— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
18.07.2007 00:00

Пластический хирург Эльчин Мамедов

О превосходстве эндоскопических методик

Лола Миляева

Интервью с автором нового метода омоложения лица доктором медицинских наук, краниофациальным хирургом, Эльчином Велиевичем Мамедовым. В ходе беседы доктор Мамедов разъясняет читателям VseOplastike.ru чем методика эндоскопического фейслифтинга отличается от других методов омоложения, а также рассказывает о проведении самой операции, возможных последствиях, результатах и стоимости операции.

Корр.: Чем ваш метод отличается от других методов омоложения и в чем его особенности?

Эльчин Мамедов: Эндоскопическое омоложение лица — это методика, позволяющая добиться устранения возрастных изменений в области лба, средней зоны лица и шеи. Ее особенность в том, что в этих областях можно эндоскопически, то есть с минимальными разрезами, выполнить омоложение этих зон.

Методика отличается от других, в том числе и подходом к пластике средней зоны лица. Она проводится с использованием других областей доступа — в частности, внутриротового. Этим способом можно не только качественно провести омоложение, но и гармонично изменить лицо, придать ему естественность и объем. Вы можете убедиться в этом посмотрев фото моих пациентов.

Корр.: Уже много сказано о том, что результаты эндоскопической подтяжки легко перекрывают результаты традиционной подтяжки лица, применяемой другими пластическими хирургами.

Эльчин Мамедов: Результаты так сильно различаются, потому что обычная круговая подтяжка лица никогда не оказывает эффекта на среднюю зону, только на периферию и на нижний отдел. После обычных круговых операций лицо просто освежается. Иногда, некоторые хирурги стараются посильнее натянуть лоскуты кожи, чтобы добиться разглаживания в средней зоне лица. В итоге мы получаем маскоподобные лица с растянутыми ртами, неестественными глазами. В эндоскопии же нет линии натяжения, поэтому результаты всегда естественные, лицо выглядит очень молодо и красиво.

Эндоскопическая подтяжка — это самый глубокий метод подтяжки, здесь поднимается не только кожа, жировая клетчатка и мышцы, но и все нервы, сосуды и даже глазное яблоко приподнимается. Поэтому получается очень выраженный эффект омоложения. Мы стареем не зонально, как некоторые думают, а комплексно.

Корр.: Что может произойти, если будет задет лицевой нерв? Есть ли риск задеть нерв при эндоскопической технике?

Эльчин Мамедов: Случится паралич или парез — искажение лица. Риск велик, если хирург пытается избавить пациента от тяжелого второго подбородка. При использовании эндоскопической техники, хирург проходит опасные участки под надкостницей. То есть там, где нет ни нервов, ни сосудов. Поэтому и риск сводится к нулю.

Корр.: Возьметесь ли Вы исправить чужую работу — эффект «маскоподобного» лица?

Эльчин Мамедов: Процентов тридцать пациентов, которые сейчас обращаются ко мне — это пациенты после проведенных стандартных подтяжек.

Корр.: Какие разрезы делаются при операции?Эльчин Мамедов:Разрезы по сантиметру — делаются только в височных областях, а в теменной и лобной — по 5 мм. Внутриротовые разрезы уменьшены до 1—1,5 см. Внутриротовые — это для средней зоны лица. Дело в том, что в средней зоне лица в молодости у нас присутствует объем в области скуловой кости, с возрастом эта линия теряется, и весь объем смещается вниз. Получается такая плоская зона лица, весь объем опускается в носогубную складку, к углам рта и еще ниже — в брыли. То есть, внутриротовая эндоскопическая подтяжка дает возможность вернуть эти ткани туда, где они были изначально, сделать объемное омоложение скуловой кости. Полное описание техники Вы найдете на моем персональном сайте.

Корр.:Насколько продолжителен эффект после эндоскопической подтяжки?

