— ГРУДЬ БЕЗ ШВА. Метод нового времени. Телефон для записи: 8 800 500-98-34
16.11.2006 00:00

Женщина впала в кому после подтяжки лица у Дениса Агапова

В клинике «Медем» случившееся назвали «нетипичным случаем»

Наталия Иволгина
Неудачная подтяжка лица

Почти полгода 46-летняя Светлана находится в коме. Она хотела вернуться домой молодой и красивой — ей это обещали в одной из лучших клиник города.

На следующий день после своего 46-летия Светлана легла в «Международную клинику Медем» на «банальную» пластическую операцию — круговую подтяжку лица. «Никому не говори, вернусь — сами все увидят!» — строго предупредила она мужа. С тех пор друзья Светланы ее не видели — ни помолодевшей, ни прежней. От прежней жизнерадостной женщины ничего не осталось. Она впала в кому. В клинике случившееся назвали «нетипичным случаем». И, по словам мужа пациентки, поставили его перед выбором: или плати немалые деньги, чтобы жена была под должным присмотром, или ищи другую клинику.

Самая лучшая клиника

Они познакомились в Афганистане — Федор тогда был лейтенантом, а Светлана проходила службу по контракту младшей медицинской сестрой в госпитале той самой дивизии, которой командовал нынешний губернатор Московской области Борис Громов. Потом срок службы в Афганистане закончился, они вернулись в Союз и поженились. С тех пор вместе — 23 года.

— Светлана всегда за собой следила. У нас и в делах, и в доме всегда был порядок, — муж Светланы Федор теперь тоже мало похож на себя прежнего. — И ведь ни я, ни сын ни разу не сказали ей, что у нее где-то морщинки появились: Она сама вдруг захотела сделать эту операцию.

Скажем сразу, что Федор и Светлана — люди с достатком. Поэтому могли себе позволить выбрать клинику класса «люкс». Тем более что впечатление от «Медем» у них было самое лучшее. Да и с хирургом, который потом будет оперировать Светлану, у Федора, который уже был пациентом клиники, сложились неплохие отношения. Как-то и зашел вопрос о том, чтобы «омолодить» Светлану. C этого времени, по словам Федора, со Светой стали серьезно «работать» специалисты клиники.

— Знаете, там такой вышколенный персонал!

И потом — приятное дополнение: когда стали разговаривать о стоимости операции по подтяжке лица, в «Медеме» в качестве бонуса предложили еще и липосакцию живота. Как уж тут отказаться!

— Задолго до операции Светлана проходила в клинике комплексное обследование. Тогда терапевт клиники назначил ей аспириносодержащий препарат. Света стала его принимать, но потом вдруг почувствовала дискомфорт. Ей заменили препарат, не отметив, однако, этого в истории болезни. Плавикс Светлана принимала вплоть до операции.

Супругам позвонили из клиники в первых числах мая — доктор Денис Агапов, заведующий отделением пластической хирургии, сам взялся оперировать Светлану. 4 мая женщина сдала все анализы, а 9-го — отпраздновала свой день рождения. Гости заметили, что именинница не приняла ни капли спиртного, они не знали, что на следующий день, 10 мая, уже была назначена операция. Утром Светлана в предвкушении предстоящих приятных изменений во внешности поехала в клинику. 

— Я несколько раз за день связывался с ассистенткой доктора Агапова. Мне говорили — все идет нормально. Потом сказали, что операция прошла — и тоже все хорошо, — рассказывает Федор.

А потом все пошло не так. У пациентки открылось кровотечение и развился отек. Срочно вызвали доктора Агапова.

— Мне все это время не давали никакой информации! Только в два часа ночи позвонил Агапов и сказал, что «не все хорошо получилось», — вспоминает Федор.

Состояние пациентки ухудшалось с каждой минутой. Потом, как рассказывает ее муж, от развившегося отека Светлана начала задыхаться. Интубирование, которое провела бригада, состояние не улучшило. Светлана задохнулась: Была зафиксирована клиническая смерть, но врачам все же удалось запустить сердце. Правда, за это время в результате гипоксии (недостатка кислорода), скорее всего, часть клеток головного мозга погибла. Женщина впала в кому.

Врачебная тайна

— Первое время мне говорили — это защитная реакция мозга, мы поддерживаем вашу жену в медикаментозном сне, — рассказывает Федор о своем общении с врачами «Медема». — Мол, со временем они будут убирать определенные препараты, и Света придет в себя. При этом они утверждали, что клетки мозга не пострадали! И рекомендовали подождать:

Справедливости ради нужно сказать, что отек у Светланы действительно некоторое время спустя сошел. Начали заживать швы. Но пациентка в сознание так и не приходила!

По словам Федора, ему предложили самому вызвать и оплатить врача из Германии — чтобы, так сказать, независимый специалист оценил действия сотрудников клиники «Медем». Врач приехал и: сказал, что все было сделано правильно. А через несколько недель мужу, не отходившему от постели жены, стали намекать — по его словам, весьма непрозрачно, что надо бы заплатить за операцию и все остальное. Вне зависимости от того, чем закончилось дело. В противном случае Светлану переведут в социальную больницу. Это означало бы обречь жену на верную смерть. Поэтому счет на 25 тысяч евро Федор оплатил.

При этом ознакомиться с историей болезни Федору не дают — согласно договору, который подписала Светлана, эту информацию могут предоставить только ей лично или лицу, которому она выдаст доверенность. Но Светлана, уверенная в успехе операции, доверенным лицом не озаботилась:

— За то время, что мне не дают узнать, что именно делали со Светой, историю болезни можно было уже спокойно переписать, — уверен Федор.

Обращайтесь в суд!

