14.10.2021 16:27

Пластический хирург Ирина Хрусталева

Для решения проблемы «серого» рынка нужна юридическая база

Светлана Сереброва
Пластический хирург Ирина Хрусталева

Косметология и пластическая хирургия обсуждается на телевидении и в Интернете гораздо чаще, чем другие медицинские специальности. Социальные сети способствовали тому, что улучшение внешности сегодня поставлено на поток. Однако не все клиники и врачи готовы оказывать высококачественную помощь. Кто-то не заинтересован в оттачивании навыков, другие и вовсе нарушают закон, выполняя операции и процедуры без соответствующего образования. О «сером» рынке, квалификации докторов и других темах мы поговорили в интервью с пластическим хирургом, д.м.н Хрусталевой Ириной Эдуардовной. Заведующая кафедрой пластической хирургии факультета последипломного образования СПбГМУ им. И. П. Павлова, действительный член Американского и Российского обществ эстетических пластических хирургов, высказала свою принципиальную позицию.

Корр.: Вот уже несколько лет действуют новые правила в оказании услуг по пластической хирургии. Изменилось ли что-то для вас после принятия того законопроекта?

Ирина Хрусталева: Не скажу, что это вызвало заметные перемены в моей деятельности или в работе нашей клиники.

Новые требования убрали из пластической хирургии амбулаторное звено. Даже небольшие манипуляции, которые проводятся под местной анестезией, с тех пор разрешено проводить только в условиях оснащенной клиники. Было это хорошо или плохо? Для меня, скорее, хорошо. Лично я не выполняю ни единой процедуры или операции, если со мной нет анестезиолога, и считаю такой подход гарантией безопасности пациентов.

Корр.: Как вы оцениваете качественный состав пластических хирургов, работающих сегодня в России? Всё ещё раздаются утверждения о недостаточной квалификации специалистов.

Ирина Хрусталева: К сожалению, в России нет ограничений или какого-то регламента по количеству пластических хирургов, как, например, во Франции. Так что сейчас у нас в РОПРЭХ (Российское общество пластических реконструктивных и эстетических хирургов) количество участников меньше, чем количество людей, имеющих сертификаты пластического хирурга и выполняющих операции в России. Естественно, все они проводят эстетические коррекции, а не какие-либо реконструктивные вмешательства по лечению последствий ожогов и травм.

Корр.: В продолжение темы. Многие специалисты бьют тревогу и говорят, что серый рынок косметологии огромен, много людей оказывают услуги, даже не имея образования. Согласны ли вы с этим мнением?

Наши пластические хирурги и дерматокосметологи на мировой арене — одни из самых уважаемых

Ирина Хрусталева: Если немного вернуться в прошлые годы, то во время СССР косметология не относилась к медицинским специальностям, а к сфере услуг банно-прачечного комбината. Я никого не оскорбляю, действительно была такая вывеска. Тогда речь шла о манипуляциях, которые выполняли совсем не врачи, а люди со средним медобразованием или закончившие определенные курсы. В услугах по косметологии тогда значились массажи, маски, релакс-процедуры.

Медицинская косметология как специальность получила развитие примерно в 2000-е годы. Тогда она «вышла из состава» медицинской дерматологии. По закону, сегодня любой косметолог должен иметь высшее медицинское образование и сертификат дерматолога или специализацию по косметологии, или же в недавнем прошлом ординатуру по косметологии. Это действительно специалисты с высокой квалификацией.

Но в реальности, как вы и говорите, у нас в стране очень много людей, которые вешают на себя ярлык косметолога, а при этом не имеют необходимого образования. Продолжают работать так называемые бьюти-салоны, которые не имеют лицензии для оказания подобных услуг. Не прекращают деятельность люди, которые не являются дерматокосметологами, или даже сами дерматокосметологи пренебрегают законом и проводят процедуры у себя дома в нестерильных условиях.

