенаправленно шел к моей профессии. На самом деле у меня уже была квалификация уролога и мне предлагали работу во Франции по урологии, впоследствии и в общей хирургии, но я отказывался, и мне пришлось дополнительно специализироваться в университетский клиниках более 6 лет, чтобы попасть именно в пластическую хирургию.

Корр.: Как возникло желание выбрать именно это направление в медицине?

Борис Мирзоян: На самом деле решение стать пластическим хирургом было принято почти мгновенно. Это было в государственной клинике в Лионе. Я зашел в операционную пластической хирургии, где ведущий лионский пластический хирург проводил реконструкцию груди. У пациентки отсутствовала грудь, и на моих глазах пластический хирург создал грудь из собственных тканей пациентки. Это был креативный процесс воссоздания утраченного органа и с артистическим подходом. Для меня стало ясно, что именно этой профессией я хочу заниматься, и начался долгий путь продолжительностью в 13 лет для достижения окончательной цели.

Работа пластическим хирургом доставляет мне огромное удовольствие

Корр.: Расскажите о том, как Вы попали во Францию?

Борис Мирзоян: Я получил международную стипендию. У меня была возможность поехать в любую страну мира, и я выбрал Францию. Я поехал изначально на 6 месяцев и ни в коем случае не планировал оставаться дольше. Через 6 месяцев я понял, что невозможно обучиться хирургии за это время, и у меня появилась цель специализироваться по пластической хирургии. Высокое качество образования в хирургии оставило меня во Франции.

Корр.: Можно ли сказать, что становление Вас как пластического хирурга произошло именно там?

Борис Мирзоян: Да, однозначно, я прошел все этапы обучения по пластической хирургии с самого начала по французской образовательной программе. В соответствии с системой европейского образования я дополнил специализацию смежными специальностями. В Швейцарии я провел 2 года в общей хирургии и 6 месяцев в отоларингологии.

Пластический хирург Борис Мирзоян. Видео-презентация

Корр.: Какие сложности могут возникнуть у оперирующего во Франции иностранного хирурга?

Борис Мирзоян: Сложности для иностранца-хирурга в получении сертификата специалиста и административного разрешения работать на территории Франции. На самом деле во Франции не существует платной ординатуры ни в одной специальности. Места строго ограничены, так как оплачиваются государством. Количество ординаторов в отделениях не более 3-4 человек, что крайне усложняет процесс допуска в специализацию. Действует строгая система конкурсного отбора. Чтобы взять иностранца на работу, по законодательству работодатель должен доказать, что он не нашел на эту работу гражданина Франции. Франция — административно очень сложная страна по сравнению с другими странами Европы.

Я провел во Франции 13 лет, и мне захотелось вернуться в родные мне страны

Корр.: В какой клинике Вы оперировали во Франции? Как проходит рабочий день пластического хирурга во Франции? Какие операции Вы проводили? Какие пациенты к Вам обращались?

Борис Мирзоян: Дело в том, что во время специализации ординатору предоставляется возможность выбирать и проходить стажировку в университетских клиниках каждые 6 месяцев. Это очень правильная система, на мой взгляд, таким образом у ординатора есть возможность работать в разным отделениях и приобретать знания и опыт разных методик, а хороших клиник с выдающимися хирургами очень много. Рабочий день очень загружен, в государственных клиниках работа начинается утром с 7.30 и заканчивается поздно вечером. ОМС покрывает много операций по пластической хирургии, и поэтому очень много пациентов и соответственно большая загруженность, но это неотъемлемое условие получения опыта. Я проводил практически все операции по пластической и реконструктивной хирургии.

Корр.: Где проще работать хирургу — во Франции или в России? Объясните, почему.

Борис Мирзоян: Сложно ответить на этот вопрос, что подразумеваете под словом проще? Для любого хирурга есть период становления, создания своей базы пациентов. Если хирургу удается пройти сложный начальный период, что требует много усилий, качественной работы и времени, то можно сказать, что работать легче в плане обеспеченности работой, что очень важно для поддержания технический навыков. Я думаю, в пластической хирургии можно организовать налаженную работу вне зависимости от страны. Самое важное — это работать в команде профессионалов и обученного персонала.

Корр.: С чем связано Ваше желание переехать в Россию?

Борис Мирзоян: На самом деле я поехал во Францию проходить обучение и специализацию. Я провел во Франции 13 лет, и мне захотелось вернуться в родные мне страны.

Корр.: Российские реалии в области пластической хирургии несколько отличаются от тех, что были во Франции. Вам было сложно к ним адаптироваться?

Борис Мирзоян: Вначале было немного сложно, по одной причине — я привык к французской системе. Это касалось названий лекарств, материала и работы среднего медицинского персонала. На самом деле мне было сложнее, так как я начал работать в многопрофильной клинике, где не было на тот момент пластической хирургии. Многое приходилось организовывать. Впоследствии я посещал и работал в Москве в клиниках исключительно пластической хирургии, где налаженность работы была очень хорошей.

Корр.: Что Вы скажете о конкуренции в России? Как обстояли с этим дела во Франции?

Борис Мирзоян: Конкуренция в России, конечно, очень большая. Это связано с двумя причинами. Во-первых, очень много пластических хирургов в России. По некоторым данным, несколько тысяч, до 2015 года можно было получить сертификат пластического хирурга с помощью профессиональной переподготовки в течение 5-6 месяцев. Во Франции количество пластических хирургов строго ограничено, нa 2018 год их было 953 по всей стране. Система образования не позволяет выпускать больше пластических хирургов. Процесс ухода врачей на пенсию и их замена новыми кадрами налажена. Во-вторых, цены в пластической хирургии могут сильно разниться в Москве в зависимости от специалиста и клиники. Во Франции цены примерно одинаковые, большой вариации нет, что так же уменьшает фактор конкурентности.

Корр.: Какие операции проводите здесь чаще всего?

Борис Мирзоян: Я получил многопрофильные навыки и провожу успешно операции на лице, груди и животе. Я считаю первоочередным поставить правильное показание к операции, безопасность пациента и естественный результат.

Корр.: Как в России пациенты узнают о Вас?

Борис Мирзоян: В основном, сарафанное радио.

Корр.: «Российский пациент» отличается от «французского»?

Борис Мирзоян: Единственное отличие, которое я бы отметил, касается консультации. Французские пациенты приходят на консультацию с четко сформулированным запросом, что их беспокоит и что они хотят исправить. В России мне чаще задают вопрос «скажите, доктор, что мне нужно сделать», конечно, это касается больше хирургии лица. Я обычно отвечаю, что по пластике никому и ничего не нужно. Пластические операции в большинстве носят эстетических характер, и проводить их стоит только в том случае, когда это действительно беспокоит пациента.

Корр.: Каким Вы видите свое профессиональное будущее через 5 лет? А через 10?

Борис Мирзоян: Я бы хотел заняться университетской работой, преподавать и обучать студентов.

Вы можете записаться на консультацию к пластическому хирургу Б.Г. Мирзояну по телефону: +7 (967) 187-21-81

Читайте также

Комментарии