— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
04.05.2010 00:00

Пластический хирург Гайк Бабаян

О том, как изменились вкусы пациента и взгляды хирурга за 18 лет работы

Прохорова Светлана

С Гайком Павловичем Бабаян, главным врачом клиники пластической хирургии «Шарм», мы встречаемся не первый раз. С момента нашей последней встречи прошло чуть менее года. Какие перемены произошли за это время, какие тенденции обозначились, изменились ли требования пациентов. Об этом и о многом другом наш материал.

Корр.: Гайк Павлович, вот уже 18 лет Вы работаете в области пластической хирургии. Наверняка, за это время многое успело поменяться в Ваших профессиональных взглядах и в предпочтениях пациентов. Что именно претерпело изменения?

Гайк Бабаян: В пластической хирургии я работаю достаточно давно — 19-ый год. За это время, безусловно, произошло много фундаментальных перемен, как в моих взглядах, так и в предпочтениях пациентов. По молодости лет я часто ставил во главу угла свои личные взгляды и считал, если мне нравится результат, то он должен нравиться и пациенту. Сегодня у меня абсолютно противоположное мнение на этот счет. Результаты операции должен оценивать и врач, и пациент, и третья сторона. Если все довольны, значит, все прошло удачно. На мой взгляд, это наиболее объективный подход.

Что касается изменений в предпочтениях пациентов, то, по моим наблюдениям, они стали более требовательными. Раньше абсолютное большинство оставалось довольным любым исходом операции, сегодня пациент уже заранее обговаривает с пластическим хирургом все моменты и требует исключительного результата. И еще одна немаловажная деталь, характеризующая эволюцию пациентов. Ко мне часто приходят на ринопластику с достаточно красивыми носами, которые надо сделать еще лучше. 10-15 лет назад с такими невыраженными показаниями приходили крайне редко. В таких случаях удовлетворить требования пациента — дело чести и профессионализма.

Корр.: Многие пациенты, оставляя отзывы о Вас как о замечательном пластическом хирурге, отмечают такие черты характера, как доброта, простодушие, искренность. Не вызывает ли сложностей образ «доброго доктора»?

Гайк Бабаян: Это даже приятно, когда в тебе видят не столько доктора, сколько человека, готового помочь. Со своими пациентами я обращаюсь так, как бы хотел, чтобы обращались со мной. Причем наше общение порой не ограничивается одной операцией. На протяжении всего реабилитационного периода и даже позже я держу своих пациентов в поле зрения — они это ценят, они это понимают. При всем этом не стоит идти на поводу у пациентов, ради их же блага.

Корр.: То ли тенденция захлестнула женщин с головой, то ли еще что-то, но все повально увлечены увеличением груди. Вы, как специалист, я полагаю, поощряете эту тенденцию. А как человек оправдываете ли желание пациенток иметь пышный бюст?

Гайк Бабаян: Приветствовать или не приветствовать — это вопрос личностный. Я приветствую все разумные желания женщины: вернуть форму груди, придать объем. В моей практике очень мало случаев, когда пациентка требовала бы размер невероятных размеров. Это все-таки исключение, нежели правило.

Корр.: Помимо пластики груди востребован и фейслифтинг. Что должен сделать специалист, чтобы пациент после операции сказал: «Спасибо, доктор, мой фейслифт мне к лицу!»

Гайк Бабаян: Фейслифтинг сегодня популярен. Это очень сложная кропотливая операция. Пластический хирург, выполняющий подтяжку лица, схож с сапером, который идет по минному полю. Чтобы пациентка, уходя от вас, сказала: «Спасибо, доктор, мой фейслифтинг мне нравится», необходимо свести воедино все факторы — техническое оснащение клиники, знание анатомии и физиологии человека, чувство меры. Если доктору удалось омолодить лицо пациентки, сохранив ее черты и улыбку, то воздавайте хвалу такому специалисту!