Эльчин Мамедов: После обычной подтяжки лица эффект держится примерно год-два, а эндоскопическую подтяжку центрального овала достаточно сделать один раз в течение жизни. Фиксация надкостницы к кости — это пожизненная фиксация. Надкостница повторно не отслаивается от кости сама по себе. Брови никуда не падают, соответственно лоб будет гладким, без морщин. Что касается нижней зоны лица, на ней иногда приходится комбинировать эндоскопию и мини-подтяжку. Постоянная работа нижней челюсти делает эту зону не статической, а подвижной. Это приводит к быстрому опущению ткани именно в этой области — в области нижней челюсти. Все что выше — считается статическими структурами.

Корр.: Сколько стоит в среднем такая уникальная операция?

Эльчин Мамедов: Каждый случай рассматривается отдельно, но эндоскопическая подтяжка, примерно, в два раза дороже такой же по объему традиционной подтяжки. Центральный овал стоит около 5—6 тысяч долларов вместе с подтяжкой век.

Корр.:Могут ли другие хирурги овладеть Вашей методикой?

Эльчин Мамедов: Хороший хирург, который прошел серьезную школу челюстно-черепно-лицевой хирургии сможет повторить эту операцию только в области лба где-то с третьего раза. Удовлетворительные результаты у него все равно будут где-то через 10—20 операций. Я имею в виду чисто технически, без осложнений он сможет повторить операцию на верхней зоне лица где-то с третьего раза и это притом, что перед этим он будет видеть, как эту операцию выполняет опытный хирург.

Что же касается средней зоны лица, то здесь намного сложнее. Для операций на средней зоне лица и нижней эндоскопической блефаропластике, нужно уже гораздо больше и знаний, и опыта.

Корр.:Есть ли еще обязательные условия успешной операции?Эльчин Мамедов: И инструменты, и незнание всех нюансов — где надкостницу пересекать, как фиксировать — всего этого не знает обычный пластический хирург. Если нет изогнутого распатора, нет специальных эндоскопических ножниц, которые пересекают надкостницу на низком уровне, я уже не говорю о самом эндоскопе, то невозможно достичь желаемого результата. Бывает, что у хирурга нет этого дорогого инструмента, он берет в клинике эндоскоп для внутрибрюшной хирургии, которым пользуются гинекологи, сует в разрез эту трубку, трубку накрывают ткани, ничего не видно, он мучается и т.д., а потом говорит, что такую операцию невозможно сделать.

И инструменты, и незнание всех нюансов — где надкостницу пересекать, как фиксировать — всего этого не знает обычный пластический хирург. Если нет изогнутого распатора, нет специальных эндоскопических ножниц, которые пересекают надкостницу на низком уровне, я уже не говорю о самом эндоскопе, то невозможно достичь желаемого результата. Бывает, что у хирурга нет этого дорогого инструмента, он берет в клинике эндоскоп для внутрибрюшной хирургии, которым пользуются гинекологи, сует в разрез эту трубку, трубку накрывают ткани, ничего не видно, он мучается и т.д., а потом говорит, что такую операцию невозможно сделать.

Корр.: Когда говорят об уникальной, совершенно новой методике с невиданными результатами — это несколько настораживает. Каково мнение коллег по поводу Вашей методики?

Эльчин Мамедов: На сегодняшний день я имею достаточный опыт проведения таких операций, у меня большое количество прооперированных пациентов. Хотя метод и представлен как новый, я его использую уже более 2 лет. Через год после проведения подобной операции, я представил метод на различных симпозиумах по пластической хирургии. Самые передовые хирурги России ознакомлены с методом. Были вопросы только по технике проведения операции, но результаты понравились всем. На симпозиумах демонстрируются фотографии пациентов до-после, и на фотографиях этот результат очевиден.

Я провожу показательные операции для других хирургов. Меня приглашают во многие клиники Москвы, где выполняю подобные операции. Я работал во многих ведущих клиниках Москвы, оперировал. Эти хирурги мои друзья, я и впредь не буду отказывать никому, поскольку, если метод хороший, если метод работает, то его нужно внедрять.

Читайте также