26.10.2020 11:39

Пластический хирург Станислав Екимов

Я не использую импланты с полиуретановым покрытием при первичной маммопластике

Светлана Сереброва
Пластический хирург Станислав Екимов

Выбор нижнего белья и кружевных бюстгальтеров — приятное занятие для любой женщины. Но этот процесс приносит наибольшее удовольствие дамам, кто искренне доволен размером и формой своей груди. Если природа не одарила вас прекрасным бюстом или же, наоборот, после беременности и родов лишила прежних соблазнительных контуров, решить проблему можно при помощи пластической операции. Маммопластика способна увеличить, уменьшить и подтянуть грудь — всё, лишь бы создать столь желаемую красоту.

Правда ли, что уменьшение груди имеет более высокие риски, чем увеличение? Может ли хирург поставить не те импланты, о которых вы договаривались на консультации? Даст ли результат пересадка жира? Останется ли чувствительной грудь после маммопластики? Ответы на эти и другие вопросы в ходе интервью нам предоставил пластический хирург Екимов Станислав Вадимович.

Корр.: Какие импланты вы бы не стали рекомендовать своим пациенткам? Есть такие бренды или определённые модели, которые, на ваш взгляд, недостаточно хороши?

Станислав Екимов: Я не могу сказать, что есть имплантаты, которые я категорически не рекомендовал бы своим пациентам. Все имплантаты, представленные в настоящее время на рынке пластической хирургии, прошли аккредитацию FDA на безопасность и соответствие качеству. В выборе имплантатов в каждом случае я ориентируюсь на антропометрические показатели пациентки, такие как рост, окружность грудной клетки, ширина основания молочной железы, её форма. И обязательно учитываю пожелания пациентки, какой объём и форму она хотела бы получить. Поэтому мой выбор имплантатов осуществляется индивидуально, для каждого конкретного случая. Единственное правило, которое у меня есть — я не использую имплантаты с полиуретановым покрытием при первичной аугментационной маммопластике, а отдаю им предпочтение только при вторичных операциях.

Корр.: Какое было самое необычное пожелание пациентки, обратившейся за маммопластикой.

Именно в сложных случаях, при повторных операциях раскрывается профессионализм хирурга

Станислав Екимов: Был случай в моей практике, не сказать, что он необычный, но интересный. Ко мне обратилась девушка с просьбой о замене имплантатов на больший размер. До этого она уже дважды оперировалась в другой клинике, но результат её не удовлетворил. Девушка была достаточно крупная, рост около 190 см, окружность грудной клетки 117 см и ширина основания железы около 17 см. Её желание было 4 размер, и исходя из её антропометрических данных, для получения желаемого результата, мы выбрали имплантаты объёмом 850 мл! Операция прошла успешно. Девушка осталась очень довольна. Вот такой был случай.

Корр.: Может ли быть такое, что вы договорились с пациенткой об одном размере имплантов, а потом, во время операции, понимаете, что нужен объём поменьше/побольше и меняете ранее оговоренный?

Станислав Екимов: Как правило, на консультации после примерки сайзеров, когда девушка видит в зеркале тот результат, который получится, мы уже можем с ней определиться с окончательным объёмом и формой имплантатов. Но я всегда заказываю не одну пару, а несколько вариантов — пару, которую мы выбрали, и соседние позиции по каталогу, чуть побольше и чуть поменьше, чтобы у меня всегда был выбор. Во время операции у меня есть возможность перед установкой самого имплантата, поставить стерильный интраоперационный сайзер и увидеть окончательную форму и размер молочных желёз. Если я вижу, что выбранный нами на консультации объём даёт максимально красивый, естественный, натуральный результат, то дальше я убираю сайзеры и устанавливаю имплантаты. Если я вижу, что девушке необходим чуть меньший или чуть больший объём, я беру имплантаты либо чуть поменьше, либо чуть побольше. Но все возможные варианты и все мои действия, заранее мы с пациенткой проговариваем и согласовываем.

Корр.: Беретесь ли за повторную маммопластику? Просто знаю, что есть некоторые хирурги, которые предпочитают проводить только первичную операцию.

Станислав Екимов: Да, я берусь за повторную маммопластику и считаю эти операции более интересными. При первичной маммопластике анатомия сохранена, и мы точно знаем, что там происходит. При повторных операциях мы предполагаем, но до конца не знаем, с чем можем столкнуться, полная картина раскрывается только в момент самой операции. Я считаю, что именно в сложных случаях, при повторных операциях раскрывается профессионализм хирурга.

Пластический хирург Станислав Екимов с пациенткой

Корр.: Вопрос чувствительности сосков и ареолы. Сколько слушала и читала интервью, не могу понять, что происходит с нервными волокнами. Кто-то говорит, что они повреждаются и потом восстанавливаются, другие утверждают, что часть нервов не восстанавливается, поэтому о сохранении 100%-ной чувствительности говорить не стоит. Что из этого ближе к правде?