У находящейся в коме Светланы от постоянного лежания тем временем развилась куча осложнений, сопутствующих такому состоянию — пневмония, плеврит. При этом за то, что женщина до сих пор находилась в клинике «Медем», от ее супруга, по его словам, требовали денег.

— Я предлагал им разумные деньги — 7 тысяч долларов в месяц, — рассказывает Федор. — Только чтобы за Светой был должный уход. Но мне сказали, что все это стоит в три раза дороже и в противном случае они не смогут заплатить персоналу. А значит, те будут плохо ухаживать за больной.

Но младший медперсонал клиники попался добросовестный — до последнего обихаживал Светлану. И именно кто-то из сестричек сказал Федору, что в организм Светланы почти не поступает пища — из-за плохо наложенной гастростомы. Он и сам видел, что жена тает на глазах, но списывал все на кому. А потом понял, что Света просто истощена — от того, что ее недокармливают. За месяц она потеряла, по словам мужа, больше 10 килограммов! Его же тем временем начали готовить к летальному исходу — говоря о том, что, увы, организм его жены «не такой, как у всех». Будто во время дооперационного обследования этого выяснить было нельзя. На все претензии со стороны несчастного мужа у клиники один ответ:

— Они говорят — обращайтесь в суд!

Тогда Федор решил забрать жену из прославленной клиники «Медем». Но ни одна другая петербургская больница не согласилась принять такую тяжелую пациентку к себе. Только спустя несколько месяцев после того, как Светлана впала в кому, Федору удалось найти больницу, где жене обеспечили бы заботу и уход. Федор вспоминает: когда в «Медеме» узнали о том, что он забирает жену, даже не потребовали оплатить счет за перевозку!

Казалось бы, «нетипичный случай» в клинике «Медем» закончился. Но только не для Федора, который теперь — ни супруг, ни вдовец. И дело не только в том, что он винит врачей известной клиники в своей беде, а те отказываются принимать на себя ответственность за случившееся. Да ладно ответственность — элементарное участие в судьбе своей пациентки.

— Я считаю, что люди должны знать, что их подстерегает в «лучшей» клинике города, — написал Федор в заявлении, направленном в адрес заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по Петербургу и Ленинградской области.

«МК» в Питере «располагает актом проверки, которую провела комиссия Федеральной службы в «Международной клинике Медем» в связи с обращением мужа Светланы. Выводы комиссии таковы, что в лечении Светланы выявлены разного рода «погрешности». Например, «диагностические погрешности» — не выявлен факт приема ею препарата плавикс (запись о котором отсутствовала в истории болезни). Или «тактические погрешности» — несмотря на прием плавикса, операция не была отложена. И, наконец, «организационные погрешности» — комиссия делает вывод, что «отсутствует необходимая координация между разными специалистами в ведении больной — в частности, по отмене препаратов перед операцией»; осматривает больную в день операции один анестезиолог, а проводит анестезию другой. И еще, комиссии не были представлены квалификационные характеристики — сведения о прохождении повышения квалификации за последние 5 лет целого ряда врачей, лечивших Светлану. В том числе — самого хирурга Дениса Агапова и анестезиолога Дмитрия Жарого, бравшего на операцию пациентку. И еще одно заключение комиссии — «лицензионные требования и условия» в элитной «Международной клинике Медем» выполняются не в полном объеме. В связи с выявленными нарушениями руководство клиники привлечено к административной ответственности.

Елена Гусаренко

P. S. На днях Светлану, которая наконец вышла из комы, но по-прежнему не понимает и не осознает происходящее вокруг, в судебном порядке признали недееспособной. Она стала инвалидом первой группы. Как говорится в решении суда, у Светланы со злополучного мая отсутствует «высшая психическая деятельность».

Похожие случаи

— Случай, когда вместо вожделенной красоты и молодости пациенты, решившиеся на «пластику», впадают в кому или вовсе умирают, далеко не редки. Именно вмешательству пластического хирурга приписывают раннюю смерть актрисы Натальи Гундаревой. Тогда никто и предположить не мог, что три часа, проведенные под наркозом, станут для актрисы роковыми и спровоцируют инсульт.

— Несколько лет назад в состоянии комы после несложной пластической операции, проведенной в Самаре также в одной из известных клиник, впала в кому вице-мисс России-1999 Екатерина Сумина. Двое врачей ООО «Лазерный центр», которые сделали девушке неудачную операцию, отделались: шестью месяцами условно и запретом на медицинскую практику в течение полутора и двух лет.

— 23 октября прошлого года в Испании во время пластической операции скончалась 59-летняя супруга президента Нигерии Стелла де Обасанджо. Первую даму Нигерии оперировали в частном центре Молдинг Клиник на фешенебельном курорте Марбелья на юге Испании.

— Еще раньше, в 1981 году, в Мадриде, также во время пластической операции, скончалась бывшая королева Греции Федерика — мать нынешней королевы Испании Софии.

Клиника «Медем»

В самой клинике инцидент предпочитают пока не комментировать.

— Да, был такой случай, — сказал в телефонном разговоре с корреспондентом «МК» в Питере» доктор Агапов. Но по сути беседовать отказался, сославшись на необходимость консультаций с начальством. Потом нам предложили прислать список интересующих вопросов — хотя редакцию интересовал только один: что случилось с пациенткой Светланой? От личной беседы сотрудники клиники почему-то уклонялись. Потом руководство «Международной клиники Медем» и вовсе заняло странную позицию, согласившись отреагировать на наш вопрос: только после выхода материала в газете. Что ж, ждем реакции.

Читайте также

Пластический хирург Денис Агапов Авторская колонка 24.10.2017 5

Комментарии