— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
04.04.2008 00:00

Главный врач клиники «Оттимо» Екатерина Папава

Калейдоскоп работы Оттимо от главного врача клиники

Корр.: В последнее время много говорят о смене ведущих хирургов в клинике «Оттимо». Можете разъяснить, что произошло?

Екатерина Папава: В «Оттимо» пластическую хирургию представляют три хирурга: Игорь Белый, Гайк Бабаян и Анвар Салиджанов. Работавший у нас хирург Отари Гогиберидзе будет оперировать в другой клинике. Но вряд ли об этом говорят так много — это распространенная практика. Хирурги сейчас переходят из клиники в клинику, оперируют в нескольких местах — это нормально. Когда на последнем собрании Ассоциации клиник пластической хирургии коллеги спросили меня, кто будет отвечать за пластическую хирургию у нас, и я назвала имена этих трех хирургов, — вопрос был исчерпан, так как их знают как опытных и профессиональных специалистов.

Корр.: Изменится ли направленность работы клиники в связи с приходом новых хирургов?

Екатерина Папава: Начнем с того, что эти хирурги пришли к нам не вчера. Мы их знаем со дня открытия клиники, в течение нескольких лет все они оперировали у нас, и мы видели положительную динамику их работы. Однако до последнего времени основной упор мы делали на одного ведущего пластического хирурга, поэтому имена других наших хирургов не настолько публичные, при том что и они оперируют на достаточно высоком уровне. Что касается направленности работы — у нас также будет представлена вся пластическая хирургия, эстетическая косметология и лазерная косметология.

Корр.: Будут ли дальше поддерживаться связи с хирургом Отари Гогиберидзе?

Екатерина Папава: Естественно, у нас много прооперированных пациентов, и всех их нужно доводить до конца. Поэтому, скорее всего, Отари будет еще некоторые дни принимать здесь. Мы не должны бросать ни одного пациента, так что, безусловно, контакты будут поддерживаться.

Корр.: Три пластических хирурга на одной площадке — не слишком ли много для одной частной клиники?

Екатерина Папава: Если в процессе работы станет понятно, что площадей для трех наших хирургов и их пациентов недостаточно, мы подумаем о расширении. Хотя в «Оттимо» уживалось и большее количество хирургов — при правильной организации работы ни объемы операций, ни графики не срываются. Наоборот, это достаточно тяжело для одного хирурга, когда вся нагрузка и ответственность лежит на нем. Но суть даже не в этом — работа клиники строится под пациента. Мы стремимся удовлетворить, в первую очередь, его пожелания. Я считаю, что с любой эстетической проблемой, с какой бы ни обратился к нам человек, наши специалисты могут справиться, будь то косметологи или пластические хирурги.

Корр.: На чем специализируется пластический хирург Игорь Белый?

Екатерина Папава: Наши хирурги выполняют все пластические операции на высоком уровне — это условие их профессиональной работы. Хотя у каждого специалиста, как это всем известно, есть любимые операции. Игорь отлично работает с лицом! У него хорошие блефаропластики, есть чутье на сочетание методик для успешных лифтингов лица. В частности, в некоторых своих операциях он использует прием так называемого « чек-лифтинга». Делается блефаропластика и одномоментно из этого же доступа выполняется подтяжка средней трети лица. Даже при классических подтяжках не всегда удается выровнять носослезную борозду и поднять мягкие ткани скуловой области — « чек-лифтинг» все это позволяет при минимальных доступах, плюс делается блефаропластика. Многие пациенты оценивают эффект от чек-лифтинга выше, чем от подтяжки лица. У Игоря очень эстетичные результаты операций по увеличению груди! Многие хирурги выполняют данную операцию. Но воссоздание естественной красивой груди и пропорциональной для конкретной пациентки- это то на что Белый Игорь Анатольевич обращает максимальное внимание. При сочетании операции подтяжки груди и эндопротезировании рубчик ограничивается ареолой. Через 3 месяца он незаметен.

Корр.: Насколько известно, Игорь Белый еще и лазерный хирург. Это у него серьезно?

Екатерина Папава: Шрамы и рубцы, сосуды и варикоз, пигментация, родинки, растяжки кожи, акне — Игорь охватывает весь спектр лазерной и фотокосметологии. Он усовершенствовал наши лазерные аппараты, придумал свою методу по работе с кожей — «лазерный ластик», иногда даже задействует лазер в своих пластических операциях! Он просто доктор наук и профессор по лазерной хирургии с большим опытом в этой области… Хотя сам он говорит, что лазеры — его увлечение.