Эта проблема не исчезнет, пока в российском законодательстве не будет сформирована юридическая база наказания этих категорий граждан. К сожалению, чтобы наказать неспециалиста, для возбуждения административного или уголовного дела необходима какая-то серьезная проблема в виде тяжкого вреда здоровью или вообще летальный исход. Систематически проблемой серого рынка в косметологии у нас законодатели пока не занимаются, хотя давно пора ввести соответствующие пункты об ответственности таких лиц в рамках Роспотребнадзора и Росздравнадзора.

Лично я не выполняю ни единой процедуры или операции, если со мной нет анестезиолога

При этом отмечу, что проблема «серого» рынка актуальна не только в России, но и других странах. Везде люди одинаковы, и все мы боремся за чистоту профессии.

Корр.: А какие еще варианты есть? Может, увеличить количество проверок?

Ирина Хрусталева: Почему-то все эти проверки касаются лицензированных клиник и людей, которые имеют все документы для легальной работы. Но тот самый огромный «серый» процент рынка выпадает из поля зрения контролирующих ведомств, потому что никто ни за что не отвечает.

Корр.: Ирина Эдуардовна, вы не только практикующий пластический хирург, но и преподаватель, организатор международных и российских мастер-классов и кадавер-курсов. Как вы оцениваете уровень профессионализма отечественных пластический хирургов? Естественно, тех, кто работает законно и с соответствующим образованием.

Ирина Хрусталева: По моему мнению, наши пластические хирурги и дерматокосметологи на мировой арене — одни из самых уважаемых. За последнее десятилетие отрасль эстетической медицины в России продвинулась далеко вперед, как и отечественные врачи. Если сравнивать с ведущими зарубежными коллегами, среди наших докторов немало достойных экспертов, а есть даже специалисты, превосходящие иностранных хирургов или же косметологов.

Пластический хирург Ирина Хрусталева с коллегами на II Международном конгрессе

Пластический хирург Ирина Хрусталева с коллегами на II Международном конгрессе «Мультидисциплинарная эстетическая медицина»

Корр.: Сегодня многие хирурги выполняют чуть ли не все операции подряд, другие же фокусируются на паре-тройке коррекций. По-вашему, какой подход имеет больше перспектив? Что принесет больше пользы самому доктору:

Ирина Хрусталева: Во-первых, пластический хирург должен обладать знаниями не только по своей специализации, но и по смежным. Реанимация, иммунология, психология, эпидемиология и т. д. Это основы. А уже потом специалист сам вправе решать, что ему больше по душе.

Я знаю докторов, которые выполняют разнообразные операции, но всё равно выделяют свои предпочтения, например, подтяжку живота или же фейслифтинг. Есть и такие хирурги, как Тимати Мартен из США. Он делает только липо, а если к нему обращаются пациенты по другой проблеме, то он рекомендует им одного из своих коллег, с которыми он состоит в группе, где каждый — лучший в своей области.

Корр.: Я знаю, что в других странах пациент может засудить хирурга, если его ожидания от операции отличаются от реальности. Как обстоит ситуация у нас?

Ирина Хрусталева: Широко известно, что в Америке пластические хирурги выплачивают колоссальные суммы в качестве страховки, и выходит, что впоследствии пациент судится не с доктором, а с его страховой компанией. В России такой механизм пока не актуален. Может, позже, когда изменится законодательство.

Если говорить о претензиях пациента к хирургу, то я как заведующая кафедрой иногда принимаю участие в подобных спорах в качестве эксперта. Как хирургу, мне понятно, что врач не имеет умышленных намерений сделать пациенту плохо, ведь операции всегда несут риск. Однако при разборе проблемы крайне важно отношение клиники и хирурга к возникшей ситуации. По какой причине пациент пошел в суд? Почему не удалось урегулировать вопрос в досудебном порядке? Авторитетное медучреждение, как и грамотный специалист, должны постараться решить проблему пациента, идти ему навстречу.

Читайте также

Комментарии