Станислав Екимов: Зная анатомию молочной железы и места, где проходят основные трассы нервных волокон, хирург их обходит во время операции, а работа в этих зонах запрещена. Конечно, во время кожного разреза какие-то маленькие кожные веточки травмируются, поэтому и отмечается временное снижение чувствительности до 4-5 месяцев, но впоследствии она полностью восстанавливается за счёт регенерации и прорастания новых нервных окончаний. Самое главное, чётко понимать, где проходят основные крупные нервные волокно и избегать хирургических манипуляций в этих зонах, тогда и чувствительность сосков и ареол будет полностью сохранена.

Корр.: Сегодня часто предлагают увеличить грудь с помощью липофилинга — пересадкой жира. Вы поддерживаете это направление? Не считаете, что липотрансфер даёт непродолжительные результаты?

Станислав Екимов: С помощью липофилинга безопасно за одну сессию можно увеличить грудь максимум на один размер, это составляет около 150 — 200 мл жировой ткани. Больший объём из-за особенностей кровоснабжения тканей молочных желёз может просто не прижиться.

Зная, что, в среднем от введённого объёма приживается 70 — 80% пересаженной жировой ткани, хирург проведет повторные сессии липофилинга при желании пациентки увеличить грудь больше, чем на один размер. Эта методика позволяет получить хороший результат при исходно хорошем состоянии тканей молочных желёз, хорошем тонусе, тургоре и отсутствии птоза. Во всех других случаях необходим выбор другой методики.

С помощью липофилинга безопасно за одну сессию можно увеличить грудь максимум на один размер

Также я применяю липофилинг для коррекции исходной асимметрии молочных желёз, в данном случае он позволяет достичь отличных результатов. Так как при липофилинге приживается не 100% от введённого объема, а только 70-80%, я делаю небольшую гиперкоррекцию, заведомо ввожу на те же 20-30% чуть больше жировой ткани, чтобы в итоге получить приживление того объёма, который запланирован. Объём жировой ткани, который прижился (это происходит в течение 3-4 месяцев) в той зоне, куда его пересадили, остаётся пожизненно.

Корр.: Я слышала, что операции по подтяжке и уменьшению груди отличаются более высоким риском возможных осложнений. Это так? Действительно ли увеличение — более безопасная с этой точки зрения операция?

Станислав Екимов: Да, это действительно так. Подтяжка и уменьшение молочных желёз являются более травматичными и объёмными операциями, чем обычное увеличение. Соответственно, чем больше площадь травматизации тканей и в большей степени изменяется исходная анатомия, тем больше существует рисков и возможных негативных осложнений. По мировой статистике, при подтяжках и редукции молочных желёз практически в 50% случаев в будущем могут потребоваться дополнительные коррекции. В случае первичного увеличения молочных желёз имплантатами этот процент значительно ниже.

Корр.: Часто ли приходится вместе с коррекцией груди затрагивать и сосково-ареолярный комплекс? Какую манипуляцию с этим участком груди вы выполняете чаще всего?

Пластический хирург Станислав Екимов

Станислав Екимов: При мастопексии (подтяжке) любого вида (периареолярная, вертикальная, классическая) и редукционной маммопластике (уменьшение размера груди) коррекция сосково-ареолярного комплекса выполняется в 100% случаев. При первичном увеличении груди, где ареола не перерастянута и соответствует анатомической норме, коррекция её не требуется и во время операции, она не затрагивается.

Чаще всего коррекция сосково-ареолярного комплекса подразумевает уменьшение диаметра ареолы. Реже выполняется коррекция втянутого соска и ещё более редко выполняется уменьшение длины и диаметра самого соска при его больших размерах и наличии соответствующих показаний.

Корр.: Отказываются ли пациентки от операции, когда вы им говорите, что им нужно делать якорную подтяжку? Боятся ли женщины рубцов, которые подразумевает этот способ подтяжки груди?

Станислав Екимов: Конечно, каждая девушка хочет иметь красивую грудь и достичь этого минимальными усилиями, с наименьшим воздействием со стороны хирурга, это свойственно любому человеку.

На консультации, я подробно объясняю, что при наличии показаний к якорной подтяжке никакие альтернативные методы не позволят достичь хорошего результата операции. Если на ранних сроках всё будет выглядеть хорошо, то в дальнейшем, в ближайшие месяцы, когда уйдёт отёк, неудалённые избытки кожи начнут сползать с имплантата и мы получим так называемый waterfall (эффект водопада, когда железа сползает с имплантата вниз). Это неминуемо приведёт к повторной операции, на которой всё равно придётся выполнить якорную подтяжку, чтобы устранить описанную проблему.

Рубцы после якорной подтяжки будут практически незаметны спустя год после операции. Об этом я также рассказываю пациенткам и показываю фотографии груди и внешнего вида рубцов в отдалённые сроки. Наглядный пример помогает убрать страхи и убедить девушку именно в этой методике коррекции. Вывод: если есть показания к якорной подтяжке, её обязательно надо сделать, иначе красивой и стабильной формы молочных желёз не получить. Спустя год после операции рубцы будут практически незаметны, а грудь будет красивой и будет радовать пациентку многие годы.

Записаться на консультацию к доктору Станиславу Екимову можно через Директ в Инстаграме или по телефону/What’s App: +7 (921) 909-96-00.

Читайте также

Комментарии