Корр.: Я наслышана про ринопластику доктора Бабаяна. Вряд ли это можно назвать просто хобби…

Екатерина Папава: Да, вы правы, ринопластика — это его профиль. У Гайка Павловича очень много прооперированных пациентов. Мы попытались разместить на сайте «Оттимо» часть фотографий его работ, и теперь страницы плохо открываются из-за большого количества изображений… Ему нравится оперировать именно носы… Хотя ко всем операциям нет нареканий — аккуратные красивые результаты по маммопластике, абдоминопластике, показательные результаты по липосакции, подтяжке и отопластике, — он действительно все это умеет делать!

Корр.: У Гайка Бабаяна большой опыт по исправлениям «кавказских носов». Обладателей «славянских носов», желающих сделать ринопластику, это не смущает?

Екатерина Папава: Отнюдь! Они думают: раз с такими «кавказскими носами» хирург справился, то можно смело поручать ему свой сравнительно не проблемный «славянский носик»!

Корр.: Анвар Шухратович Салиджанов — это весьма опытный, но не столь известный хирург. Почему так?

Екатерина Папава: Потому что этот хирург не гонится за известностью, при этом его очень хорошо знают в медицинских кругах. У него более чем 20-летний опыт работы в пластической хирургии, свой широкий круг пациентов, он многому научил начинающих хирургов, одно время оперировал в Греции… Это человек, который спокойно и хорошо делает свое дело, от операций блефаропластики до сложных комплексных операций. Мне лично особенно нравятся его абдоминопластики.

Корр.: Вы как главный врач контролируете непосредственно операции?

Екатерина Папава: Я сама челюстно-лицевой хирург. Практически ни одна операция не проходит без меня — я всегда в операционной. Так что я вижу и участвую в самом процессе, не считая того, что моя работа с каждым пациентом идет До, После, и даже спустя годы после операции! Со многими пациентами складываются долгие дружественные отношения.

Корр.: Но ведь пациента, в первую очередь, ведет его хирург. И с проблемами этот пациент придет тоже к своему хирургу. В чем там Ваша ответственность?

Екатерина Папава: Да, пациент приходит к своему хирургу. Но я отвечаю за клинику в целом, а значит — за каждого из своих хирургов, и за каждого их пациента. Поэтому я должна быть в курсе всего. Если честно, не представляю, как по-другому строить работу?! По-другому, на мой взгляд, — это просто непрофессионально и неуважительно к клиентам. И потом, я хирург, а хирург не может жить, чтобы не оперировать.

Корр.: В смысле?

Екатерина Папава: Отберите у ринопласта Бабаяна все его носы, и он не сможет прожить и дня! Это блеск в глазах, азарт, осознание собственного роста — можно называть по-разному. Но если человек правильно выбрал себе профессию «хирург», если чувствует, что может оперировать с хорошими результатами, а сам процесс работы доставляет невероятное удовольствие — такого человека нельзя не пускать в операционную! Он в буквальном смысле не сможет дальше существовать и развиваться как личность. А пациенты, в свою очередь, останутся без первоклассного ринопласта! Увидеть этот потенциал в хирурге и поставить его в операционную твоей клиники — вот залог успеха всего этого непростого предприятия.

Корр.: Вы видите этот потенциал в хирургах «Оттимо»?

Екатерина Папава: Иначе они бы у нас не работали. Повторюсь, с этими специалистами мы работаем не первый год и знаем, на что они способны.

Корр.: Вы сами делаете пластические операции?

Екатерина Папава: Конечно, я оперирую. Я много ассистирую, я стояла за одним операционным столом со многими известными сегодня хирургами: в чем-то они учили меня, а бывали случаи — и я их. Я сама выполняю блефаропластики, лифтинги, липосакции… Я хирург-женщина, поэтому делаю, скажем так, легкие женские операции… Но для меня как для главного врача важнее, чтобы свой профессиональный потенциал реализовывали пластические хирурги, которые полностью посвящают себя хирургии. Моя основная функция — это все-таки руководство клиникой в целом.

Читайте также

Омоложение лица с помощью Cheek-lift Авторская колонка 18.01.2013 4

Комментарии