Корр.: Многие пациенты не решаются на пластику только потому, что боятся общего наркоза. Стоит ли его бояться?

Гайк Бабаян: Наркоз, который проводится в современных клиниках квалифицированными специалистами, безопасен и прогнозируем. Наркоз — это инструмент, без которого невозможно провести какую-либо операцию. Более того, общая анестезия позволяет следить в течение операции за состоянием пациента, который подключен к специальному оборудованию. Датчики фиксируют малейшие изменения в организме — пульс, давление, сердцебиение, дыхание — в случае необходимости анестезиолог всегда предпримет необходимые меры. Поэтому просто неразумно отказываться от пластической операции из-за наркоза.

Корр.: Почему невозможно выполнить пластику груди, фейслифтинг или любую другую операцию под местной анестезией?

Гайк Бабаян: Некоторые объемные операции просто невозможно сделать под местным обезболиванием. К ним относится подтяжка лица, увеличение груди, пластика носа на уровне костных тканей, коррекция живота. Очень большой объем оперативного вмешательства и высокая степень травматизации. Проводить под местной анестезией эти виды пластических операций преступно. Там, где зона коррекции мала, допустимо оперировать под местной анестезией.

Корр.: Помимо прочих пластических операций Вы проводите трансплантацию волос. По какой методике осуществляется данная процедура и насколько она эффективна?

Гайк Бабаян: Трансплантация волос — это восстановление волосяного покрова головы. Операция проводится амбулаторно под местной анестезией и занимает, как правило, от 2 до 4 часов. Из донорских участков — затылочная часть — вырезается тонкая полоска кожи с волосами, из которой далее производится нарезка микрографтов. В каждом графте — по 1-2 фолликула. Затем эти маленькие трансплантаты вводятся в зону коррекции под определенным углом. На данный момент нет более эффективного метода восстановления роста волос, чем трансплантация. Пересаженные луковицы быстро приживаются, через 2-3 месяца возобновляется их естественный рост. Примечательно еще и то, что эти волосы в дальнейшем не выпадают. То есть результаты операции остаются на всю жизнь!

Корр.: Поговорим о менее популярных операциях. К примеру, брахиопластика. После хирургической коррекции внутренней части рук остаются довольно большие шрамы. Есть ли смысл в проведении операции?

Гайк Бабаян: Брахиопластика — удаление кожно-жирового лоскута из внутренних частей рук. После операции на внутренней поверхности рук остаются большие рубцы, они могут удовлетворить далеко не каждую женщину. Несмотря на этот недостаток, многие соглашаются. В последнее время хирурги большей частью проводят липоксацию этих зон, она менее эффективна, но у нее есть одно преимущество — это минимум рубцов.

Корр.: Увеличение ягодиц — кто чаще всего решается на подобную операцию? не приходят ли к Вам на консультацию с фотографией Дженнифер Лопес?

Гайк Бабаян: Подтяжка и имплантация ягодиц в последнее время стала весьма актуальной пластической операцией. Причем, ею интересуются не столько женщины, сколько мужчины. На консультацию приходят с фотографиями знаменитостей, в том числе и с фото Дженнифер Лопес, но не всегда можно воплотить мечту пациента в жизнь, ведь анатомия у всех разная.

Корр.: Проводите ли Вы одномоментные операции? И какие операции чаще всего совмещаете?

Гайк Бабаян: Да, безусловно. Чаще всего сочетают ринопластику с увеличением груди, липосакцией или пластикой век. Возможны и такие варианты, как подтяжка лица и липосакция, фейслифтинг и пластика груди. Пациентки понимают преимущества сочетанных операций, поэтому они так популярны. Что можно назвать преимуществом одномоментных хирургических коррекций? Это возможность под одним наркозом исправить недостатки на двух участках, это один восстановительный период на две операции, это экономия денег и времени.

Корр.: Гайк Павлович, спасибо за интересную беседу.

Читайте также

Комментарии